Иран обеспокоен работами на израильском ядерном реакторе в Димоне

Международная организация, называющаяся PFM, отслеживающая атомную деятельность  на глобальном уровне,  в частности – процессы обогащения урана и создания его оружейного запаса,  опубликовала в последние дни информацию о том, что уже в течение примерно двух лет Израиль, в  глубокой тайне от  мирового сообщества, ведет строительно-монтажные работы на реакторе в Димоне, расположенном на юге страны в пустыне Негев. Публикация была перепечатана многими, в том числе  и израильскими СМИ. В публикации проводится мысль о том, что еврейское государство работает над расширением своей ядерной активности, и с этим как раз и связаны проводимые работы.  PFM снабдила свою публикацию фотографиями аэрофотосъемки, косвенно подтверждающей такие предположения.  Как видно, работы проводятся с западной и южной стороны реактора, что наводит авторов публикации на мысль о том, что запланировано его расширение. Никаких подробностей  об этом  публикация не предоставляет. Хотя работы, судя по статье, идут почти два года, информация в СМИ появилась впервые.  Отметим, что атомная активность является самой засекреченной сферой  деятельность в Израиле, не допускающей никаких утечек данных, тем более – фотографий.  Израильская цензура очень жестко реагирует на все возможные утечки информации в вопросах безопасности страны, к которым как раз и относится ядерная  деятельность.  Израиль до настоящего времени  никогда не подтверждал официально никаких данных, связанных с его атомным потенциалом. Основателем и инициатором развития этой сферы был покойный президент страны Шимон Перес, которому приписывают создание реактора в Димоне порядка 60 лет назад, когда он занимался этим в Министерстве обороны.  СМИ Израиля любят цитировать его слова, которые он произнес, став главой правительства: «Израиль не будет первой страной региона Ближнего Востока, пустившей в ход это смертоносное оружие». В международных СМИ до сих пор реактор в Димоне именуют реактором Переса.

Шесть лет назад один из американских исследовательских центров озвучил информацию о том, что  Израиль имеет 115 ядерных боеголовок, готовых к применению.  Арабские СМИ в последние годы также не раз делали достоянием публики данные о том, что у Израиля  на вооружении есть более 200 боеголовок.  Кроме того, по утверждениям зарубежных СМИ, Израиль накопил примерно  660 кг оружейного  плутония, чего может хватить на производство новых  атомных  бомб.  Более 50  лет назад Израиль провел успешное испытание первого средства доставки атомного оружия — ракет, которые   постоянно модернизируются. Сегодняшний вариант ракеты называется «Иерихон». Достаточно известным фактом является и наличие у Израиля военных кораблей и подводных лодок, оснащенных оружием с атомными боеголовками.  Отметим, что Израиль никогда официально не реагировал ни на какие сообщения о своем ядерном проекте. Так произошло и на этот раз.  Израильская общественная фарсиязычная радиостанция «Пайамэ Эсраиль», ссылаясь на свои конфиденциальные источники, сообщила, что  цель ведущихся на объекте в районе Димоны строительных работ состоит не в модернизации существующего реактора, а в создании нового, отвечающего современным требованиям.  Новый реактор заменит старый, созданный  полвека назад, и уже давно морально устаревший. Это устранит опасения, связанные с возможностью аварий, способных нанести серьезный экологический ущерб этому региону Израиля.

В этой связи отметим, что Исламская Республика Иран не раз заявляла, что готова уничтожить Израиль при помощи ядерного оружия, а экс-президент ИРИ Али-Акбар Хашеми-Рафсанджани  неоднократно в своих пятничных проповедях заявлял, что для уничтожения «сионистского образования» достаточно всего одной бомбы».  Израиль не является участником Международной  конвенции по запрещению распространения атомного оружия NPT, за что постоянно подвергался осуждению. При этом  руководители еврейского государства всегда заявляли, что в тот день, когда на Ближнем Востоке установится прочный и постоянный мир, и все страны станут добрыми соседями,  он примет все условия этого международного договора.  Начав примерно тридцать лет назад работы по созданию неконвенционального оружия, Иран  постоянно старается при любом удобном случае  осудить наличие у Израиля атомного оружия,  пытаясь тем самым найти повод для необходимости обзаведения собственными ядерными арсеналами. Но мировое сообщество принимает логику Израиля, и в последние годы не отмечены случаи давления на Израиль в этой связи.

