Космическая программа Турции. Часть 6

Продолжаем анализировать Космическую программу Турции, анонсированную президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом 9 февраля с.г. Часть 5 нашего обзора доступна по ссылке http://www.iimes.ru/?p=76266.

Напомним, что мы остановились на турецкой программе создания региональной системе позиционирования в режиме реального времени – аналога GPS и ГЛОНАСС.

Об этом совсем не говорят в отечественной экспертной среде, как о факторе интеграции вокруг Турции ряда бывших (тюркских) республик СССР, ныне независимых государств. Тем не менее, не стоит упускать из виду и такое измерение турецкой деятельности.

А то все внимание сфокусировано, допустим, на переходе бывших республик СССР с кириллицы на латиницу. Конечно, последний имеет огромное значение с точки зрения переписывания культурного кода и как написали в одном турецком издании «стирания Советского прошлого».

Однако, получение координат объектов в пространстве – времени, в том смысле, что откуда они берутся, имеет критическое значение не только для «таксистов», заблудившихся в городе, но и для обороноспособности страны в целом. Не только Турции, но и других стран, если они, так или иначе, будут этой системой пользоваться.

Так что, стоит повнимательнее отнестись к турецкой спутниковой программе. Которая декларирует независимость Турции от американской системы, однако, сразу, ещё на этапе декларации о намерениях, шагает шире чем национальная программа. Ещё раз обращаем внимание на то, что речь идет о «региональной системе», о чем прямо и конкретно заявляется в заголовке. И это ещё одно измерение для деятельности так называемого «Тюркского совета».

Следующая, стратегическая цель турецкой Космической программы под пунктом №4 звучит следующим образом: «Доступ в космос и космический порт», и расшифровывается как: «Обеспечение доступа в космос и создание инфраструктуры космодрома».

Стратегия для реализации этой цели разбивается на следующие шаги:

«Будет определена наиболее подходящая зона запуска и технология для нашей страны.

Будет создана инфраструктура стартового комплекса.

Приоритетным образом, будет сделан акцент на рынок запусков малых спутников.

Конкурентное преимущество будет получено за счет инвестиций в технологии нового поколения.

Будут проработаны возможности международного сотрудничества для подходящего района запуска».

Какие же преимущества рассчитывает получить Турция от того, что она создаст свой собственный космодром? – Они перечисляются следующим образом:

«Наши отечественные ракеты достигнут того уровня развития, чтобы нести тяжелые полезные нагрузки на околоземную орбиту.

Способность самостоятельно удовлетворять потребности нашей страны в космических кораблях и в запусках спутников».

Ещё раз подчеркнем, что эта стратегическая цель возникла и должна серьезно восприниматься с учетом того, что Турция уже не один год и даже десятилетие реализует свою собственную спутниковую программу. А, следовательно, страна подошла к тому уровню своего развития, чтобы на следующем этапе начинать осуществлять запуски спутников самостоятельно. Без обращения к зарубежным партнёрам, включая США и Россию.

Причем, опять же заметим, что Турция, изначально, говорит о рынках сбыта – о том, что её космодром должен будет использоваться для того, чтобы осуществлять запуски малых спутников разными странами региона на коммерческой основе. Это – характерный для Турции подход, которая изначально декларирует для себя конкретную, понятную и монетизируемую цель и обозначает, на чем она будет зарабатывать по её достижению. В Турции и шага никто не ступит без понимания для себя конкретной выгоды.

Стратегическая цель №5 из турецкой Космической программы называется, как «Технологические исследования космической погоды». Расшифровывается она следующим образом: «Повысить наши компетенции в сфере космоса, произведя инвестиции в сферы космической погоды и метеорологии».

Стратегия при реализации этой цели формулируется следующим образом:

«В проектах систем позиционирования, в особенности, будут поддерживаться исследования ионосферы.

В проекты будут интегрированы исследования космического воздуха, разработки радиационно-стойких полупроводников и инфраструктуры для испытаний на радиацию.

В ходе спутниковых проектов будут поддерживаться полезные нагрузки для исследований космической погоды.

Будет создано подразделение, которое будет собирать данные наблюдений за космической погодой и использовать (соответствующие) модели, и это подразделение получит возможность работать вместе с международными организациями.

Будут созданные новые механизмы поддержки университетов».

Как же описываются выигрыши от достижения этой цели?

«Потенциал изменений в космической среде, которые могут отрицательно повлиять на наше жизненное пространство и наземные технологические системы, будет отслеживаться и моделироваться.

Операции нашей страны на земле и в небе станут более устойчивыми и безопасными.

Будет сформирована техническая и научная инфраструктура, и знания, которые обеспечат безопасность и устойчивость требуемых космических полетов, и будет внесен вклад в мир науки».

