Что стоит за действиями президента К.Саида, обострившими политическую ситуацию в Тунисе

В свете ряда все более агрессивных шагов, предпринятых президентом Туниса Кайсом Саидом в последние месяцы, некоторые местные наблюдатели делают вывод о том, что он готовит почву для дальнейших действий по устранению своих противников и укреплению своих президентских полномочий, основанных на его собственной интерпретации конституции страны. принятой после «арабской весны». К.Саид — необычная фигура в современной тунисской политике. Малоизвестный профессор конституционного права, который баллотировался в качестве независимого кандидата без поддержки какой-либо организованной или дорогостоящей предвыборной  кампании, Кайс Саид был избран с более чем 70% голосов в октябре 2019 года. Он, по определению, популист, но не в том смысле, как Дональд Трамп в США или Виктор Орбан в венгрии: его послужной список чист, он выступал на платформе, обещая бороться с коррупцией, и его намерения до сих пор казались благожелательными. Он также прилагает усилия, чтобы позиционировать себя «обычным, незатронутым негативным политическим прошлым человеком из народа». Перед посадкой на рейс в Каир на недавнюю встречу с президентом Египта Абдель Фаттахом ас-Сиси Саид остановился в придорожном кафе, чтобы выпить кофе в бумажном стаканчике с несколькими местными жителями. В январе, когда страну сотрясали ежедневные демонстрации, протестующих против высокого уровня безработицы и экономических разочарований, усугубленных пандемией коронавируса, президент неожиданно появился посреди главной магистрали города, чтобы поприветствовать сторонников и прохожих. Но с начала года Тунис увидел новую сторону Саида. В последние месяцы он проявил упрямство, пристрастие к временами странным политическим трюкам и проявил нежелание вести переговоры или идти на компромисс со своими оппонентами. При этом, правда,  некоторые тунисцы считают, что это именно то, что нужно стране: действия Саида свидетельствуют об интенсивной политической поляризации, которая усилилась в Тунисе за последний год. На мероприятии, посвященном 65-летию тунисских сил безопасности в воскресенье, Саид направил ясное, если не сказать угрожающее послание премьер-министру Хишему Мешиши, фигуре, которая, хотя когда-то и была союзником Саида, в последнее время стала политическим заклятым врагом президента.  «Президент является верховным главнокомандующим военными и гражданскими вооруженными силами. Пусть этот вопрос будет ясен всем тунисцам. Нет никакого различия. Закон, тексты мира и кодекс договоров и обязательств — все это упоминает об этом. Вооруженные силы Туниса -это вооруженные силы и силы безопасности», — сказал Саид в своей речи, во время которой присутствовали как Мешиши, так и еще один из главных противников президента, спикер парламента и лидер партии «Ан-Нахда» Рашид Ганнуши. Недвусмысленное упоминание Саидом абсолютной  власти президента над силами внутренней безопасности страны, а не только над армией, привело многих наблюдателей и политиков в Тунисе в состояние повышенной готовности. Активно заговорили о «тихом конституционно перевороте». Конституция Туниса 2014 года четко определяет разделение властей в рамках исполнительной власти. В настоящее время она предоставляет президенту прерогативы в дипломатических и оборонных вопросах, в то время как теоретически Министерство внутренних дел и силы внутренней безопасности Туниса находятся под контролем премьер-министра. Эта последняя полемика может показаться просто тонкой, конституционной формальностью, но она укладываются в  модель все более радикальной риторики со стороны президента в рамках победы в нынешнем политическом тупике, который парализовал парламент и серьезно затруднил управление страной в течение нескольких месяцев. В январе Саид отказался привести к присяге четырех министров, выбранных Мешиши в ходе перестановок в кабинете, заявив, что у этих лиц есть конфликт интересов. Также на прошлой неделе, сделав вышеуказанное заявление, которое встревожило многих, Саид заблокировал усилия парламента по созданию Конституционного суда Туниса, ключевого компонента тунисской революции и ее надежд на устойчивую демократию, которая еще не