Об обострении противостояния между Израилем и Ираном на море и в киберпространстве

Как полагают американские эксперты, недавний всплеск нападений на море между Израилем и Ираном рискует спровоцировать более широкую эскалацию, которая приведет к новым нападениям на израильские коммерческие интересы. 25 марта израильский канал 12 News сообщил, что иранская ракета попала в принадлежащий Израилю контейнеровоз в Аравийском море, когда он направлялся из Танзании в Индию. Телевизионная станция не предоставила дальнейших подробностей, но последующие репортажи предполагали, что целью был принадлежащий Израилю грузовой корабль «Лори».  Судно принадлежит компании XT Management, базирующейся в портовом городе Хайфа. Данные судового транспондера с «Лори», который с тех пор прибыл в порт в Индии, также показали его резкое, внезапное замедление в Аравийском море, прежде чем он возобновил нормальную скорость. Если подтвердится, что это нападение связано с Ираном, то этот инцидент станет вторым предполагаемым иранским нападением на израильское торговое судно за последние недели после нападения на сухогруз «Гелиос Рэй» в Оманском заливе в конце февраля. Тогда премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху обвинил Иран во взрыве на борту принадлежащего Израилю судна в Оманском заливе. «Гелиос Рэй» был поражен в ночь с 25 февраля на  26 февраля взрывом над ватерлинией, который, по словам американского чиновника, пробил дыры в обеих сторонах его корпуса. Один израильский чиновник  сказал, что были использованы магнитные  мины. Но в этом случае они должны были быть установлены с двух бортов, что подразумевает проведение серьезной операции с использованием боевых водолазов, причем во время полной остановки судна. Это в свою очередь означает, что мины устанавливались в каком-то порту (а израильский сухогруз вышел из Хайфы), где стояло судно, что означает по факту отсутствие там вообще каких-то мер безопасности или то, что иранцы там делают все, что хотят. Все это очень маловероятно, и в этой связи  пока все обвинения в причастности иранцев к инцидентам, как в первом, так и во втором случаях, базируются на голословных заявлениях израильских и американских чиновников без четкой демонстрации реально уликовых материалов.  В то же  время Иран отрицал свою причастность. «Мы решительно отвергаем это обвинение», — заявил Саид Хатибзаде, пресс-секретарь Министерства иностранных дел в Тегеране. При этом даже представитель Министерства иностранных дел Израиля сообщила агентству Рейтер, что они «проверяют этот доклад». Если говорить проще, то никто не знает, а что собственно произошло на самом деле.  Несмотря на это, американские эксперты делают уверенный вывод о том, что иранские нападения на израильские торговые суда, скорее всего, будут ответом на аналогичные нападения Израиля на иранские суда с 2019 года. Вот об этом израильские чиновники стараются не говорить. 11 марта The Wall Street Journal сообщила, что Израиль нанес «по меньшей мере, дюжину» ударов по судам, направляющимся в Сирию с 2019 года, в основном перевозившим иранскую нефть. В докладе добавлялось, что, по крайней мере, одна атака произошла в феврале 2021 года, предполагая, что нападение Ирана на «Гелиос Рэй»  могло быть ответом на эти израильские удары. Иранские официальные лица также недавно обвинили Израиль в совершении теракта против иранского контейнерного судна, проходящего транзитом через Восточное Средиземноморье, после того как судно пострадало от взрыва на борту 12 марта. Как полагают американцы, Израиль вряд ли прекратит нападать на суда, перевозящие иранские грузы в Сирию, и неоднократно наносил авиаудары по наземным цепочкам поставок, как в Сирии, так и в Ираке. Последний по вреени удар свидетельствует о том, что диапазон и масштабы операций Ирана, нацеленных на интересы Израиля, могут выйти за пределы Ближнего Востока. Но прошлые связанные с Ираном взрывы на судах до сих пор приписывались только магнитным минам «лимпет», прикрепленным к корпусам судов, и были ограничены водами, относительно близкими к береговой линии Ирана (например, Оманский залив и Персидский залив). При этом атаки на цели в КСА с использованием крылатых ракет и беспилотных летательных аппаратов (БПЛА), означает, что у Тегерана есть потенциал использования таких системы против кораблей, что позволит  расширить географию иранских атак в Аравийском море. Американцы также предполагают, что, если динамика «око за око» между Израилем и Ираном будет продолжаться быстрыми темпами, нападения, вероятно, выйдут за пределы непосредственных границ Ирана и будут нацелены на коммерческое судоходство в Аравийском море, а также на потенциальное торговое присутствие Израиля в таких местах, как Индия, Пакистан, Восточная Африка и Юго-Восточная Азия. Несмотря на продолжающуюся нормализацию отношений между Израилем и несколькими арабскими государствами Персидского залива, число израильских целей вблизи границ Ирана относительно ограничено. В прошлом Иран использовал свой зарубежный аппарат разведки и безопасности для создания потенциальных угроз против дипломатических миссий Израиля в Восточной Африке, Южной Азии и Юго-Восточной Азии в ответ на израильские убийства иранских ученых. Таким образом, вполне возможно, что Иран будет готов нацелиться на торговое присутствие Израиля в этих странах. Это значительно увеличило бы число возможных целей, которые являются более «мягкими», чем израильские дипломатические цели, в рамках планируемых иранцами нападений.  Ответ Израиля, скорее всего, будет рассчитан таким образом, чтобы ограничить риск значительной эскалации или международного удара. Израиль будет находиться под давлением, чтобы поддерживать определенный уровень сдерживания и принимать ответные меры против действий Ирана, помимо тайных атак, проводя открытые удары по иранским целям в Сирии и Ираке. На данный момент маловероятен сценарий прямого возмездия Ирану, такого как авиаудар по иранской военной или ядерной цели. Такая атака потенциально приведет к существенной эскалации, которой Израиль, скорее всего, постарается избежать, опасаясь испортить свои отношения с администрацией президента США Джо Байдена в преддверии ожидаемых переговоров Белого дома с Тегераном по поводу его ядерной программы. Более вероятным ответом, если Израиль захочет нанести прямой удар по Ирану, будет скрытая деятельность, похожая на предполагаемые связанные с Израилем пожары и взрывы, замеченные на иранском ракетном комплексе и заводе по обогащению топлива в Натанзе в 2020 году. Такая скрытая деятельность дает Израилю возможность правдоподобного отрицания, что ограничивает вероятность значительной эскалации. Или, если брать более в общем масштабе, то кибератаки станут важной частью тактики саботажа друг против друга для обеих сторон. И в этой связи представляется принципиальным моментом решение Тегерана по модернизации кибер-потенциала своих основных прокси, и прежде всего, ливанской «Хизбаллы». Именно последняя в принципе всегда стоит на острие атак иранского КСИР на зарубежном контуре.   Подразделение  «Аль-Кудс» КСИР в настоящее время создают в «Хизбалле» новое подразделение кибератаки в соответствии с пожеланиями ее главы Хасана Насраллы. Это подразделение также помимо прочего позволит Тегерану держать «Хизбаллу» в ежовых рукавицах, а также в случае необходимости дистанцироваться от любых кибератак. Согласно французским источникам,  в «Аль-Кудс» недавно создали новое подразделение кибербезопасности в контрразведывательной службе «Хизбаллы», в котором служит Джавад Хасан Насралла,  сын лидера ливанского движения Хасана Насраллы. «Хизбалла», таким образом, помимо внешних задач, стремится автоматизировать свои возможности по сбору разведданных из различных частей ливанской администрации.

