О перспективах отношений Сербии и Косово в контексте интересов Израиля

В последнее время наблюдается активизация на сербско-косовском треке. В понедельник переговоры Белграда и Приштины отметили свой 10-летний юбилей. За несколько дней до этого от лица Евросоюза были сделаны заявления, обещающие возобновить консультации до лета текущего года. Ранее в феврале Косово отпраздновало 13-ю годовщину провозглашения независимости, на фоне которой в частично признанной республике прошли выборы в парламент, завершившиеся победой движения «Самоопределение». Усилия последнего по формированию правительства в настоящий момент воспринимаются в Брюсселе как основной фактор, который позволит перезапустить переговорный процесс. Наконец, эксперты прогнозируют интерес администрации Дж.Байдена к балканской проблематике.

Все сказанное выше предопределяет внимание Иерусалима  к отношениям Приштины и  Белграда. Прежде всего, учет данной тематики связан с тем, что ранее теперь уже экс-президент Соединенных Штатов Д.Трамп включил нормализацию с Израилем в согласованные под патронажем американской администрации сербско-косовские договоренности. При этом Дж.Байден внес изменения в восприятие переговорного процесса, поставив во главу угла не экономические контакты, а политическое признание. Однако текущая ситуация такова, что для израильской стороны приоритетное значение в рамках данной группы вопросов должен иметь все же не американский, а европейский вектор сербско-косовских отношений.

Подобное ранжирование объясняется несколькими причинами. Во-первых, в последних комментариях, приуроченных к упомянутым выше годовщинам, представители ЕС неоднократно подчеркивали, что ключевым элементом работы над соглашением Белграда и Приштины является необходимость выработки четкого пути их интеграции в Евросоюз. Такой сценарий вписывается в курс руководства частично признанной республики. Исполняющий обязанности премьер-министра Косово А.Курти в середине прошлой недели заявил, что надеется на развитие взаимодействия с Израилем на различных направлениях, получив приглашение от израильского контрпартнера Б.Нетаньяху посетить открытие посольства республики в Иерусалиме. Однако заместитель А.Курти в движении «Самоопределение», исполняющий обязанности главы МИД Г.Коньюфка отметил, что открытие посольства Косово в Иерусалиме было недальновидным решением, а потому его размещение в израильской столице, официально не признанной ЕС в качестве таковой, возможно лишь до момента интеграции Приштины в организацию. По словам Г.Коньюфка: «Если наше присоединение к Европейскому союзу будет обусловлено изменением местоположения (посольства в Иерусалиме – авт.), то это придется пересмотреть».

Наконец, одной из установок движения «Самоопределение» является воссоздание т.н. «Великой Албании», которая помимо Косово должна включать в себя часть территорий современной Сербии, Черногории и Северной Македонии. Подобная риторика, разумеется, негативно сказывается на европейских амбициях как Приштины, так и Тираны. О переговорах по интеграции в Евросоюз Косово речь пока не идет, а вот Албания пытается влиться в единую Европу не один десяток лет, и в 2014 г. официально получила статус кандидата. Вместе с тем шансы на скорое завершение этого процесса малы, поскольку крупные европейские игроки, такие как Германия и Франция, с точки зрения обозревателей, в текущем и следующем году будут заложниками собственных внутриполитических проблем, таких как выборы, пандемия коронавируса и борьба с правым популизмом, что предопределяет сдержанность по поводу расширения списка участников ЕС.

На фоне этих процессов в Албании растет евроскептицизм, напоминающий ситуацию в Турции. Анкара, в свою очередь, пытается затормозить открытие косовского посольства в Иерусалиме. Таким образом получается, что при успешной реализации амбиций по интеграции Косово в ЕС, представляющих собой, как кажется, все же долгосрочную перспективу, Приштина там будет взаимодействовать прежде всего с Тираной, у которой пока нет четкой программы взаимодействия с другими, особенно влиятельными игроками в Брюсселе. В противном случае вероятен дрейф Албании и Косово в сторону Турции. И тот и другой вариант развития событий не вписывается в израильскую стратегию воздействия на ЕС через субрегиональные группы государств.

