О продолжении политического кризиса в Ливане

Президент Ливана Мишель Аун призвал премьер-министра Саада Харири вернуться к предусмотренным конституцией принципам формирования правительства, которые гарантируют межконфессиональный баланс интересов. В распространенном во вторник 30 марта  пресс-службой заявлении глава государства обвинил премьера в том, что тот «монополизировал процесс создания кабинета». «Политик, которому поручено сформировать исполнительный орган власти, должен осознавать, что не сможет сделать этого в одиночку, игнорируя роль президента», — подчеркнул он.  По словам Ауна, «выглядит странным, что Харири настаивает на включении в состав кабинета исключительно независимых специалистов, в то время как он сам таковым не является».

Заявление президента прозвучало на фоне новой инициативы по урегулированию правительственного кризиса, с которой выступил лидер Прогрессивно-социалистической партии (ПСП) Валид Джумблат. По сведениям газеты «Ан-Нахар», этот политик-центрист предложил создать кабинет из 24 министров, при этом треть из них будет подобрана президентом республики, а две трети — премьером и спикером парламента. По мнению Джумблата, «такое соотношение сил не даст ни одной стороне преимущества над другой».

Спикер парламента Набих Берри приветствовал инициативу лидера ПСП, реакции со стороны Ауна и Харири пока не последовало. Выступая в парламенте во вторник, Берри заявил, что «если в ближайшие два месяца в стране не появится правительство, то Ливан пойдет ко дну как «Титаник»».

Президент Аун и назначенный премьер-министром лидер суннитского движения «Аль-Мустакбаль» Саад Харири не могут с декабря прошлого года договориться о распределении министерских постов в будущем кабинете между кандидатами от христианских и мусульманских общин. Аун требует включения в состав правительства представителей парламентских блоков, Харири отказывается это сделать, утверждая, что прерогатива формирования кабинета принадлежит премьер-министру, а президент по конституции только утверждает его состав. В этой связи отметим, что хорошо информированные ливанские источники сообщили в четверг 24 марта, что президент Ливана Мишель Аун тайно ведет переговоры с Саудовской Аравией о согласовании процедуры замены назначенного премьер-министра Саада Харири на фоне продолжающегося кризиса в формировании нового правительства в течение последних семи месяцев. Источники также сообщили, что Аун уполномочил своего советника, бывшего министра Салима Джрейссати, посетить посла Саудовской Аравии в Ливане Валида аль-Бухари и сообщить ему, что президент предпочитает, чтобы Эр-Рияд также принял участвовал в выборе новой кандидатуры  премьер-министра. В этой связи отметим, что наследный принц КСА Мухаммед бен Сальман с трудом терпит  Харири с учетом того, что он является креатурой  одного из его главных внутренних оппонентов принца Бандара.  И эта неприязнь не прошла, если учесть тот факт, что Эр-Рияд потребовал у Вашингтона на этой неделе заморозить американские авуары принца на 29 млрд долларов. Во время встречи ливанец попросил аль-Бухари предложить Саудовской Аравии возможность выбора альтернативных кандидатур на пост главы ливанского правительства с учетом того, что назначение Харири премьер-министром сталкивается с растущим неприятием со стороны основных стран региона. Прошло всего 18 месяцев с тех пор, как массовые протесты против политического класса Ливана свергли одно правительство, и еще почти восемь месяцев с тех пор, как огромный взрыв разрушил порт Бейрута и автоматически сверг его преемника. С тех пор национальная валюта потеряла 90% своей стоимости, инфляция загнала более половины населения за черту бедности, страна объявила дефолт по своим долгам, а банки практически отрезали клиентов от их долларовых депозитов. Сцены с покупателями, дерущимися из-за дефицитных товаров, протестующими, сжигающими шины, чтобы перекрыть дороги, и сотнями закрытых ставнями предприятий теперь стали обычным явлением. Оживленный Бейрут превратился в город-призрак в жуткой темноте, поскольку уходящий министр энергетики предупреждает, что полный электрический локдаун  надвигается по мере того, как заканчивается топливо для электростанций. На этом фоне местные политики либо не хотят, либо не могут сформировать реально эффективное правительство. Как утверждают очевидцы, Саад аль-Харири, трехкратный премьер-министр и мусульманин-суннит, назначенный парламентом для формирования кабинета министров, в ярости покинул свою 18-ю встречу с президентом Мишелем Ауном на прошлой неделе. Он сказал, что христианская партия Ауна, возглавляемая его зятем  Джебраном Бассилем, хочет напрямую участвовать в распределении  мест в кабинете министров и иметь право вето на решения. «На сегодняшний день вы должны выполнить условия Джебрана Бассиля, у него есть поддержка президента», — сказал в этой связи один из правительственных источников. Харири, сын убитого в 2005 году послевоенного премьера Рафика Харири, призвал к созданию кабинета технократов, который должен провести реформы, давно востребованные МВФ и странами-донорами, такими как США и Франция. Его поддерживает шиитская партия «Амаль», возглавляемая влиятельным спикером парламента Набихом Берри и другими. То есть, подразумевается, что налицо уже и внутришиитская  ссора из-за дележа уменьшающегося пирога ливанской системы распределения властных полномочий. Как  Ирак и Сирия, Ливан долгое время был ареной опосредованной конкуренции между шиитским Ираном и суннитской Саудовской Аравией, причем традиционно влиятельные христиане были разделены между ними. По мере того как новая администрация в Вашингтоне пересматривает политику в отношении Ирана, региональный баланс сил меняется. На данный момент «Хизбалла», как главный союзник Ирана, похоже, неохотно поддерживает новое правительство, которое может рассматриваться как уступка поддерживаемым Саудовской Аравией и Западом соперникам, таким как Харири. Но в данном случае в Эр-Рияде принципиально не ставят на Харири, а нового лидера у КСА нет. При этом «Хизбалла» не готова оказывать давление на Ауна и рисковать своим альянсом с его большой христианской партией. Наиболее оптимистичный сценарий предполагает создание дееспособного правительства, способного восстановить доверие на местном и международном уровнях и осуществить реформы, которых требуют международные кредиторы, такие как капитальный ремонт расточительного энергетического сектора, аудит Центрального банка и реструктуризация раздутого государственного сектора. «Все знают, какие фискальные и монетарные реформы необходимы», — заявил агентству Рейтер высокопоставленный официальный источник . Пессимистический сценарий предполагает дальнейшее падение ливанской валюты и резкое снижение экономического роста, уже измеренного МВФ в минус 25%  в прошлом году и минус 19% ВВП по данным Всемирного банка. Экономика сокращается так быстро, что ее трудно точно измерить, но при нынешних тенденциях сокращение в этом году составит около 10% ВВП, сказал один местный источник. Оставшиеся золотовалютные резервы, оцениваемые в 16 млрд долларов, истощаются: примерно 500 млн долларов в месяц на топливо, пшеницу и медикаменты; от 75 до 100 млн долларов в месяц тратит государство и не менее 100 млн долларов в месяц, когда Центральный банк вмешивается в валютный рынок. «Не так важно, кто премьер-министр, главное — критерии и реализация, восстановление доверия и авторитета. Нынешнее правительство начало с того, что убедило стороны обратиться в МВФ (и) любое правительство-преемник должно будет сделать то же самое. У них нет выбора», – заявил один из местных экономистов. Дэн Аззи, бывший исполнительный директор Standard Chartered Bank в Ливане, сказал, что может развиться сценарий, при котором валюта упадет еще больше.

