Ливия: об уничтожении под Себхой эмиссара «Аль-Каиды» О.аль-Махмуди

На фоне скромных политических достижений, демонстрируемых политиками Киренаики в ходе процесса переформатирования ливийского политического пространства, единственное, чем могут похвастаться ее представители, это ситуация, связанная с тем, для чего, в общем-то, Х.Хафтара вызвали в 2013 году из небытия и отправили в Бенгази. Тогда обстановка на востоке Ливии грозила выйти из под контроля в смысле почти полной анархии и разгула с одной стороны уголовных бандитских группировок из числа вчерашних «революционеров» и, с другой, идейных террористических формирований, всех радикальных оттенков и направлений, существовавших на внешние финансы, поступавшие от Саудовской Аравии, Катара и ОАЭ. В зависимости от того, кто кому выражал лояльность. При этом «умеренные революционеры» с какого-то момента начали просто уничтожаться физически, все, кто мог продемонстрировать мало-мальски организованную деятельность: в основном, бывшие военные и сотрудники органов внутренних дел и безопасности, дезертировавшие из рядов СВН Джамахирии. Причины такого развития событий были банальны: почти полная бескормица, когда в результате распада управленческих контуров Джамахирии, восток страны остался почти без средств к существованию: перестали поступать пенсии, пособия и перечисляться зарплата, закрылись большинство филиалов ливийских банков, кроме пары местных. Править стали посредством вооруженной силы и, поскольку, вакуум власти и закона на востоке Ливии стал приобретать в те дни характер абсолютный, туда же хлынули многочисленные эмиссары радикальных исламистских течений и их приверженцы с сопредельных территорий Египта, Чада и Судана.

Террористы без колебаний обращались за помощью к любой группе или организации, независимо от ее идеологии или принадлежности, чтобы сформировать силу, достаточную для достижения своих общих интересов в течение ограниченного периода времени. В Ливии ячейки террористического государства «Исламского государства» (ИГ) и «Аль-Каиды» (запрещены в РФ) в какой-то момент объединились для борьбы с отрядами спешно формируемой Ливийской национальной армии после того, как те (все-таки, бывшие военные, как никак) нанесли им тяжелые удары, которые несколько стабилизировали обстановку и приостановили распространение хаоса по всему востоку страны. Местные террористические организации в Ливии, к слову, достаточно малочисленные, не были удовлетворены союзом друг с другом, они скорее использовали иностранных террористов, которые стекались в страну после событий 2011 года, и последнее слово, как правило, быстро стало за этими пришлыми, которые заняли руководящие посты и получали вознаграждение от спонсоров в твердой валюте, назначив себя эмирами, судьями, законодателями и должностными лицами различных офисов организаций. Эти террористические группы, индивидуально и коллективно, совершили большое количество массовых убийств и преступлений против ливийцев, элиты которых отрицали до того момента их существование, и неоднократно заявляли, что терроризму нет места в Ливии, и их страна не будет инкубатором для этого явления. Среди этих преступлений, совершенных террористическими группами, была резня на авиабазе Бирак аш-Шати в мае 2017 года, в ходе которой было убито 148 гражданских лиц и военнослужащих, а преступники думали, что они останутся безнаказанными за совершение этого преступления. На прошлой неделе ливийские военные источники объявили об убийстве террориста Омара Абдина аль-Махмуди, лидера чадской оппозиции, связанной с «Аль-Каидой», на юге Ливии. Согласно Sky News Arabia, что О.аль-Махмуди был убит во время вооруженного столкновения с патрулями ливийской армии после его попытки проникнуть через Себху в сопровождении 4 своих спутников.

