О ситуации в Ливии после убийства командира спецназа ЛНА Махмуда аль-Верфалли

Как полагают французские эксперты, смерть командира спецназа  ЛНА Махмуда аль-Верфалли грозит погрузить Бенгази в еще больший хаос, поставив командующего ЛНА Халифу Хафтара в центр внутриплеменных противоречий  как раз в тот момент, когда его иностранные покровители начинают сомневаться в его поддержке. Убийство 24 марта Махмуда аль-Верфалли, командира элитного подразделения спецназа «Саика» Ливийской национальной армии (ЛНА), подчеркивает опасность роста эскалации насилия в Бенгази. Ранее в марте Махмуд аль-Варфалли, разыскиваемый Международным уголовным судом за военные преступления, настроил против себя ряд местных лидеров и командиров ЛНА, обыскав несколько зданий, в том числе и принадлежащих главному региональному дилеру Toyota в лице влиятельной местной семьи Аль-Сусси. Собственно теперь этот клан нанес ответный удар, и ничего сверх ординарного не произошло. Более того, смерть компрометирующего Хафтара командира спецназа, которого разыскивал МУС и который явно вышел за рамки местного кодекса приличий, пришлась как нельзя кстати.  Этого мятежного командира не будут оплакивать многие высокопоставленные лица в Бенгази, даже несмотря на то, что  Махмуд аль-Верфалли оставался популярным в городе, особенно среди бывших боевиков. Но слово «бывшие» в данном случае ключевое. Французские эксперты полагают, что есть риск того, что смерть этого командира может посеять раздоры внутри ЛНА, прежнее руководство которой Халифа Хафтар отодвинул на второй план в конце прошлого года, поставив в ее главе своих сыновей Саддама Хафтара и Халеда Хафтара. В настоящее время политическими делами армии руководит Белькасем Хафтар. Равновесие в ЛНА также зависит от племенного баланса: Махмуд аль-Верфалли принадлежал к могущественному племени Варфалла, которое в прошлом конфликтовало с Авакирами, которые, в свою очередь, близки к главеПалаты представителей Акиле Салеху Иссе. Что касается Хафтара, то он полагается на свое племя Ферджани, многие представителей  которого входит  в состав командования ЛНА. В этой связи прямо скажем, что смерть М.аль-Верфаллы не принесет больших потрясений для Хафтара: племенная система просто стабилизировалась, избавившись от человека, который посягнул на ее основы. Проблемы самого Хафтара в другом: он и его командование ЛНА начинают беспокоить его иностранных покровителей, которые уже и так были серьезно обеспокоены его неудачей с захватом Триполи. Каир в очередной раз ищет «политический» выход и снова обратился к Акиле Салеху Иссе. Не без согласования с ОАЭ, кстати. Президент АРЕ Абдель Фаттах ас-Сиси хочет любой ценой сохранить свою западную границу в безопасности: это необходимое условие для продолжения инвестиций в Ливию и отправки рабочей силы через границу, что является одним из основных источников иностранной валюты.

Сообщается, что между Турцией и Египтом ведутся переговоры об одновременном  политическом дистанцировании Халифы Хафтара на востоке страны и «Братьев-мусульман».- на западе. В том числе и председателя Высшего Государственного совета Халеда аль-Мишри, который является членом этой партии.

По данным французских источников, к сыну Хафтара, Саддаму Хафтару также обратилась Турция, которая поддерживает правительство в Триполи и чьи силы отбили нападение ЛНА на столицу в 2020 году. Турки прощупывают его позиции по ряду ключевых вопросов, рассматривая его в качестве преемника отца и приемлемой для себя фигуры.  В этом году между Киренаикой и Стамбулом было совершено много частных авиарейсов, зафрахтованных турецкой компанией Cite. Эта компания также обеспечивает поездки Халифы Хафтара и его свиты. В этом нет ничего неожиданного. Восточные власти Ливии давно нормализовали свои экономические отношения с Турцией, несмотря на ее поддержку конкурирующего режима в Триполи. Ни на востоке, как и на западе Ливии, морская торговля никогда не прекращалась, даже когда разные страны поддерживали противоборствующие стороны. Тот же Халифа Хафтар 17 марта официально снял запрет судам под турецким флагом заходить в порт Бенгази. Но на самом деле корабли из Турции уже давно пришвартовывались в крупнейшем городе Восточной Ливии, поскольку торговля между Бенгази и Турцией никогда не была полностью прервана. Сухогруз «Онур», например, вышел из Анталии на юге Турции и прибыл в ливийский порт 8 марта. Когда он прибыл туда, он ходил под флагом Палау, но до 2018 года ходил под сирийским флагом. Ливанская компания, базирующаяся в Батруне, эксплуатирует это судно, которое, как сообщается, перевозило продукты питания. Сухогруз Petra Star и цементовоз Oya Star, зарегистрированные в Панаме, также, как ожидается, скоро прибудут в Бенгази из Турции. Решение Хафтара официально снять запрет направлено на формализацию этих коммерческих обменов с тем, чтобы порт Бенгази не проиграл конкуренцию на этом поле Мисурате и Триполи.  Турция является главным экономическим партнером и военным покровителем бывшего Правительства национального согласия, но теперь, после формирования нового Правительства национального единства во главе с Абдель Хамидом Дбейбой, эти отношения могут распространиться на всю ливийскую территорию . Импорт, поступающий в ту же Мисурату, по-видимому, также не пострадал от геополитических проблем. В последние недели туда регулярно прибывают корабли из России.  К ним относятся в частности судно «Дано», прибывее 9 марта в Мисурату для разгрузки зерновых, и «Нориент Солар», прибывшее 14 марта с более чем 30 000 тоннами неэтилированного 95-го бензина на борту. Формально они ходят под тоголезским и либерийским флагами соответственно.

55.87MB | MySQL:105 | 0,447sec