На этом фоне обвинений Харири президента Ауна  в задержании формирования правительства, тот до сих пор остается непримиримым. Источники, знакомые с Ауном, цитируют его слова о том, что он не несет ответственности за финансовый кризис: поскольку власть большую часть последних трех десятилетий удерживали Харири, его отец и Берри, поэтому именно они должны были пойти на уступки.

При этом позиция Ауна ужесточилась с тех пор, как Вашингтон ввел санкции против его зятя Бассиля, человека, которого он готовил в качестве кандидата на пост президента. «Налицо тотальная перемена настроений. Он вообще не готов идти ни на какие уступки», — сказал один местный обозреватель. Вот и истинный источник нынешнего кризиса, Если американцы введут еще и санкции против главы ливанского Центробанка, то политический тупик еще больше усилится. Масштаб финансовых потерь и запланированный аудит государственных финансов превратились в точку основных споров  в Ливане в прошлом году, что привело к остановке переговоров с МВФ, поскольку ведущие банкиры и законодатели торпедировали проект плана восстановления уходящего правительства. Западные доноры ясно дали понять, что не спасут Ливан без реформ, направленных на борьбу с коррупцией и сокрушительным долгом, и оживят переговоры с МВФ. Арабские государства Персидского залива, которые когда-то направляли деньги в Ливан, закрыли эти каналы, опасаясь растущей роли проиранской  «Хизбаллы». Несмотря на кризис, ливанские партии, формирующие правящую элиту, похоже, больше озабочены обеспечением мест на парламентских выборах в следующем году, чем проведением реформ, говорят дипломаты и источники, близкие к власти. «Для них это политическая игра. Все дело в том, кто победит. Тотальный коллапс, экономические и социальные издержки не являются для них приоритетом. Для них это битва за существование, они думают, что могут обсудить расходы позже. Они думают, что могут продержаться немного дольше, но никто не знает, где находится переломный момент», — сказал местный источник, близкий к правительственным кругам. В этом суть не только ливанского кризиса, но и собственно любой политической системы тех арабских стран, которые пошли по пути многопартийной системы (тот же Тунис): во главу угла в данном случае ставится, прежде всего. экономический интерес своей конфессии или клана, а не принципиальные интересы  страны. Но главное в ливанском случае – это попытки США за счет санкций искусственно дистанцировать «Хизбаллу» от процесса распределения министерских постов, что априори обречено на провал просто в силу системообразующей роли этой партии в политической жизни Ливана.

55.87MB | MySQL:105 | 0,393sec