О политической ситуации в Ливии после срыва визита делегации ПНЕ в Бенгази

Паузу, образовавшуюся в результате отказа на прошлой неделе части элиты Киренаики принять в Бенгази выездную сессию ПНЕ, стороны проводят по разному, но вполне показательно, а именно, демонстрируя своим поведением, что, как бы, ничего не произошло. Главнокомандующий ЛНА, самопровозглашенный фельдмаршал Халифа Абу аль-Касим Хафтар принял, 1 мая, в своей штаб-квартире в пригороде Бенгази Аль-Раджме, специального представителя генерального секретаря ООН в Ливии, Яна Кубиша в присутствии заместителя председателя Президентского совета, Мусы аль-Кявни. 30 апреля Я.Кубиш встретился в Триполи с главой Высшего государственного совета, Халедом аль-Мишри, с которым в ходе переговоров они подчеркнули «необходимость стабилизации режима прекращения огня и открытия прибрежной дороги, чтобы облегчить страдания граждан. В тот же день, Глава Палаты представителей Акила Салех встретился с Х.Хафтаром в своей резиденции, в Аль-Куббе, в присутствии первого вице-премьера ПНЕ Хусейна аль-Катрани. На встрече были затронуты последние по времени события в стране. В субботу премьер-министр ПНЕ Абдель Хамид Дбейба посетил строительство электростанции в Западном Триполи, где он, инженеры и рабочие, которые участвуют в реализации проекта приняли участие в завтраке по случаю Международного дня трудящихся, который ежегодно отмечается 1 мая. В ходе визита Дбейба был проинформирован о ходе строительства, а также о графике завершения работы по сооружению электростанции, которая поэтапно добавит 670 мегаватт в электросеть страны. В ходе мероприятия глава ПНЕ заявил, что ряд дел об отключении электроэнергии уже находятся на рассмотрении у генерального прокурора, а само подключение западной и восточной электросетей является первоочередной необходимостью.

А.Х.Дбейбу сопровождали председатель Совета директоров General Electricity Company Виам аль-Абдали и государственный министр по делам премьер-министра и кабинета министров Адель Джумаа. Как известно, ряд городов и отдельные регионы Ливии страдают от частых отключений электроэнергии в последний период, одним из которых стало погружение восточного региона в полную темноту1 мая. General Electricity Company объявила, что количество часов нагрузки в восточном сегменте электрической сети составляет на сегодня, от пяти до шести часов, в то время как западное и южное сегменты  электросети испытывают нагрузку до трех часов. Ранее, 28 апреля А.Х.Дбейба осудил недавнее «неоправданное» отключение электроэнергии, примерно после 20 дней «эффективной» работы электросети почти без перебоев, подчеркнув, что отключение «произошло в результате активного действия», объявив, в итоге, что материалы по этой проблеме были отправлены в Генеральную прокуратуру.

Учитывая крайнюю обеспокоенность Киренаики вопросами электроснабжения, визит Дбейбы на объекты General Electricity Company выглядит вполне оправданным и имеющим нужную имиджевую составляющую.

Постепенно проясняются все новые обстоятельства, предшествовавшие срыву встречи в Бенгази. Политолог Рашид Хашана сообщает, что Хафтар не принимал решения запретить прибытие делегации ПНЕ в Бенгази, пока не был проинформирован о программе визита, которая не включала встречи между ним и Дбейбой на базе Аль-Раджма. ПНЕ настаивает на распространении своей власти на все районы Ливии, чему способствует позиция в этом отношении ООН, которая неоднократно призывала к выводу наемников и иностранных войск с ливийской территории. Ожидалось, что стороны, затронутые политическим решением, воспрепятствуют движению с помощью мин, которые они установили на прибрежной дороге, и попытаются сорвать работу Совместного военного комитета «5 + 5» и, наконец, не допустят, чтобы самолет с главой ПНЕ и членами его делегации совершил посадку в аэропорту Бенина, в Бенгази в прошлое воскресенье. Последний шаг был сделан после официального объявления сроков визита по предварительной договоренности. Само решение о посещении Киренаики было принято Дбейбой в ответ на просьбы, высказанные жителями Бенгази и Киренаики, в целом, на которые ПНЕ отреагировало, олицетворяя единство страны, а также, с целью «изучить условия жизни своего народа и удовлетворить их права и услуги», — говорится в официальном заявлении кабмина.