О.аль-Махмуди имел прямые связи и контакты с «Аль-Каидой» в Магрибе и был одним из активных ее пособников, отвечавшим за перемещение оружия и наемников, а также всего, что необходимо террористической организации в районах, в которых она может свободно действовать в пределах Ливии, Нигера и других соседних стран, Алжира, например. Его появление в Себхе отражает рост активности «Аль-Каиды» в этом регионе, считает египетский журналист Ахмед Султан, специализирующийся на политических проблемах ислама, утверждающий, что возвращение аль-Махмуди в Ливию было связано с ливийскими ополченцами, сотрудничающими с «Братья-мусульманами» (запрещены в РФ), объясняя в специальном интервью для Sky News Arabia, что эти две организации четко согласовывают свои действия, например, во время того же нападения в мае 2017 года. А.Султан подчеркивает, что существуют тесные отношения между ополченцами, связанными с «Братьями-мусульманами» с местным отделением «Аль-Каиды» и связанными с ней группами, и это может быть объяснено в контексте подготовки определенных операций, направленных на текущий политический процесс, и попыток спровоцировать новый ливийский кризис. Египетский журналист продолжает: «Атака на аль-Махмуди свидетельствует о разведывательных и военных разработках, достигнутых Ливийской национальной армией, а также ее способности отслеживать и нацеливаться на лидеров и сторонников «Аль-Каиды», ИГ и связанных с ними групп». В завершении, он высказал такое предположение: «Я ожидаю, что убийство Омара аль-Махмуди подорвет сеть контрабандистов и материально-техническую поддержку, связанную с «Аль-Каидой» в Ливии, что повлияет на организацию на тактическом уровне, по крайней мере, в текущий период».

Считать, что гибель аль-Махмуди окажет значимое влияние на активность местных террористических ячеек, на наш взгляд, было бы преувеличением. Главным фактором в ситуации на юге Ливии продолжает быть кланово-племенной, он же определяет нейтральное, дружественное отношение, либо враждебное отношение местных вооруженных племенных формирований, то союзных ЛНА, то, признающих ПНС, а, зачастую, действующих сами по себе. Тем не менее, сокращение числа таких деятелей, как О.аль-Махмуди, неважно, кто его осуществил, местные ополченцы или рейдово-патрульная группа ЛНА, есть событие положительное.

Тем не менее, общий уровень террористической угрозы в Ливии, вне зависимости он того, связана она с «Аль-Каидой» или ИГ, или общим уровнем милитаризации населения и аморфностью существующих на данный момент, большей частью, квази-государственных институтов, остается крайне высоким. Недавний инцидент с главой МВД ПНС Ф.Башагой тому подтверждение.

22 февраля, Европейский союз выразил обеспокоенность инцидентом, связанным с безопасностью, который произошел с кортежем министра внутренних дел ПНС Фатхи Башагой. В своем заявлении ЕС призвал всех участников «успокоиться и остановить эскалацию в это особенно сложное время, а также провести всестороннее расследование для определения виновных в этом опасном инциденте». «Такие действия являются актуальным напоминанием о важной работе, которую еще предстоит проделать по ликвидации преступных групп в соответствии с соглашением о прекращении огня, заключенным в октябре прошлого года, и передаче полного контроля над сектором безопасности в руки законных властей», — говорится в заявлении ЕС вместе с призывом ко всем ливийским сторонам избегать разногласий и придерживаться политического процесса, который приведет к выборам 24 декабря. ««Дорожная карта» Форума ливийского  политического диалога и соглашение о прекращении огня, подписанное 23 октября 2020 года, являются единственным путем вперед» – считают в Брюсселе.

Сам Фатхи Башага 21 февраля, что он «пережил хорошо спланированное покушение». В интервью для Reuters он добавил, что «на его конвой начала нападать машина, и люди в машине открыли огонь». Это привело к перестрелке, в которой один из его телохранителей и один из нападавших были убиты. Башага отметил, что «это не было случайностью, но все было хорошо спланировано». «Его охранники погнались за машиной, и она перевернулась», — сказал он, добавив, что «они арестовали двух человек, один из которых разыскивается полицией». Министерство внутренних дел ПНС выступило с заявлением, в котором говорилось, что «бронированная машина открыла огонь прямой наводкой по колонне министра внутренних дел из автоматического оружия, но сотрудники службы безопасности, отвечающие за охрану министра внутренних дел, отбили атаку». В свою очередь, в заявлении Управления стабильности и безопасности говорится, что «охранники Башаги открыли огонь по одной из машин Управления, когда та проезжала мимо конвоя». Конечно, представить себе, что на конвой МВД предпримет атаку один пикап Toyota Hilux и четыре человека, действующих против почти трех десятков телохранителей Ф.Башаги с тяжелыми пулеметами, сложно. Тем не менее, сам по себе случай, когда представители конкурирующих силовых структур открывают друг по другу огонь из-за того, кто кому должен уступить дорогу, достаточно показателен. На фоне этого, персонажи, подобные уничтоженному О.аль-Махмуди еще долгое время будут себя чувствовать в Ливии достаточно вольготно.

55.84MB | MySQL:105 | 0,467sec