А вот Сербия в такой расклад вполне может быть включена за счет «Группы Крайова» в составе Румынии, Болгарии, Греции и Сербии. По сути этот альянс в будущем способен стать внутри Евросоюза второй «Вышеградской четверкой». Более того, потенциально это объединение может оказаться и более влиятельным в лоббировании интересов ближневосточного партнера в силу того, что общность задач Израиля и Греции в Средиземноморье в рамках «Вышеградской группы» аналогов не имеет, а историческая политика не оказывает столь серьезного негативного влияния на актуальный политический диалог как в случае с Польшей. Однако в текущих условиях Белград предпочитает тактику давления, на фоне израильско-косовских шагов тормозя собственное решение о посольстве. Хотя в целом по своей сути политика Сербии не отличается от косовской, поскольку в обоих государствах понимают необходимость увязывать свои действия на ближневосточном треке с общеевропейским подходом к конфликту между палестинцами и израильтянами.

Таким образом, в некотором смысле сложилась патовая ситуация, выходом из которой может стать активизация на сербско-косовском направлении кого-то из членов ЕС, что одновременно позволит добиться реального прогресса в отношениях Иерусалима с Приштиной или Белградом. В подобном качестве может выступить Австрия, которая имеет довольно тесные связи с Косово. Подобный расклад благоприятен для Израиля. Во-первых, Вена имеет собственный интерес к Иерусалиму, что подчеркивают многочисленные раунды общения глав правительств в период пандемии. Во-вторых, Австрия находится в контакте с дружественной ближневосточной стране «Вышеградской четверкой». Соответственно, именно канцлер С.Курц, а не А.Меркель или Э.Макрон, воспринимается сегодня как политик, способный примирить между собой европейский Восток и Запад. В-третьих, у австрийской стороны есть опыт поддержки не только Приштины, но и Тираны, что может позволить предотвратить там рост евроскептицизма и укрепление Турции. В-четвертых, инициативы по содействию этим государствам таковы, что могут быть интегрированы с программами израильского МАШАВа. В-пятых, Австрия рисует для потенциальных новых членов ЕС хороший паттерн поведения в отношении Израиля в контексте общей линии Брюсселя. Так, в мае 2018 г. посол страны в Израиле М.Вайс заявил, что представительство Австрии свою локацию менять не намерено, хотя он посетил торжественные мероприятия, организованные Соединенными Штатами по случаю решения о переводе их дипмиссии, где из европейских коллег ему компанию составили лишь представители Венгрии, Чехии и Румынии. Более того, австрийский дипломат подчеркнул, что подобные встречи носят «светский» характер, а не политический, а потому вполне подходят для того, чтобы через участие в них демонстрировать поддержку Израиля, который имеет все основания считать Иерусалим своей столицей.

Второй страной, способной изменить ситуацию в лучшую строну и для самих Балкан и для израильских интересов там, является Греция. На фоне нормализации между Приштиной и Иерусалимом в Афинах стали звучать голоса, отстаивающие идею признания Грецией суверенитета Косово. Афины могут оказаться своего рода образцом, как минимум, для Кипра и Румынии, а не исключено, что и для всего блока государств ЕС, выступающих против автономии края, куда также входя Словакия и Испания. При этом изменение курса по израильской модели позволит им стабилизировать конфликт, мешающий евроинтеграции Сербии, что возвращает нас к рассмотренным выше соображениям, касающимся потенциала «Группы Крайова».

В целом на текущем этапе, несмотря на позитивные заявления с израильской и с косовской стороны, процесс сближения Иерусалима с Приштиной, равно как и Белградом, запущенный президентом Д.Трампом, близок к тупику, поскольку достижения на одном треке блокируют работу на другом. Как в Израиле, так и на Балканах большие ожидания возлагают на администрацию Дж.Байдена, что связано  с его амбициями укрепить диалог с Европой. Не последнюю роль здесь играет и профессиональный опыта его ныне покойного старшего сына Джозефа «Бо» Байдена, которому самому прочили пост президента: он работал в Косово по линии ОБСЕ.

Однако в действительности успех самих переговоров и отношений сторон с Израилем в большей степени зависит от ЕС, поскольку, даже если в будущем при поддержке США участники конфликта смогут добиться прогресса в нормализации контактов, их интеграция в Евросоюз со свойственными его мэйн-стриму установками по палестино-израильской проблеме рискует негативно отразиться на интересах ближневосточной страны. В этой связи для Иерусалима важно поддерживать вовлеченность в сербско-косовские дела дружественных ему участников ЕС с тем, чтобы в будущем Приштина и Белград оказались в субрегиональных группах, отстаивающих израильские позиции.

52.53MB | MySQL:104 | 0,400sec