В окружении Халифы Хафтара пояснили, что среди телохранителей премьер-министра присутствовали «экстремистские элементы, террористы и те, кто разыскивается за уголовные преступления», а сам он настаивал, чтобы делегацию ПНЕ охраняли только лояльные ему силы. Это сообщение означало попытку вернуться к условиям, которые преобладали до соглашения о прекращении огня 23 октября прошлого года, то есть, то, что Киренаика будет во власти Хафтара, а Триполитания — останется в ведении ПНЕ, аналогично ситуации, которая была во времена правительства Фаиза Сарраджа. Мотивы такой позиции стали ясны, когда выяснилось, что Хафтар не принимал решения о недопущении посещения Бенгази делегацией ПНЕ до тех пор, пока он не был проинформирован о программе визита, которая не включала встречу между ним и Дбейбой на первом этапе. Другими словами, Хафтар ждал, пока премьер-министр признает его полномочия, которые  не получил конституционным путем. Более того, считается, что Хафтар недооценивает военный истеблишмент Триполитании из-за своего выступления против высшего командования армии, представленного Президентским советом, в целом. Он также недооценил авторитет Министерства обороны, руководство которым взял на себя Дбейба, в дополнение к своему руководству правительством. Первый вопрос, который приходит на ум в свете этого упрямства, препятствующего политическому процессу, заключается в следующем: почему Хафтар молчал в течение последнего периода, когда он наблюдал за развитием событий в направлении мирного решения, которое он стойко и упорно игнорировал до недавнего времени? Кто был той силой, которая сумела заставить его замолчать, и почему он теперь возвращается на первый план?

Объясняя, почему самолет с Дбейбой не приземлился в Бенгази, комментаторы, как правило, предупреждали о возвращении призрака разделения и ликвидации ливийского государства. В этом контексте заместитель премьер-министра ПНЕ Рамадан Абу Джахна считает, что недопущение заседания ПНЕ в Бенгази «дает возможность тем, кто стремится к провалу политического процесса, для вида, сожалея об этом». По его мнению, «есть партия, стремящаяся сохранить состояние политического раскола, демонтировать государство и шантажировать его институты». Абу Джахна поднял важный вопрос, связанный с ограничениями общественных и частных свобод в Киренаике, которая «находится под влиянием военной клики», подтвердив свою приверженность «праву ливийцев противостоять любой политической власти в стране в пределах рамок свободы слова и отказа от использования насилия и саботажа для выражения оппозиции». Эта позиция совпала с публикацией нового доклада Amnesty International об условиях свободы в зонах влияния Хафтара. Поэтому Абу Джахна, как и большинство ливийцев, подчеркнул необходимость «отражать раздоры и не позволять отступать или отказываться от наших обещаний ливийцам построить гражданское общество, добиться справедливости и установить национальное примирение». Ясно, что поворот, который принял конфликт в Ливии после Берлинской конференции в начале прошлого года, установил две параллельные линии между теми, кто осознал, что война бесполезна и что «игра окончена», и теми, кто мечтал править Ливией, после взятия столицы с применением оружия. Конечно, то значение, которое в Германии придали этой конференции в присутствии канцлера А.Меркель, президента Франции Э.Макрона и госсекретаря США М.Помпео, напугало ливийский военный лагерь, особенно после угрозы наложить санкции на несогласных и непримиримых. И поскольку Хафтар осознал сложность новой ситуации для него с зафиксированным прогрессом в направлении политического решения, он предпочел хранить молчание в течение прошедшего периода. Он не мог даже использовать офицеров, представляющих его лагерь в Совместном военном комитете «5 + 5», чтобы расколоть его или сорвать его работу.

