О причинах напряженности в торговых и политических отношениях между Турцией и КСА

Неофициальный саудовский бойкот турецких товаров сократил экспорт Турции в КСА до рекордно низкого уровня в январе на фоне дипломатических усилий по восстановлению связей между двумя странами. Согласно данным, опубликованным турецким Союзом экспортеров (TIM), турецкий экспорт в Саудовскую Аравию в январе сократился на замечательные 92 процента-с 221 млн до всего лишь 16 млн долларов в годовом исчислении. В прошлом году Эр-Рияд активизировал свои усилия, направленные против турецкой экономики, после того как турецкий суд принял решение принять два отдельных обвинения против саудовских чиновников, предположительно причастных к убийству саудовского журналиста Джамаля Хашогги в Стамбуле в октябре 2018 года.  Отношения между двумя региональными державами находятся на низком уровне после убийства саудовского журналиста, убийство которого, как полагают в ЦРУ, было заказано наследным принцем КСА Мухаммедом бен Сальманом. С октября саудовское правительство систематически давит на местные предприятия, вынуждая их прекратить или заблокировать  торговлю с турецкими компаниями, а также в ряде случаев убрать турецкие товары со своих прилавков. Статистика свидетельствует о неуклонном замедлении турецкого экспорта с тех пор. В результате годовой экспорт Турции в Саудовскую Аравию в 2020 году сократился на 24%- с  3,1 млрд до 2,3 млрд долларов. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в прошлом году попытался исправить ситуацию, поговорив с саудовским королем Сальманом, и оба согласились провести консультации по этому вопросу. Однако первая встреча министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу со своим саудовским коллегой Фейсалом бен Фарханом в ноябре в конечном счете не изменила ситуацию. «Мы договорились провести вторую встречу для обсуждения этих проблем», — сказал тогда один высокопоставленный турецкий чиновник, выступая анонимно. С тех пор  вторая встреча не состоялась. Не изменила кардинально эту ситуацию и недавние формальное снятие блокады со стороны «арабской четверки» (КСА, ОАЭ, АРЕ, Бахрейн)  одного из ключевых союзников Анкары Катара. Напомним, что после введения блокады Турция поддержала Катар, развернув свои войска в этой стране  Персидского залива.

Бурак Ондер, крупный турецкий производитель и экспортер посуды и кухонной утвари, сообщил турецким СМИ, что экспорт в Саудовскую Аравию почти полностью прекратился, поскольку товары, которые были отправлены в страну, месяцами хранились на таможне без каких-либо официальных объяснений. Один высокопоставленный чиновник Министерства торговли Турции, выступая анонимно, заявил, что, по его данным, время от времени саудовцы пропускают небольшие части турецкого экспорта, удерживаемый на таможне после официальных процедур, но общая проблема все еще остается и никак не решается. Прежде всего, это касается товаров легкой промышленности Турции, что является ключевой статьей турецкого экспорта в КСА. При этом эмбарго бьет и по зарубежным партнерам турецкого бизнеса в этой сфере. Так, в октябре   испанский модный бренд Mango пересмотрел своих турецких поставщиков из-за неофициального эмбарго саудовских властей. Сотрудник этого швейного гиганта сообщил турецким поставщикам по электронной почте, что Эр-Рияд «запретил весь импорт продукции made in Turkey». Mango — один из нескольких европейских и американских модных ритейлеров, имеющих производственные площадки в Турции, включая шведскую H&M и британскую Marks & Spencer. Мустафа Гультепе, глава стамбульской Ассоциации экспортеров одежды (IHKIB), заявил тогда, что все розничные торговцы, производящие товары в Турции для экспорта в Саудовскую Аравию, столкнулись с этими проблемами. «Мы говорим обо всех мировых брендах, которые имеют магазины в Саудовской Аравии, производят в Турции и продают там», — сказал он. При этом срочный визит представителей восьми турецких деловых групп, включая экспортеров и подрядчиков текстильной продукции, в Саудовскую Аравию в октябре прошлого года результата до сих пор не принес.  Один из крупнейших производителей текстильной продукции в Европе и на Ближнем Востоке IHKIB сообщил, что Турция экспортировала около 18 млрд одежды одежды только в прошлом году. На начало неофициального эмбарго Анкара имела положительное сальдо торгового баланса с Саудовской Аравией в прошлом году, экспортируя товаров и услуг на 3,2 млрд долларов, а импортируя около  1,9 млрд.

На этом фоне агрессивная риторика турецких официальных лиц была значительно приглушена в связи с убийством Дж.Хашогги и другими проблемами, которые вызывают трения с Эр-Риядом, такими как отношения Анкары с «Братьями-мусульманами», начиная с конца прошлого года. «У нас нет никакого другого вопроса, кроме дела Хашогги. Пора двигаться дальше», — сказал турецкий чиновник в ноябре прошлого года. В данном случае отметим, что именно «дело Хашогги» с учетом явного намерения серьезных фигур в новой американской администрации использовать это досье с точки зрения давления на Эр-Рияд по вопросу приемлемости фигуры наследного принца Мухаммеда бен Сальмана  в качестве будущего монарха, приобретает особый смысл для саудовского короля и его сына. И в Эр-Рияде явно стараются удержать Анкару от возможных необдуманных действий на этом направлении путем неформального продолжения своего экспортного эмбарго. Вторая точка противостояния (пусть и настолько острого, как в деле Хашогги) – это Ливия. Отношения между двумя странами на сегодня серьезно осложнены  из-за конкурирующих региональных интересов в этой стране.

55.81MB | MySQL:105 | 0,451sec