Использование беспилотников движением «Талибан» как новая тактика в борьбе с правительственными силами

В последние годы боевики радикального исламистского движения «Талибан» (запрещено в РФ) начали активно использовать коммерческие беспилотники для разведки и съемки пропагандистских роликов о боях с афганскими правительственными силами. Однако теперь группировка использует беспилотные летательные аппараты (БПЛА) в качестве нового оружия против них. Заимствуя тактику террористической организации «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ) в Ираке и Сирии, боевики «Талибана» оснащают недорогие, продаваемые в открытом доступе дроны взрывчаткой и используют их для поражения целей. С октября 2020 «Талибан» осуществил атаки с использованием беспилотников как минимум в 6 из 34 провинций Афганистана. В результате были убиты и ранены сотрудники афганских служб безопасности, военная инфраструктура также получила повреждения.

В ноябре 2020 года глава Национального управления безопасности Афганистана (NDS) Ахмад Зия Сирадж заявил, что талибы снаряжали взрывчаткой стандартные беспилотники, находящиеся в открытой продаже. Его комментарии прозвучали спустя месяц после того, как талибы сбросили взрывчатку с беспилотника на территорию резиденции губернатора в северной провинции Кундуз, в результате чего по меньшей мере 4 человека погибли и 8 были ранены. Это стало первой известной атакой беспилотников «Талибана» в Афганистане. С тех пор сообщалось об атаках вооруженных дронов в провинциях Баглан, Балх, Пактия, Логар и Фарьяб.

Во время одной из последних по времени атак 15 января талибы использовали дрон для сброса взрывчатки на военную базу в Кундузе. В результате взрыва были ранены 2 афганских военнослужащих и поврежден военный вертолет. Ранее в январе правительство запретило использование любых типов беспилотников над президентским дворцом в Кабуле.

Остается неясным, почему талибы только недавно начали вооружать находящиеся в их распоряжении коммерческие беспилотники, но этот шаг совпал с активизацией нападений на афганские правительственные силы, несмотря на продолжающиеся мирные переговоры между воюющими сторонами. Наблюдатели считают, что подобная тактика может улучшить боевые возможности талибов и предоставить боевикам мощный инструмент пропаганды.

Несмотря на то, что атаки беспилотников «Талибана» не изменили существенным образом ситуацию на поле боя, ряд экспертов считает, что угроза, которую они представляют, может быть значительной, если устройства используются в оптимальных условиях. У дронов, которые находятся в распоряжении талибов, относительно небольшая грузоподъемность: они могут поднять один или два боеприпаса размером с гранату. Однако они довольно точны в наведении, и, если сбросить боеприпас в нужном месте, последствия могут быть масштабными. «Талибан» может использовать вооруженные дроны для поражения групп военнослужащих, транспортных средств и складов боеприпасов. С беспилотников также можно указывать направление террористам-смертникам, вести артиллерийский огонь и обеспечивать информацией командиров групп боевиков.

В зонах боевых действий используется несколько различных тактик с целью нейтрализовать угрозу вооруженных беспилотников: стрельба по дронам, направленное использование глушителей и физический перехват с помощью сетей или даже хищных птиц. Тем не менее, для успешной реализации вышеперечисленных тактик требуется сначала идентифицировать дрон, учитывая, что талибы часто осуществляют атаки под покровом ночи, и это делает их дроны практически невозможными для обнаружения.

Атаки, осуществляемые с помощью беспилотников, также позиционируются талибами как психологические операции. В последние месяцы боевики и сторонники движения активно загружали в социальные сети видеоролики и фотографии, демонстрирующие их новые боевые возможности. В частности, речь шла об использовании вооруженных беспилотников так называемым «красным отрядом», считающимся элитным подразделением «Талибана», которое отличается от других лучшим оснащением. «Красному отряду» приписывают множество кровопролитных нападений на правительственные силы, по этой причине использование дронов позволяет талибам продемонстрировать, что движение несильно уступает афганским правительственным силам в вопросе передового технологического оборудования. Арсенал боевиков в основном состоит из ракет, минометов, стрелкового оружия, самодельных взрывных устройств (СВУ) и автомобилей, начиненных взрывчаткой.

