Турецко-украинские отношения и визит президента В.Зеленского. Часть 1

10 апреля с.г. состоялось очередное заседание Совета сотрудничества высокого уровня между Турцией и Украиной. Заседание состоялось в очном формате и прошло с непосредственным участием президентов Р.Т.  Эрдогана и В.  Зеленского

Вот, что сообщали накануне турецкие СМИ, в частности, влиятельная турецкая газета Daily Sabah, цитируем:

«Анкара передаст Зеленскому послание о том, что продолжит поддерживать территориальную целостность Украины как в двусторонних отношениях, так и в рамках НАТО. Турция также крайне болезненно относится к Крыму, который Россия аннексировала по окончании войны на Донбассе в 2014 году».

Достаточно показательным образом, тематическая статья издания содержала достаточно недвусмысленную связь, которую можно выразить следующим образом: Россия поддерживает связь с филиалами Рабочей партии Курдистана (признается Турцией и ещё рядом государств террористической организацией – И.С.) в Сирии в лице Сил народной самообороны и Партии демократический союз и «не желает» выполнять свои обязательства по обеспечению освобождения этими структурами территорий на турецко-сирийской границе. А Турция, в свою очередь, должна «присмотреться» к ситуации на востоке Украины, которая переживает очевидную эскалацию. Проще говоря: если Россия «использует курдских сепаратистов», то и Турции следует «использовать Украину», как фактор давления на Россию.

На самом деле, политика Анкары заключается не в том, чтобы использовать Украину против России, турецкая политика, в первую очередь, направлена на то, чтобы получить на Украине как можно большой кусок, благо исторические условия тому способствуют, и получить как можно более широкий плацдарм для своего влияния в регионе с сухопутным выходом на южные рубежи России.

Подчеркнем, для Турции сейчас на Украине складывается уникальная ситуация: Турция не заинтересована в том, чтобы втягиваться в конфликт на Донбассе, хотя и может риторически поддерживать Киев. Более того, Турция с удовольствием заработает на эскалации кризиса на востоке Украины. Однако, «украинский плод – дозревает», чтобы упасть в руки Турции. И противостояние Украины с Россией, которое потреплет власть в Киеве будет Турции лишь на пользу. «Плод быстрее дозреет».

Хотя уже в нынешних условиях, как можно заметить, украинская власть готова «отдаться» Анкаре по очень многим направлениям, которые, вообще говоря, иностранцам отдавать не принято по определению. Даже в тех случаях, когда нет подобного нынешнему регионального контекста. А он есть и Турция воспринимает часть территории Украины, в лучшем для Киева случае, чисто исторически и гуманитарно, в плане культурного наследия, как территорию Крымского ханства.

Так что, у Турции нет логики прямого «вставления шпилек» России по Донбассу. Но не будет откровением сказать, что такова логика не только отдельных обозревателей и экспертов в Турции, но и тех, кто хочет вбить клин в и без того непростые российско-турецкие отношения. Как внутри Турции, так и за её пределами.

Впрочем, с самого начала было понятно, что Украине, желающей укрепить свою позицию по Донбассу, притянув к себе Турцию, обольщаться не надо. Как мы отметили выше, ничего в приведенной выше позиции Турции нет. По всей видимости, это — тот максимум, на который готова пойти Турция, желая усидеть на двух стульях — российском и украинском — одновременно.

Турции надо ведь действовать практически с хирургической точностью – с тем, чтобы своими действиями не привести к раздражению Москвы, которое выльется в конкретные для страны действия. Опять же, понятно, что раздражение Москвы Анкара уже имеет. Однако, искусство заключается в том, чтобы это было «контролируемое и управляемое раздражение», которое не будет выходить за рамки, когда противоположная сторона пойдет на реализацию конкретных практических мер.

Так что, конечно, Турция охотно будет строить украинские объекты инфраструктуры, за украинские же деньги, продавать Украине беспилотники и прочую военную технику, ну и получать критичные для себя технологии в сфере ОПК, к примеру, по части авиастроения. Отдельное направление — это взаимодействие по линии армии и разных силовых структур – различные совместные программы и учения.

Иными словами, Турция будет зарабатывать на Украине по максимуму в общем, со всей турецкой предприимчивостью и разворотливостью.

Тем не менее, по достаточно любопытному стечению обстоятельств ожидается, что именно на этих днях выступит «Роспотребнадзор» по ситуации с коронавирусом в Турции, где, который день, за сутки — уже более 50 тысяч заболевших. И Россия – вне всякого сомнения, крупнейший поставщик туристов в Турцию, в условиях 2021 года.

Так что, для Турции, которая всеми силами борется за спасение своего туристического сезона, пусть с ограничениями, квотами и правилами, заявление «Роспотребназдора» и повторение сценария 2020 года, когда российско-турецкое сообщение было открыто только в августе месяце – тяжелый удар. А это заявление уже давно просится: в прошлом году Турцию закрыли для поездок из России буквально «в одну секунду» и при в десятки раз меньших показателях заболеваемости. Напомним, что тогда число заболевших могло быть 2 или 3 тыс. человек в сутки. Но речь, отнюдь, не шла о нынешних 50 тысячах.