Считается, что это новое подразделение стоит за хакерскими группами «Ливанский кедр» и «Летучий кедр», и работает сейчас над телефонной безопасностью, контрмерами наблюдения и перехватом Wi-Fi, а также собирают большие огбъемы данных как об отдельных лицах внутри «Хизбаллы», так и о ее внутренних противниках в Ливане.

Большинство хакеров происходят из иранско-ливанского «совместного подразделения» электронной разведки, созданного после убийства бывшего премьер-министра Ливана Рафика Харири  в 2005 году. Для подготовки кибершпионов «Хизбаллы», которые составят костяк нового кибер-подразделения, Тегеран открыл школу в ранее заброшенном здании в Дахие,  южном пригороде Бейрута, который считается вотчиной «Хизбаллы». Школа, оснащенная современными технологиями, является форпостом Тегеранского Шарифского университета, который обучает информатике около 90 000 студентов. Его возглавляет Реза Руста Азад, член штаба вооруженных сил, который отвечает за  кибератаки в армии. Его компьютерщики составляют ценный кадровый резерв для конкурирующих разведывательных служб Ирана, разведывательной службы КСИР и Министерства разведки (Ваджи), возглавляемый Махмудом Алави. КСИР курирует работу этой ливанской школы, ученики которой  приезжают не только из Ливана, но и Ирака, Бахрейна и Сирии, чтобы обучаться социальному профилированию, прямым кибератакам и кампаниям влияния. На внешнем контуре новое подразделение  будет стремиться к организации кибератак в странах Персидского залива, на такие цели, как нефте- и газовые  объекты, банки и медиакомпании, так  как это уже произошло с агентством новостей ОАЭ (WAM) в Абу-Даби. Это политика  ужесточения электронного контроля над Ливаном происходит в тот момент, когда командующий  КСИР Хосейн Салами начал активную кампанию по модернизации своей структуры за счет внедрения новых технологий электронной и технической разведки, особенно геопространственных инструментов или GEOINT. Как полагают французские источники, Тегеран, начавший в 2019 году масштабную кампанию кибератак, пользуется  при этом прямой или опосредованной поддержкой России, которая стремится структурировать и диверсифицировать иранские возможности кибератак, поощряя ее быть более утонченной в своих виртуальных действиях, особенно в отношении монархий Персидского залива. И в этой связи они указывают на то, что, по их данным, недавний визит представителей ливанской «Хизбаллы» в Москву был посвящен в том числе и этой теме, а также сирийскому досье. Рискнем выразить серьезные сомнения в том, что в российском МИД вряд  ли будут обсуждать такие темы. Скорее речь идет «о сверке часов» по вопросу ливанского правительственного кризиса и позиции ливанских шиитов по этому вопросу.

55.84MB | MySQL:105 | 0,542sec