Стратегическая цель №6 турецкой Космической программы озаглавлена как «Наземное наблюдение и сопровождение космических объектов». Эта цель расшифровывается следующим образом: «Повышение компетентности страны в вопросе астрономических наблюдений и слежения с земли за космическими объектами». Стратегия реализации этой цели выглядит следующим образом.

«(Обсерватории – И.С.) TUG и DAG будут интегрированы в единую национальную исследовательскую инфраструктуру.

Данные будут собираться из широкой географии при максимальном международном сотрудничестве.

Будут установлены оптические системы с учетом метеорологических атмосферных условий в различных регионах нашей страны и повысится качество наблюдений.

Эффективность будет увеличена за счет рассмотрения более чем одной функции в устанавливаемых оптических системах.

Будут инициированы мелкомасштабные проекты по развитию технологий, необходимых для неоптических систем.

Постепенно будут создаваться наземные радиочастотные и лазерные системы.

В среднесрочной перспективе в систему будут добавлены космические системы».

Что же до выгод от достижения этой стратегической цели, то они перечисляются следующим образом:

«Благодаря радиотелескопам, которые мы привезем в нашу страну, наши ученые смогут изучать радиоволны, приходящие с первого момента появления Вселенной, и быстрые радиовсплески, загадка которых до сих пор не разгадана.

Наши инженеры, которые будут проектировать телескопы, заложат основу коммуникационной инфраструктуры нашей программы по изучению глубокого космоса.

Наша страна получит информацию о космосе, наблюдая за активными спутниками, космическим мусором, планетами и небесными телами с земли, а в будущем — из космоса».

Итак, приведенное выше – это уже иллюстрация масштаба мышления нынешнего турецкого руководства. Которое, тем самым, четко указывает на то, что Турция – это держава, которая имеет глобальные интересы. А, следовательно, не может не иметь интересов даже в глубоком космосе.

Разумеется, к этим декларациям стоит относиться с осторожностью. Потому как провозгласить – легче чем сделать. Сегодня Турция находится не слишком простой экономической ситуации.

Череда смен глав Центрального банка страны – это иллюстрация того, что: а) в экономике страны идут негативные процессы, б) в экономическом блоке страны продолжаются расхождения между президентом страны и главами ЦБ ТР на предмет того, как выходить из складывающейся ситуации.

И есть множество сценариев развития нынешней ситуации, включая и достаточно негативные, при котором турецкое руководство будет вынуждено попросту отпустить турецкую лиру в свободное плавание. По разным оценкам, при этом курс турецкой лиры составит 15 – 20 лир за 1 долл. США. Удержит ли нынешнюю ситуацию турецкое руководство или нет – это большой вопрос. Пока на него нет однозначного ответа и прогноза.

Причем, заметим ещё один вопрос: он заключается в том, что для решения экономических проблем нынешним руководством страны остается крайне мало времени. До выборного 2023 года остается все меньше времени. И не слишком вероятно, чтобы дальнейшей (вероятно, стремительное) падение курса лиры не приведет к тектоническим сдвигам и в турецкой политике. К ним турецкое руководство уже готовится загодя. В частности, ожидаемый запрет Партии демократии народов – это, помимо всего прочего, ещё и шанс на укрепление своих электоральных позиций, хотя и не с гарантированным исходом.

Однако, достаточно любопытный вопрос заключается в том, что, во-первых, насколько турецкое руководство, на практике, привержено реализации своих собственных же масштабных инициатив. Потому как, очевидно, при действующей власти, приоритетом в стране пользуются строительные проекты – это рынок в стране надут как мыльный пузырь. Нельзя сказать, что в Турции предпочитают инвестировать большие деньги в высокие технологии, при наличии возможности инвестировать в высокодоходную недвижимость. Масштаб мышления – масштабом мышления, однако, есть ещё и профицитность проектов. Декларации всегда упираются в итоговую графу прибылей и убытков.

Во-вторых, если ко власти придет оппозиция. Хотя бы в формате коалиции с действующей власти, насколько она будет разделять масштабное мышление турецкого руководства в отношении развития таких глобальных проектов, как, допустим, космические исследования и программа. Присутствует стойкое ощущение того, что оппозиционные партии в Турции могут прийти ко власти на волне популистских заявлений о необходимости немедленного роста благосостояния граждан с отказом от мегапроектов, которые не сулят «утяжеления карманов». Заметим, что оппозиция критикует практически любой масштабный проект турецкого руководства, включая тот же третий аэропорт в Стамбуле, знаменитый «Канал Стамбул» и космическую программу. Беремся утверждать, что последние два вполне могут быть «задвинуты на полку» в том случае, если оппозиция получит хотя бы несколько министерских портфелей. К слову сказать, со всей неизбежностью, будет наблюдаться и ревизия баланса Турции в отношениях между Востоком и Западом.