создана. Конституционный суд  Туниса должен был стать первым в своем роде в арабском мире. Саид, однако, заявил, что крайний срок для его создания прошел, и что правительство затянуло с этим. Некоторые расценили это как признак того, что Саид почувствовал угрозу от шага спикера парламента Ганнуши — возможно, политически мотивированного по времени, поскольку именно такой суд мог быть единственным способом нейтрализовать Саида — и что президент сопротивлялся этому шагу, чтобы лишить парламент бОльшей власти. Однако с 2014 года парламент неоднократно предпринимал попытки назначить Конституционный суд, и этот процесс долгое время был сопряжен с проблемами и разногласиями. В понедельник лидер тунисской партии «Амаль» Ахмед Неджиб Шебби обвинил Саида в проведении «мягкого государственного переворота», а экономист Магребин написал, что речь президента была признаком «неконтролируемого аппетита Саида к власти». Профессор конституционного права Рабель аль-Хараифи написал в Facebook, что этот шаг может означать, что «скоро произойдут болезненные решения и трудные дни, которые могут начаться с серии арестов среди депутатов», ссылаясь на комментарий Саида, в котором он заявил, что иммунитет политиков не может быть абсолютным. «Что важно из этой речи, так это то, что она проинформировала все силовые структуры о том, что решения и инструкции издаются им одним, и он имеет это в виду и призывает их не слушать премьер – министра», — написал аль-Хараифи. Аналитики, однако, подчеркивают, что до сих пор это была всего лишь риторика, и что даже если Саид решит действовать в этом направлении, у него мало ресурсов. «Это крайность — говорить, что это государственный переворот. Конечно, Саид хочет возвращения к президентской системе, но у него нет средств или сильной команды, чтобы применить то, что он говорит, что хочет сделать», — говорит Юсеф Шериф, эксперт по североафриканской политике и директор Columbia Global Centers Tunis. «Подчеркивая еще один случай в прошлом году, когда Саид говорил в аналогичной риторике о президентских полномочиях над вооруженными силами, — политолог Тарек Калауи говорит, — что те, кто считает воскресную речь «переворотом», руководствуются своими собственными политическими позициями, особенно те, кто симпатизирует «Ан-Нахде»». «Политический баланс сил в стране не дал бы ему возможности [переворота]… это война слов и проблема доверия», — считает Калауи. То, что подтолкнуло Саида к его недавнему заявлению, — это его давний конфликт с Ганнуши, «Ан-Нахдой» и совсем недавно – с Мешиши. Спор между этими сторонами начался еще в 2019 году и обострился после провала правительства Элиеса Фахфаха в 2020 году, которое ушло в отставку после того, как «Ан-Нахда» отозвала свою поддержку. «Что бы ни делал Кайс Саид, это происходит не по заранее подготовленному сценарию, а развивается по мере изменения ситуации», — говорит Калауи. — Его недоверие к политическим партиям растет, но это не было его позицией с самого начала». Часть проблемы, объясняет Калауи, заключается в том, что «Саид не является традиционным политиком. Его комментарии не имеют второй или третьей степени, и он реагирует вспышками гнева». По словам Шерифа, конфликт между Ганнуши и Саидом выходит из-под контроля, добавив, что в конечном итоге он может привести к роспуску парламента и досрочным выборам. Несмотря на полное отсутствие политического опыта и поддержку партии, стоящей за ним, именно популярность Саида среди электората пока удерживает его на плаву. Его сохраняющаяся популярность, по мнению аналитиков, объясняется непоколебимой оппозицией Саида «Ан-Нахде» и тунисской политической элите. Недавние опросы показали, что его рейтинг одобрения составляет около 50%, что сильно  впереди рейтинга других партийных лидеров. Главный козырь Саида – он бросил открытый вызов нынешней порядком скомпрометировавшей себя в глаза электората системе, членом которой он никогда не являлся. Многие сторонники Саида считают, что парламентская система слаба, и хотели бы видеть возвращение президентской системы, говоря, что сильное, единое правительство-это именно то, что нужно Тунису, столкнувшемуся с беспрецедентным экономическим кризисом.

51.86MB | MySQL:101 | 0,326sec