О попытке «захвата» исламистами протестного движения в Алжире

В течение апреля текущего года алжирские, а с их подачи и некоторые российские СМИ, в том числе и довольно крупные по охвату аудитории, распространили материалы, заголовки которых красноречиво отражают их содержание: «Реванш исламистов: радикалы захватывают мирный протест в Алжире», «Радикальные исламисты захватывают протестное движение в Алжире» и т.п.

Основанием для их появления послужило якобы наблюдаемое увеличение присутствия среди усиливающихся народных протестов исламских радикалов.

Дело в том, что уход в 2019 г. со своей должности уже бывшего алжирского президента Абдельазиза Бутефлики отнюдь не удовлетворил оппозицию, которая не считает его отставку своей безусловной победой.

И это вполне оправданно – подобное произошло в рамках самой правящей системы, когда армия фактически перехватила протестные настроения, по сути, «поменяв» президентов, и не допустив тем самым обрушения правящего Алжиром с 1962 года политического режима и при этом усилив свое влияние на власть.

Реальных же изменений несущих конструкций государственной власти не произошло. Ее по-прежнему контролируют связанные с националистической партией ФНО лица, не допускающих серьезных изменений и политических реформ, которые бы могли умалить их присутствие в управлении.

Соответственно, поскольку основные цели протестного движения не были реализованы, оппозиционные выступления продолжаются. Более того, с начала 2021 года отмечается их некоторое усиление из-за все большего ухудшения социально-экономического положения в стране.

С учетом туманных перспектив алжирской сырьевой экономики по его улучшению почва для дальнейшего расширения протестов остается весьма серьезная.

В этих условиях представители алжирских властей пытаются демонизировать протесты, которые условно объединяет и координирует надпартийное движение «Хирак» («Хватит»).

Делается это с целью его раздробления и ослабления. Соответственно, в ход идут «страшилки», связанные с обвинением оппозиционеров в связях с радикальными исламистами. Причем не абы какими, а с «карикатурными». Теми, которые в 1990-е гг. боролись против политического режима АНДР с оружием в руках, когда погибло около 200 тысяч человек.

Причем в качестве объекта для таких нападок избрали малоизвестное даже в самом Алжире движение «Рашад».

Его название можно перевести в разных вариантах как «движение в правильной направлении», «истина» и т.п. Хотя, конечно, при желании кто-то и может предъявить его адептам то, что у некоторых мусульман оно может означать «божественный смысл», а алжирские историки вспоминают в этой связи династию арабских правителей-халифов рашидинов.

Между тем, согласно утверждениям представителей алжирских властей, члены «Рашада» будто бы в большинстве своем являются ФИСовцами (Фронт исламского спасения, победивший на выборах в парламент в 1991 г., разогнанный и запрещенный после этого алжирскими силовиками).

Заметим, однако, что членством 30-летней давности в давно ушедшей в историю организации в Алжире мало кого удивишь, ибо на 1991 г. популярность ее была сравнима с популярностью победившей на выборах в российское Учредительное собрание эсеровской партией. И в него тогда нередко записывались очень многие недовольные действующим алжирским политическим режимом, даже не всегда явно выступающие с четко религиозных позиций.

И бывшие ее члены и «симпатизанты» встречаются не только среди представителей оппозиционных партий, но и структур, заседающих не только в парламенте АНДР, но и даже правительстве, в некоторых кабинетах которого бывало аж по четыре «легальных исламиста», в том числе и с характерным «историческим» прошлым.

Что же касается ФИС, то эта структура давно уже мертва, как, впрочем, и ее «осколки». И никто не может предъявить присутствие его адептов среди протестующих, как невозможно обнаружить и реальное серьезное влияние среди оппозиции членов движения «Рашад».

Во всяком случае, посты на его странице в Facebook, имеющей 435 тысяч подписавшихся, реально получают одобрение в виде «лайков» лишь десятков, в крайнем случае сотен пользователей, что для 45-миллионной страны явно не свидетельствует о его широкой популярности.

Тем не менее, на протяжении апреля сам президент АНДР Абдельмаджид Теббун как минимум дважды открыто нападал на последних, обвиняя их в попытке дестабилизировать ситуацию в стране.

Так, в начале апреля, выступая на заседании Высшего совета безопасности Алжира, он назвал его «незаконным экстремистским движением, близким к террористам и занимающимся подрывной деятельностью». Ранее из близких к властям АНДР источников появлялись ничем не подтвержденные данные о якобы имеющихся связях данной структуры с запрещенной в РФ «Аль-Каидой». Впрочем, он не предоставил подтверждающей это информации с конкретным списком его деяний. Нет, кстати, ее и в официальном списке экстремистских организаций РФ.

Видимо, такими данными он не обладает, поскольку в недавнем интервью официальному изданию алжирских вооруженных сил El Djeich президент Теббун, называющий себя «защитником благословенного «Хирака»», куда входит и «Рашад», подверг представителей последнего разгромной критике: «Эти летучие мыши, состоящие в заговоре с целью дестабилизации ситуации в стране, скрытно сеют сомнения, ложь и слухи».