В общем, весьма сложно играть на обострение и «пытаться реализовать сценарий Нагорного Карабаха на Донбассе», как считается некоторыми обозревателями, с учетом нынешней коронавирусной обстановки и того, что туристическая индустрия Турции в эти дни оказывается буквально «заложницей доброй воли» «Роспотребназдора». Именно «доброй воли» и именно её сейчас и демонстрирует российская сторона. Потому как, повторимся, при нынешних показателях Турцию надо было закрывать для сообщения с Россией и ещё месяц назад.

В этих условиях, любое излишнее рвение по Украине – нет, оно не станет главным доводом для закрытия Турции для россиян, но оно может стать «соломинкой, переломившей спину верблюду». Оно может стать последним аргументом в пользу того, что турецкое руководство рубит сук, на котором сидит и решения высшего руководства страны о том, что где-нибудь до осени Россию пора закрывать для поездок в Турцию. И открыться лишь только ближе к августу, а то и сентябрю.

Для российских турагентств – эта ситуация не станет концом света, хотя и будет, как можно судить по звучащим комментариям, весьма болезненной. В конце концов, можно и следовало бы ориентироваться на внутренний туризм в период пандемии. Ставить в условиях нынешней ситуации на турпоток в Турцию – значит очень сильно рисковать своим бизнесом. Так что, российское руководство всегда может ссылаться на отсутствие нужного здравомыслия у туристической индустрии. А почему: кого можно винить в том, что сейчас они могут получить полный «локдаун»?

А вот для турецкой туристической индустрии ещё один такой год подряд, но отнюдь не второй, если вспомнить про 2015 и 2016-е годы, — это цепочка массовых банкротств и ухудшение и без того непростой экономической и, к слову сказать, политической обстановки. А, заметим, что в Турции, по сути, уже стартовала кампания подготовки к выборам 2023 года, причем, стартовала в тяжелой общей обстановки. Все хорошо помнят, что именно коронавирусной пандемии Дональд Трамп, в немалой степени, «обязан» потерей второго срока.

Случайно ли, что накануне визита президента Украины В.Зеленского в Стамбул состоялся телефонный разговор между президентами В.Путиным и Р.Т.Эрдоганом? – Отнюдь нет. Это, разумеется, неслучайно в контексте вышеизложенного. Турции следовало «успокоить» российскую сторону по поводу турецкого взгляда на Донбасс и «попросить» не предпринимать резких телодвижений по туристическому потоку. На момент написания данного материала их не последовало.

Каким же образом, сложился разговор между президентами В.Путиным и Р.Т.Эрдоганом? — Как всегда, два лидера прошлись широким гребнем по повестке дня от дел «срочно и важно», до «несрочно и неважно».

  1. «Срочно и важно» — это, конечно, все, что связано с коронавирусной обстановкой в Турции. «Роспотребназдор» уже занес «суровую длань» над российско-турецким авиасообщением. Телефонный разговор между двумя президентами угрозы от курортного сезона – 2021 не отвел, но придержал решение вопроса ещё на некоторое время. Тем не менее, вопрос – не снят с повестки дня.
  2. «Несрочно, но важно» — это про Конвенцию Монтрё и про Канал «Стамбул». Турки «не сегодня — завтра» объявят тендер на строительство Канала «Стамбул». И главное, что интересует Россию – это сохранение режима ограничения свободы судоходства через Черноморские проливы для военных кораблей нечерноморских государств в соответствии с договоренностями Конвенции 1936 года. Чтобы, случаем, не похоронить Конвенцию Монтрё «сумасшедшим проектом» (это не эпитет, его так в Турции сам турецкий президент и называл не раз – И.С.) Канала «Стамбул».

А уж будет или не будет Россия участвовать в проекте Канала «Стамбул» – это, безусловно, отдельный разговор и отдельный расчет. Тем более, что там речь уже идет про объем инвестиций не 20 или 30 млрд долларов. А, по самым скромным оценкам, 200 млрд долл. Но, видимо, и того больше с учетом не только строительства самого канала, как такового, но и создание всей прилегающей инфраструктуры, на всей его протяженности.

В ту же категорию «несрочно, но важно» можно отнести ряд вопросов региональной повестки, включая Сирию, Ливию и Нагорный Карабах. Это – те вопросы, которые решаются в штатном порядке под общим «надзором» со стороны двух лидеров.

  1. «Срочно, но неважно» — это про визит в Стамбул президента Украины В.Зеленского, не убоявшегося 50 тысяч заболевших в сутки и решившего прибыть лично «культурную столицу Турции» на Совет сотрудничества высокого уровня, презрев онлайн. Тут для Турции важно выбрать правильный тон и стратегию поведения по части событий в Донбассе (см. пункт 1).

