О мерах по укреплению морской и сухопутной границы Греции с Турцией

Греция ожидает ответа Турции по поводу даты продолжения зондирующих контактов в Афинах после их 61-го раунда, который состоялся 25 января в Стамбуле. Об этом греческий премьер-министр Кириакос Мицотакис заявил в интервью греческому телеканалу «Скай», которое транслировалось в среду 10 февраля.  Мицотакис подчеркнул, что острая риторика руководства Турции с обвинениями в его адрес, возможно, объясняется внутриполитическими причинами, хотя он и не недооценивает ее влияние на формирование хорошей атмосферы между двумя странами. «Мы начали зондирующие контакты [с Турцией]. Мы пригласили наших турецких собеседников приехать в Афины, и мы находимся на этапе, когда мы предложили им даты и ждем их ответа. Тема зондирующих контактов конкретна — разграничение морских зон в Эгейском море и Восточном Средиземноморье», — подчеркнул глава правительства.  По его словам, имеется у этих дискуссий и европейский контекст, так как на мартовском саммите ЕС будет представлен отчет о прогрессе в отношениях с Анкарой, в котором будет отражено общее поведение Турции. «Он откроет перед Турцией позитивную перспективу, и он должен ей ее открыть, но он также установит предпосылки и условия, при которых эта так называемая позитивная повестка дня может быть реализована», — пояснил Мицотакис.
Премьер отметил, что у Греции имеются очень хорошие союзники. «Греция — член Евросоюза. Когда Турция говорит нам, что «вы не знаете, к чему вы принадлежите», мы говорим, нет, мы принадлежим к Европейскому союзу, и Европа вместе с нами в этих усилиях. Мы знаем, как защитить свои права. Мы на практике показали, что можем заключать взаимовыгодные соглашения на основе международного права. В то же время мы уже доказали, что мы защищаем как наши границы в [пограничной с Турцией области] Эврос, так и усиливаем наши сдерживающие возможности, не спрашивая и не получая разрешения ни от кого», — сказал Мицотакис, добавив, что такие темы, как выдвигаемые Турции претензии по поводу демилитаризации греческих островов и так называемых серых зон в Эгейском море, «для Греции не существуют».  25 января в Стамбуле состоялся 61-й раунд зондирующих контактов между Грецией и Турцией, нацеленный на выявление точек сближения между сторонами. Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу заявил 27 января, что зондирующие переговоры между Анкарой и Афинами прошли «в благоприятной обстановке». По итогам раунда в Стамбуле было принято решение о проведении очередной встречи в Афинах. Греция и Турция договорились возобновить так называемые зондирующие контакты между двумя странами, которые должны позволить выработать основу для переговоров по проблеме разграничения морских зон (морского шельфа и исключительных экономических зон). До этого в течение 14 лет были проведены 60 раундов таких контактов, которые были прерваны в 2016 году по инициативе турецкой стороны. Контакты тогда так и не привели к каким-либо подвижкам. Турция теперь заявляет, что хочет, чтобы в рамках зондирующих контактов обсуждались все ее претензии к Греции, включающие и отказ от расширения Грецией территориальных вод с 6 до 12 морских миль, уменьшение зоны полетной ответственности Афин над Эгейским морем с 10 до 6 морских миль, демилитаризацию греческих островов, положение турецкого меньшинства и мечетей на территории Греции и так далее. Афины же настаивают, что предметом зондирующих контактов может быть только разграничение морских зон. В этой связи следует отметить, что никаких серьезных результатов нынешние зондирующие переговоры не принесли, и самое главное – они не смогли восстановить хоть в какой-то внятной степени достаточный уровень доверия между сторонами для начала обсуждения по-настоящему компромиссного решения. Более того, ЕС, похоже, решил выбить из-под ног Анкары еще один ее очень весомый  переговорный козырь в лице так называемого «миграционного шантажа». До Брюсселя видимо дошло, что обустраивать и укреплять свои собственные границы гораздо эффективнее, чем платить миллиарды Анкаре за «обустройство беженцев» на ее территории. А если точнее – перманентно откупаться от турок при постоянно росте их аппетитов.