Следующей стратегической целью в космической программе Турции, за №7, заявлено развитие промышленной космической инфраструктуры.

Стратегически реализация этой цели будет выглядеть следующим образом:

«Законодательство и политика будут приняты для уточнения распределения ролей между пользователями, частным сектором, исследовательскими институтами и университетами.

Уравновешивая разделение труда и конкуренцию, будут поощряться структуры, которые могут как конкурировать, так и создавать синергию с помощью сотрудничества.

Условия рынка и устойчивость продуктов / услуг будут приняты во внимание при создании поддержки проекта.

Будут приняты нормативные акты в области интеллектуальной собственности, чтобы открыть путь для малых предпринимателей, а также для бизнес-ангелов и механизмов венчурного капитала.

Создание зоны развития космической техники будет способствовать интеграции и сотрудничеству сторон».

В связи с изложенным выше, стоит напомнить, что у Турции – богатый опыт по созданию организованных промышленных зон, костяк которых составляет малый и средний бизнес. Эти промышленные кластеры является настолько успешными, что опыт их работы, в частности, вызвал интерес и в нашей стране. И даже были подписаны соответствующие документы между турецкими ОПЗ и российскими регионами. Целый ряд турецких отраслей, в основе своей, обслуживается именно небольшими организованными промышленными зонами. К примеру, турецкое автомобилестроение, а точнее турецкая автосборка.

Ещё один момент, на который стоит обратить внимание: этот самый опыт Турция пытается «продать» Западу. В первую очередь, США и во вторую ЕС.

Говоря о первых, то есть о США, следует отметить, что в Турции ожидают роста конкуренции и даже противостояния между Америкой и Китаем. При этом турки четко представляют себе, что США, в значительно мере, зависят от поставок продукции и услуг из Китая, которые стали неотъемлемой частью промышленных цепочек в Америке. Исключение китайских производителей и поставщиков требует альтернативы. И турки пытаются себя предложить в качестве такой альтернативы Китаю, чтобы заметить последний в кратчайшие сроки.

То же, в известной степени, касается и стран ЕС. Там Турция также обещает замещение Китая, впрочем, отдавая себе отчет в том, что европейцы не ставят, да и не могут ставить перед собой задачи по «сдерживанию Китая». В этом смысле, они пальму первенства отдадут США. Что, впрочем, не мешает им задумываться относительно того, что следовало бы ограничить участие китайских компаний в европейских цепочках производства товаров и услуг. И, опять же, Турция спешит себя предложить в этом качестве. Тем более, что Турция является частью Таможенного союза с ЕС, а, следовательно, есть необходимые юридические рамки, которые могут позволить углубить турецкую интеграцию в дела ЕС, без излишних формальностей и создания налогового бремени.

На самом деле, если обобщать этот вопрос, то Турция, предлагая себя в качестве альтернативы Китая, США, которые хотят китайцев сдерживать, действуют ровно таким же образом в случае США и России. Предлагая США свои «услуги» по «балансированию» России на постсоветском пространстве.

По мнению турецкого руководства, и то, и другое являются крайне выгодными для США и ЕС сделками, которые позволят им решить существующие проблемы с Китаем, причем, силами не самих себя, а силами Турции.

Это – всего лишь к вопросу о том, каков реальный потенциал турецких организованных промышленных зон и о том, какое применение им может находиться.

Вот как видятся туркам преимущества от создания в стране космической «организованной промышленной зоны».

«Повышение эффективности турецкой космической отрасли увеличит производственный потенциал страны.

Комплексные исследования будут проводиться с отраслевыми кластерами в космической сфере.

Продукция и услуги космической техники будут экспортироваться (в зарубежные страны – прим.).

Использование разработанных технологий в других сферах будет способствовать росту благосостояния страны.

Рабочие места будут созданы для высококвалифицированных кадров».

Реально ли Турции создать полноценную организованную промышленную зону в сфере космической промышленности?

Чтобы ответить на этот вопрос, можно обратиться в сторону проекта строительства АЭС «Аккую», который предполагает технологический трансфер и создание в Турции собственной атомной промышленности с использованием знаний и ноу-хау, полученных от России. Как показывает опыт, Россия могла бы и, достаточно любопытным образом, была готова отдать больше ноу-хау, чем нынешнее состояние турецкой промышленности в состоянии воспринять. Тем не менее, сегодня, буквально на наших глазах, в Турции возникает новая отрасль промышленности, где отдельные узлы и оборудование будут производиться со стороны турецких предприятий. При этом, да, действительно, турки не в состоянии получить и усвоить все передаваемые по соглашению знания. Но, с другой стороны, им все и не нужно. Принимая во внимание, что ряд изделий в мире – штучного характера и под освоение их выпуска просто нет рынка достаточного объема.

55.95MB | MySQL:106 | 0,542sec