О новых решениях США на израильском направлении

За последнее время администрация Дж.Байдена приняла или готовится обнародовать несколько знаковых шагов, напрямую касающихся главного ближневосточного партнера США – Израиля. Есть здесь место и кадровым назначениям в Вашингтоне, которые могут затронуть процесс принятия политических решений, затрагивающих интересы Иерусалима, а также меры, свидетельствующие об отказе от курса Д.Трампа сразу на нескольких ключевых направлениях. Сложившаяся ситуация закономерно провоцирует вопрос о будущем особых отношений двух государств-союзников в целом, а также о возможности продолжать конструктивный диалог на уровне действующих политических фигур, что особенно важно в контексте сообщений о наделении Б.Нетаньяху полномочиями вновь сформировать кабинет министров после мартовских выборов.

В конце минувшей недели США сняли санкции с прокурора Международного уголовного суда в Гааге Ф.Бансуды, которые были наложены Д.Трампом в связи с началом расследования предполагаемых военных преступлений, которые могли совершаться американским контингентом в Афганистане. Эта новость стала крайне неприятной для израильской стороны, поскольку ранее МУС сначала постановил, что ближневосточное государство подпадает под его юрисдикцию, а затем объявил о старте расследования предполагаемых военных преступлений в Газе  в 2014 г. Палестинская сторона, ООН и ЕС, по понятным причинам, смену американской парадигмы приветствовали.

Поскольку новый подход США к МУС угрожает серьезными последствиями как для двусторонних отношений, так и для положения Израиля на международной арене, наибольшую важность приобретает оценка причин, положенных в основу действий администрации Дж.Байдена. Как кажется, о простом отходе от политики предшественника речь здесь не идет, поскольку для нынешнего президента, равно как и для экс-лидера страны, блокировка афганского расследования остается в числе важных задач. Официальным объяснением шага Вашингтона госсекретарь Соединенных Штатов Э.Блинкен назвал то, что  санкции показали себя «неуместными и неэффективными». Несмотря на то, что представитель администрации столь высокого уровня озвучил наиболее приемлемую «комфортную» версию, доля справедливости в подобной логике есть, так как Ф.Бенсуда вскоре покинет свой пост, а санкции носили персональный характер. Соответственно, сохраняя подход Д.Трампа, Дж.Байден должен был подвергнуть ограничениям нового представителя МУС, что заранее предопределило бы его настрой не в пользу позиции США, а соответственно и их ближневосточного союзника.

Известный израильский обозреватель Б.Равид в своем твиттере озвучил еще одну версию. Со ссылкой на источники в США, журналист сообщил, что важным фактором стала петиция, поданная в федеральный суд Соединенных Штатов с целью признать решение Д.Трампа неконституционным. Кроме того, по сути, персональные санкции на Ф.Бенсуду само расследование блокировать не могут, а лишь создают для стран негативный имидж среди международных правозащитных организаций. Наконец, как утверждают израильские СМИ, перед обнародованием смены курса в отношении МУС Э.Блинкен общался с главой израильского МИД Г.Ашкенази. Факт беседы был подтвержден Госдепом, однако, тема разговора, разумеется, озвучена не была.

Вторым проблемным направлением для Иерусалима и Вашингтона остается Иран, где израильские власти опасаются аналогичного отката администрации Дж.Байдена назад в том, что касается судьбы СВПД. И здесь большое значение приобретает назначение К.Кала на пост заместителя министра обороны по политическим вопросам. В марте кандидат прошел через процедуру голосования в профильном комитете Сената, где против него выступили все республиканцы. Израиль и ведущие американские еврейские лоббистские структуры, такие как AIPAC, выступают против назначенца Дж.Байдена именно на том основании, что некогда от был сторонником «ядерной сделки», хотя к примеру, поддержал пакет американской военной помощи Израилю в размере 38 млрд долларов, принятый при Б.Обаме.

К.Кал, разумеется, не тождественен Австрийской партии свободы, а потому поддерживать диалог с ним при необходимости израильтяне будут, хотя, каким окажется это общение, пока остается загадкой. Группа известных, но отставных представителей израильских оборонных кругов в лице А.Гилада и А.Ядлина считает, что это назначение для Иерусалима принципиально проблемным не станет, однако, в большей степени они уделяют внимание сопутствующим факторам, таким как упомянутая военная помощь, а не иранскому треку. Впрочем, справедливости ради стоит напомнить, так называемы беспрецедентный пакет военной помощи при видимых плюсах в виде военно-технического преимущества для страны на Ближнем Востоке в сравнении с потенциалом предполагаемых противников имел и определенные негативные составляющие, к примеру, для экономики. В частности, из соглашения 2016 г. было исключено особое условие, ранее позволявшее Израилю использовать порядка 26 % средств на продукцию собственного ВПК. Уже тогда это вызывало озабоченность экспертов и даже фигурировало в обсуждениях в Кнессете. Теперь, когда страна сталкивается с посткоронавирусным восстановлением экономики, не исключено, что этот факт противники восстановления наследия Б.Обамы также могут припомнить как Дж.Байдену, как его идейному приемнику, и Б.Нетаньяху, как согласившемуся на такие условия.

Таким образом, текущая ситуация на американо-израильском треке такова, что администрация Дж.Байдена в целом не отказывается от учета интересов Иерусалима,  однако, сталкивается при решении этой задачи с рядом препятствий. Первое из них – давление республиканцев, прежде всего в Сенате, поддерживаемое мейнстримом влиятельных еврейских лоббистских структур. Так, пример с МУС продемонстрировал, что солидарна с решением Вашингтона, по сути, лишь JStreet. А эта организация в большей степени близка прогрессивному крылу Демократической партии, которое, в свою очередь, не жалуют в Израиле. Соответственно, вместо борьбы за двухпартийный консенсус в отношениях с ближневосточным партнером, который демократы пытались отстоять, видя особенно тесные связи Израиля с республиканцами при Д.Трампе, Демократическая партия имеет шанс столкнуться с его дальнейшей эрозией.

Второй значимый фактор – бремя предвыборных обещаний, в том числе по палестинской проблематике. Там для восстановления доверия команде Дж.Байдена требуется в большей степени не лояльность самих ПНА, а посредников в лице ООН, а главное ЕС. При этом Брюссель на данном треке нуждается не только и не столько в дипломатическом содействии, сколько в финансах, поскольку отношения с палестинцами строятся на оказании им экономической помощи. А потому еще одним явным шагом Дж.Байдена является восстановление отчислений в БАПОР. Первый транш в размере 15 млн долларов был анонсирован постпредом Соединенных Штатов при ООН в конце марта.

Впрочем, и в реализации этой задачи есть свои сложности. С одной стороны, БАПОР стремится видеть существенно большие отчисления, судя по всему, дабы покрыть потери, понесенные при Д.Трампе. В текущем году Агентство хотело бы получить от Вашингтона порядка 1,5 млрд долларов. С другой, даже при желании выделить такие суммы, что само по себе вызывает сомнения учитывая экономические последствия от пандемии коронавируса для Соединенных Штатов и обязательства перед союзниками по всему миру, администрация в финансировании программ поддержки палестинцев сильно ограничена внутренним законодательством, которое запрещает любые попытки расходования бюджетных средств в том случае, если они могут попасть в руки террористических структур. Пока заявленная  США помощь мотивирована коронавирусом, однако, при попытке дополнить ее новыми статьями, власти рискуют столкнуться с судебными петициями граждан, пострадавших от террора и их родственников, чем воспользуются и республиканцы.

55.9MB | MySQL:108 | 1,185sec