Именно в этом контексте надо рассматривать сообщения о том, что Греция разместит радары и камеры с дальностью действия до 15 км вдоль своей сухопутной границы с Турцией, чтобы предотвратить нелегальную миграцию в Европу.  В сообщении говорится, что 11 современных камерно-радиолокационных комплексов, которые были заказаны в 2019 году, будут установлены ближе к концу мая. Афины также закупили устройства для анализа данных, предоставляемых системами наблюдения, — 15 млн евро (18,18 млн долларов) от общей стоимости, как сообщается, финансируется Европейским Союзом, — и установили их на четырех пограничных станциях. С 2015 года Греция является транзитной страной для многих мигрантов, стремящихся попасть в Европу. Соглашение было заключено между официальными лицами Турции и ЕС в 2016 году, когда ЕС согласился заплатить Турции, чтобы остановить въезд беженцев и мигрантов в Европу. Но напряженность между Анкарой и Афинами вновь возросла в марте прошлого года, когда президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган временно открыл границу своей страны с Грецией, разрешив беженцам и мигрантам свободно проникать в Европу. Турецкое правительство, таким образом, пыталось донести до ЕС, который закрывал глаза на сирийские и российские военные операции по возвращению захваченной повстанцами провинции Идлиб на севере Сирии, что миллионам беженцев некуда бежать, кроме как в Турцию. Рискнем предположить, что помимо этого, таким образом, Анкара пыталась поторопить Брюссель с выплатой очередного транша за прием беженцев.  Этот шантаж на фоне общего кризиса отношений вынуждает ЕС и греческое правительство продолжать принимать меры по ужесточению границы. Греческое правительство продолжает строительство стены длиной 26,5 км и высотой 4,5 метра, которая обойдется в 63 млн евро (76,36 млн долларов). Правительство завершило строительство только 2,3 км стены. Греческая полиция также теперь имеет два мобильных акустических устройства дальнего действия (LRAD), которые могут быть использованы в качестве звуковых пушек. LRAD имеет дальность действия 2 км и может вызвать постоянную глухоту из-за своей высокой громкости.

Турция несколько раз обвиняла Грецию в том, что она не демонстрирует надлежащего отношения к нелегальным иммигрантам. Министерство внутренних дел Турции опубликовало кадры, на протяжении многих лет демонстрирующие систематические усилия по депортации иммигрантов в ходе операций по сдерживанию. В прошлогоднем докладе Der Spiegel говорилось, что греческие пограничники заставляют большое количество мигрантов и беженцев возвращаться в море, иногда стреляя по их лодкам при содействии Агентства по охране границ ЕС Frontex. В этой связи надо особо отметить, что эта позиция Афин является, судя по всему, консолидированной, но сильно не афишируемой политикой Брюсселя в целом. Политика Афин по укреплению своих границ и своевременному перехвату потоков  беженцев для их возвращения на родину в данном случае является прямым следствием успешных аналогичных действий Италии.  До решения суда ЕС в 2012 году, которое признало Италию виновной в принудительном возвращении беженцев или просителей убежища в страну, где они могут подвергнуться преследованию, итальянские суда перехватывали мигрантов, пытающихся пересечь границу, и отправляли их обратно в Ливию. Хотя Италия считала Ливию безопасным портом высадки, Европейский суд по правам человека этого не сделал. Риму тогда  пришлось пересмотреть свою стратегию. После 2017 года итальянские власти начали подготовку и оснащение опосредованных сил — ливийской береговой охраны, состоящей из бывших ополченцев и контрабандистов, — для охраны своих границ. То же самое Брюссель делал и в Судане, где он нанимал через правительство иррегулярные формирования «джанджавидов», которые перехватывали мигрантов на судано-ливийской границе. Итог: в следующем году 2018 году приток мигрантов в Италию сократился на 80%. Согласно докладу Amnesty International примерно 60 000 мужчин, женщин и детей были захвачены в море и высажены в Ливии с 2016 года, часто для того, чтобы быть помещенными в произвольное заключение, где они подвергаются пыткам или даже полностью исчезли. Италия действует не в одиночку. За его спиной негласно стоит Евросоюз. Брюссель направил 91,3 млн евро (109,7 млн долларов ) через Целевой фонд для Африки на укрепление ливийской береговой охраны. Как следствие, Alarm Phone сообщил о 12-процентном росте перехватов в 2020 году. По их оценкам, в 2020 году Ливию пытались покинуть 27 435 человек, 11 891 из которых были перехвачены так называемой ливийской береговой охраной и возвращены обратно в Ливию. Эта же группа также зафиксировала рост числа исчезновений беженцев после их перехвата и высадки, сообщив, что «более половины из более чем 6200 человек, которые вернулись в Ливию в этом году,… остаются неучтенными». На этом фоне Международный Комитет спасения (IRC) сообщил о «тревожном2 росте числа заключенных в центрах содержания под стражей в Ливии. По его данным, в одном из центров содержания под стражей в Триполи за последние две недели сентября число заключенных увеличилось с 23 до более чем 1000 человек, несмотря на то, что в настоящее время они могут принимать и кормить только 150 человек в день. Как следствие,  Европейское агентство защиты границ Frontex зафиксировало рекордно низкое число мигрантов, пытающихся попасть в ЕС в 2020 году на фоне пандемии коронавируса. Эти данные косвенно подтверждаются данными ООН,   о пропавших мигрантах, в котором зафиксировано снижение числа погибших с 1262 человек, совершивших эти пересечения в 2019 году, до 977 человек в 2020 году. Этот ливийский опыт вряд ли применим в случае с турецким миграционным коридором. Отсюда и максимальное техническое и физическое укрепление морской и сухопутной границы Греции с Турцией.

55.76MB | MySQL:105 | 0,452sec