Тон задавал пресс-релиз на сайте президента Турции в преддверии визита Зеленского. Ничего там прямо, с указанием именно, про Донбасс турецкая сторона не сказала, зато обещала обсудить развитие проектов, направленных «на улучшение условий жизни крымско-татарского народа». Впрочем, не будем преуменьшать значимость гуманитарных связей между Турцией и крымско-татарскими диссидентами, находящимися на территории Украины. Равно как и связей Турции с теми крымскими татарами, которые волей судеб оказались на территории Украины. За гуманитарным сотрудничеством всегда и со всей неизбежностью следуют и другие, более «расширенные» форматы взаимодействия.

  1. «Несрочно и неважно» заключается в том, кто кому позвонил – Путин Эрдогану или наоборот — и почему на сайте турецкого президента, в отличие от президента российского, по состоянию на утро 10.04, не было пресс-релиза по состоявшему телефонному разговору, зато российский пресс-релиз пестрит подробностями и больше напоминал стенограмму. Заметим, что это – достаточно редкий случай, чтобы настолько обстоятельно Кремль подходил бы к тому, чтобы освещать суть разговоров между двумя лидерами. Можно, впрочем, в этом поискать определенный смысл: допустим, накануне визита Зеленского в Стамбул, показать украинской стороне сколько между Россией и Турцией существует вопросов повестки дня и место Украины в ней – «откидное». И, тем самым, подрубить «крылья надежды» украинскому президенту ещё до его визита в Стамбул.

Повторимся, российская сторона не имеет привычки публиковать столь обширные пресс-релизы по телефонным разговорам. Там, как правило, содержатся лишь общие фразы из серии «состоялся обмен мнениями по региональной повестке дня». А тут, прямо-таки, отчет по широкому спектру вопросов.

Если говорить применительно к украинскому досье, то вот, что сообщил кремлевский пресс-релиз о телефонном разговоре между президентами В Путиным и Р.Т.Эрдоганом. Цитируем:

«По просьбе Реджепа Тайипа Эрдогана Владимир Путин изложил российские подходы к разрешению внутриукраинского кризиса. Подчёркнуто, что безальтернативной основой урегулирования является минский «Комплекс мер» 2015 года. При этом высказана обеспокоенность в связи с тем, что украинская сторона уклоняется от реализации Минских соглашений, а в последнее время возобновила опасные провокационные действия, направленные на обострение обстановки на линии соприкосновения».

Просто фиксируем как факт, что российским пресс-релизом подчеркнуто, что ситуация до Турции по Украине была доведена именно по просьбе турецкого президента и никто её обсуждать заранее не намеревался с российской стороны.

Прямо, в духе высказывания президента В.Путина о том, что «позиция Турции по Крыму – неважна». Соответственно, Россия не воспринимает Турцию как сторону, с которой она будет обсуждать свои вопросы с Украиной. Хотя, разумеется, если смотреть на ситуации в контексте мира и стабильности в Черноморском бассейне, то довести ситуацию по Донбассу (не по Крыму, где обсуждать, собственно, с Турцией и нечего –И.С.) Россия может. Где Турция воспринимается именно как одна из региональных держав, но отнюдь не участница ни конфликта, ни даже диалога по обстановке на Востоке Украины.

Впрочем, разумеется, Турция взяла кейс того же Азербайджана и Нагорного Карабаха за основу. И многие как внутри страны и за её пределами заговорили о том, что Анкара может сыграть ту же поворотную роль на Донбассе, как она сыграла и в Нагорном Карабахе. С учетом того, что как Нагорный Карабах был международно-признанной территорией Азербайджана, так и Донбасс признан в качестве территории Украины. Более того, Армения, которая претендовала на Нагорный Карабах, не признавала эту территорию. Равным образом, нет признания со стороны России ДНР и ЛНР. Иными словами, в контексте того же ОДКБ России не было причин вмешиваться в конфликт. Из серии – «не будет и сейчас», по причине того, что Россия не является (официально) стороной конфликта.

При этом, разумеется, забываются «небольшие нюансы», которые можно выразить просто Донбасс – не Нагорный Карабах. Отношения России с Донбассом, отношения Украины с Турцией, все подоплека – совсем другое, что сразу стало понятно из заявлений российских официальных лиц. Так что, все, что пока остается Турции делать в отношении этого конфликта – это оказывать моральную поддержку Украине и «запрашивать» информацию у России. Которую та по запросу предоставляет турецкой стороне.

Однако, не стоит столь уж скептически относиться к турецкому влиянию на Украине.

Понятно, что, просто по определению, невозможно строить турецко-украинские отношения по той же модели, что и турецко-азербайджанские отношения (из серии «два государства – один народ» — И.С.). Однако, у Турции есть серьезные козыри, которые она может и уже использует с целью наращивания своего влияния на Украине: это – крымско-татарская диаспора, строительно-подрядные сектор, деньги турецких холдингов для инвестиций, оборонно-промышленный комплекс в части беспилотных летательных аппаратов, поставки товаров народного потребления широкого спектра. Кроме того, если говорить о культурном влиянии, то можно вспомнить турецкие фильмы и сериалы, пропагандирующие положительный образ Турции, которые популярны не только в России, но и на Украине.

55.91MB | MySQL:105 | 0,435sec