Публикация о возможных работах на реакторе в Димоне  совпала по времени с беспрецедентным международным давлением  на Иран с тем, чтобы он прекратил свою деятельность по реализации ядерной  программы, имеющей, как полагают, военный компонент и рассчитанной на выход на обладание атомным оружием.  Для Ирана, разумеется, создалась возможность обвинить Израиль в том, что он обманывает мировое сообщество, убеждая всех в вероломности Ирана, а сам в это время модернизирует свою ядерную программу. Именно в этом состояла реакция иранского «отца» венских договоренностей – СВПД,   главы МИД ИРИ Мохаммада Джавада Зарифа. Он предложил Западу, вместо того, что брать под прицел иранскую ядерную программу, перевести свое внимание на  Израиль и внимательно разобраться, что происходит там в этой сфере, и попытаться помешать продвижению  израильского атомного проекта. Обращаясь в своем аккаунте в социальной сети Twitter к лидерам стран Западной Европы и США, иранский министр   написал: «Вас не беспокоит такой шаг сионистского государства?». Это  далеко не первый  случай, когда Иран, пытаясь оправдать или представить в выгодном для себя свете национальную ядерную программу реально военного назначения, переводит стрелки на Израиль, утверждая, что именно оттуда исходит основная опасность использования неконвенциональных  вооружений.  Так происходит последние несколько десятилетий, когда Иран, подписавший  NPT, и обязанный создать режим прозрачности при любой атомной активности, не раз вводил в заблуждение мировое сообщество, тайком от него, маскируя свою атомную активность мирными программами, осуществлял секретные работы по обогащению урана,  проектируя и строя центрифуги и не ставя об этом в известность МАГАТЭ.   Многие из ныне широко  известных иранских атомных объектов, например в Натанзе, Исфахане, Араке, Фордо,  никогда бы не стали известными МАГАТЭ, не займись этим иранские оппозиционные организации типа Сазманэ Моджахединэ Халкэ Иран ( Организации борцов иранского народа), предоставившие ценой неимоверных усилий  многочисленные материала по их истинной деятельности.

Коснемся в заключение одного любопытного факта. В период нахождения у власти в Иране последнего шаха Мохаммада-Резы Пехлеви,  Иран и Израиль связывали довольно тесные отношения.  Одной из сфер сотрудничества были разработки как раз в сфере ядерной энергетики. Израиль, столь обеспокоенный сегодня развитием иранской ядерной программы, имел прямое отношение к ее разработке на ранних стадиях и тогда предлагал Ирану помощь в ядерных разработках и строительстве ядерных реакторов для первенца его атомной энергетики. Когда Ш.Перес был заместителем министра обороны, он встречался в Тегеране с иранским шахом и предлагал израильское содействие в строительстве атомного реактора в Бушере. Идея сотрудничать в этой сфере с Израилем возникла у иранцев в 1968 г., после участия в международной научной конференции, которая проходила в Тель-Авиве. В дальнейшем, во второй половине 1970-х гг., Израиль стал одной из стран, стоявших у колыбели создания в Иране атомной энергетики и применения ядерных технологий в различных сферах иранской национальной экономики. Специалисты из израильских атомных центров в Димоне и Сореке в соответствии с двусторонним соглашением помогли Ирану до начала Исламской революции 1979 г. заложить фундамент атомного реактора в южноиранском городе Бушире и создать проект технико-экономического обоснования создания исследовательского реактора в Исфахане.  Ныне в это верится с большим трудом.

55.75MB | MySQL:105 | 0,522sec