На этом основании алжирские власти предпринимают попытки арестовать членов «Рашада», однако до сих пор в АНДР по официальным данным удалось лишь якобы одного из них, Ахмеда Мансури, которому приписывают участие в бандгруппе 1990-х гг.

Почему же они удостоились такого внимания? Заметим, что условная штаб-квартира «Рашида» находится в Лондоне, часть ее членов проживают в Женеве, но реально эта организация состоит из горстки алжирских эмигрантов-интеллигентов либерального толка с соответствующей идеологией. Все желающие ознакомиться с ней могут сделать это на официальном сайте организации. Ни одного указания там, свидетельствующего о принадлежности их к исламистам и экстремистам тем более радикальным, с насильственными методами борьбы или исповедующих человеконенавистническую идеологию, автору статьи найти не удалось.

Одним из лидеров данной структуры, созданной в апреле 2007 года с официально заявленной целью «ненасильственного демократического изменения алжирского политического режима», считается бывший алжирский дипломат Мухаммед Арби Зитут.

Причем сами ее представители заявляют, что «Движение «Рашад» — это не политическая партия, поскольку структура нынешней власти не позволяет заниматься полноценной политической деятельностью.

Движение «Рашад» рассчитывает стать политической, общественной и идейной силой, направленной на проведение реального изменения политического строя, предоставление алжирцам полной свободы, обеспечивающей им более благоприятное демократическое пространство, а также возвращение добросовестной политической конкуренции на пользу всем алжирцам.

Движение «Рашад» считает, что государство справедливости и мудрого правления в Алжире будет содействовать развитию Магриба и укреплению отношений с народами стран Средиземноморского бассейна, Африки, арабского и исламского миров (одно из немногих упоминаний в ее идеологии религии, явно не свидетельствующее в пользу принадлежности данной организации к радикальным исламистским), а также внесет вклад в укрепление мира и стабильности в всем мире.

И его члены намереваются осуществить это путем «мирного политического перехода к правовому государству, равноправию всех граждан и гарантий прозрачности государственного управления».

Движение «Рашад» придерживается принципа участия в этом всех слоев алжирского общества и учёта их мнения. Движение «Рашад» открыто для всех инициатив, которые направлены на наведение мостов между политическими субъектами в Алжире с целью создания доверительных отношений и их объединения.

В связи с этим члены «Рашад» выступают, прежде всего, за отход от нынешней практики алжирского режима, под ним движение понимает «усиление милитаризма, ограничение свободы, его политическая исключительность».

Представители «Рашад» выступают за сугубо «мирные протестные выступления» в Алжире, которые и должны сподвигнуть официальные власти пойти им навстречу. Правда, его лидеры обычно предпочитают это делать из уютных лондонских апартаментов, и во многом поэтому реальное влияние членов данной структуры на события в родной стране невелико.

Но почему же Теббун и Ко обрушились именно на эту структуру? Предположим, что им нужна была хоть какая-то зацепка для демонизации протестного движения «Хирак», которое «Рашад» поддерживает. Наличие в их рядах в том числе бывших членов ФИС и к тому же находящихся за границей, видимо, и стало основанием для представителей правящего режима попытаться разбить единство оппозиции вбросами относительно «поднявшей голову исламистской опасности».

Что же касается нападок алжирских властей, то, как представляется, тем самым они дополнительно пытаются скрыть свои собственные упущения.

Напомним, что вовлечение в политику и управление бывших исламистов было одним из основных направлений курса бывшего президента А.Бутефлики по вовлечению их в мирную жизнь. Не случайно, что третье место по численности депутатов в парламенте страны прочно удерживают исламистские партии.

Соответственно, с подачи алжирских же властей в ней параллельно в угоду исламистам осуществлялась ползучая исламизация прежде преимущественно светской жизни большинства алжирцев.

Иными словами, сами высшие алжирские чиновники создали условия для ренессанса исламистов, но они же обвиняют в этом маргинальное и малоизвестное даже большинству алжирцев движение горстки интеллигентов.

Между тем, роль исламистов в протестах действительно имеет шансы заметно увеличиться в том числе потому, что они, получив серьезные преференции про проведении в жизнь «семейных» законов, действуют дальше с целью расширения своего влияния, ибо как известно, умиротворение движений, нацеленных на экспансию, исторически бесперспективно.

Сейчас, например, они недовольны недостаточным, по их мнению, давлением официальных властей на берберскую идентичность и сохранением для их культуры формального статуса автономии.

И, разумеется, в случае возобновления «горячей» фазы протестных выступлений исламисты не упустят возможности открыто заявить о себе как о реальной силе. И уже сейчас представители тех самых парламентских исламистских партий, пущенных в Национальную Ассамблею Бутефликой, регулярно появляются на протестных акциях. И они будут пытаться впоследствии перехватить руководство рыхлым алжирским оппозиционным движением.

Но виновными с подачи президента Теббуна оказываются в этом малоизвестные либералы-маргиналы. Видимо, представителям официальных алжирских властей крайне неудобно признаваться в том, что это они сами своими же руками реанимируют, казалось бы, сокрушенного в 1990-е гг. противника, и собственные ошибки «вешаются» на представителей иных политических сил.

51.65MB | MySQL:101 | 0,351sec