В то же время, в попытках талибов вооружить небольшие коммерческие беспилотники прослеживается некоторая ирония: напомним, что американские военнослужащие использовали большие беспилотные дроны Predator и Reaper, вооруженные мощными ракетами Hellfire, для уничтожения боевиков в Афганистане. Эти дроны, стоимость каждого из которых превышает 4 млн долларов США, могут преодолевать дистанции длинной до 740 километров и оставаться в воздухе до 14 часов.

«Талибан» использует беспилотники против правительственных сил, несмотря на подписание в феврале 2020 года соглашения с США, направленного на прекращение войны в Афганистане. Согласно сделке, все иностранные войска должны покинуть территорию страны в обмен на контртеррористические гарантии со стороны «Талибана», который, в свою очередь, обязуется разорвать связи со всеми экстремистскими группировками и начать переговоры о постоянном прекращении огня и политическом урегулировании с международно признанным правительством в Кабуле. Очевидно, что боевики выбрали стратегию с использованием БПЛА, стремясь усилить свое влияние в мирных переговорах.

Тактика «Талибана» была заимствована у боевиков ИГ в Ираке и Сирии. ИГ также первоначально использовало беспилотники для разведки, прежде чем осуществлять нападения на иракские и сирийские вооруженные силы. Руководство США были настолько обеспокоено угрозой дронов ИГ, что в 2017 году стартовала программа стоимостью 700 млн долларов по разработке тактики и технологий против огромного парка дронов экстремистской группировки, многие из которых являлись квадрокоптерами. Боевики ИГ наиболее эффективно использовали дроны с боеприпасами в Мосуле, втором по величине городе Ирака, который был захвачен группировкой в 2015 году. Два года спустя поддерживаемые США иракские вооруженные силы отбили город после затяжной и разрушительной кампании. Численность дронов была настолько высока, что они помогали замедлить и даже приостановить штурм города до тех пор, пока их не удавалось нейтрализовать.

Однако «Талибану», вероятно, будет сложно воспроизвести тактику боевиков ИГ, которые наносили удары по позициям в городских районах. Афганские силы безопасности рассредоточены по всей территории страны. В общей сложности насчитывается около 10 000 небольших контрольно-пропускных пунктов, многие из которых находятся в сельских районах. Боевикам будет труднее осуществить внезапное нападение на небольшой контрольно-пропускной пункт на открытой местности, если афганские силы будут осведомлены о возможной угрозе. Тем не менее, дроны могут стать угрозой для более крупных объектов, а также для городских или других плотно населенных территорий. Пока что влияние новой тактики «Талибана» на ход войны в Афганистане остается незначительным, однако ситуация может измениться. В этом случае психологическое воздействие на противника может оказаться даже более актуальным, чем прямое воздействие сброшенных с дронов боеприпасов.

Трудно предсказать, в какой степени талибы будут продолжать использование коммерческих БПЛА и каким образом этому будут противодействовать афганские правительственные силы. Хотя на рынке существует несколько сотен различных систем обнаружения и перехвата дронов, от глушителей до лазерных систем или микроволн высокой мощности, техническая проблема противодействия дронам еще не решена полностью, учитывая, что стоимость таких систем при охвате больших территорий может исчисляться миллионами долларов. Ввиду сокращения финансирования афганских сил безопасности со стороны США, становится сомнительным то, что правительство страны сможет обеспечить себя такими системами.

Попытки препятствовать приобретению «Талибаном» большего количества коммерческих беспилотников могут, по крайней мере, теоретически ограничить их распространение. Однако из-за пористых границ Афганистана запрет на импорт практически невозможно обеспечить. Об этом свидетельствует и то, что, хотя правительство Афганистана еще в 2010 году запретило импорт нитрата аммония – химического вещества, обычно используемого в качестве удобрения, которое также является основным прекурсором для самодельных взрывчатых веществ – большие объемы аммиачной селитры по-прежнему изымаются во всем Афганистане.

Принимая во внимание все вышесказанное, можно сделать вывод, что на данный момент единственной реалистичной мерой является адаптация правительственных сил Афганистана к возможности нападения талибов с помощью коммерческих беспилотников. Чтобы облегчить последствия, афганские вооруженные силы могут обеспечить прикрытие всех огневых позиций и осуществить укрепление построек, достаточное для того, чтобы выдерживать детонации относительно маломощных боеприпасов, которые способны нести и сбрасывать дроны «Талибана». На многих аванпостах в Афганистане такие позиции уже существуют для лучшей защиты военнослужащих от обычных нападений.

55.86MB | MySQL:105 | 0,456sec