Несмотря на все противодействие и саботаж, ПНЕ добилось важных успехов по четырем направлениям, которые, как никто не предполагал, будут достигнуты в течение периода, который не превышал пятидесяти дней. На первом направлении ему удалось поддерживать режим прекращения огня таким образом, что ливийцы впервые почувствовали вкус мира после почти десяти лет гражданского конфликта. По второму — впервые за много лет был подготовлен единый бюджет, который был представлен в Палату представителей (которая также восстановила свое единство), и после обсуждения она вернула его правительству для внесения поправок, а затем, документ вернулся в парламент для утверждения. По третьему направлению, планы по борьбе с пандемией коронавируса конкретизировались, достигнув успехов в этой области, которых не смогли достичь соседи. Что касается четвертого направления, то оно было связано с внешним движением к столицам, влияющим на ливийское досье, что было воплощено в важном визите премьер-министра ПНЕ в Египет в сопровождении высокопоставленной делегации. Затем были Абу-Даби, Анкара, Москва, а затем Рим, в дополнение к визиту главы Президентского совета, Мухаммеда аль-Манфи, в Париж. Можно сказать, что ПНЕ сосредоточило внимание на необходимости вывода иностранных сил и наемников из Ливии, и в этой позиции его поддерживают влиятельные международные силы, наиболее заметной из которых являются США. После того, как Хафтар объявил сперва, что он не признает новые исполнительные институты и не имеет с ними дела, американская позиция принимает другое измерение, так как она ясно выражена в снятии с ренегатов любого международного прикрытия, особенно после того, как Пентагон подтвердил, что Америка «продолжает поддерживать Форум ливийского политического диалога и серьезно борется с опасностью, исходящей от террористических группировок в Ливии».

Можно со всей уверенностью констатировать, что министр иностранных дел ПНЕ Наджла аль-Манкуш была наиболее ясной в этом отношении, поскольку она предложила установить четкие графики вывода иностранных сил, что вызвало на нее шквал нападений от бенефициаров оставшихся в Ливии наемников. Перед лицом кампании против министра, официальное заявление МИД Ливии подтвердило ее заявления во время слушаний в Комитете по иностранным делам в штаб-квартире итальянского парламента. В этом заявлении подтверждается, что позиция ливийского правительства «последовательна и ясна по отношению ко всем наемникам на ливийской земле без исключения и уточнения». В этом смысле вопрос вывода сирийских наемников, направленных Турцией, станет предметом серьезных разногласий между политическим исламистским течением, которое отказывается с ними расстаться под предлогом того, что их уход «снова откроет дверь для войны», тогда как противоположная сторона настаивает на том, что вывод включает все внешние силы без исключения. Более вероятно, что американская позиция разрешит этот спор, поскольку США впервые заговорили о контактах, имевших место между ними и Хафтаром во время атаки на Триполи, а также об идеях и предложениях, которые они представили ему для прекращения атаки, но он отклонил их согласно тому, что сказал американский посол в Ливии Р.Норланд, который не раскрыл содержание предложений, но сказал, что они «касаются вооруженных формирований и распределения государственных доходов, а также вооруженного «Братства» и боевиков», не вдаваясь в подробности. Более того, посол США возложил ответственность за отказ от этой попытки на Хафтара, поскольку он «отвернулся от всех этих предложений и инициатив». Р.Норланд также признал, что ничто не могло остановить тогда эту атаку на Триполи, кроме турецкого вмешательства, а это очень важное признание. Отсюда мы понимаем правду о роли, которую Вашингтон сыграл во время наступления ЛНА на Триполи, как о роли пожарного, которому не удалось в той ситуации затушить конфликт.

Вскоре на повестке дня будет поднят еще один острый спорный вопрос, который будет способствовать активизации Хафтара, и он связан с руководящими должностями в государственных учреждениях, включая должность Генерального прокурора и пост глав Центрального банка Ливии и Национальной нефтяной корпорации. После того, как комитет Палаты представителей рассмотрел список предложенных имен для занятия этих должностей, он направил их в Верховный государственный совет, прежде чем их снова вернут в Палату представителей для утверждения или отклонения. При частых разговорах о необходимости проведения всеобщих выборов в срок, то есть до конца этого года, наблюдатели недоумевают, что голоса тех партий, которые, как предполагается, полным ходом готовятся к этому важному политическому событию, блекнут и теряются. Кроме того, многие компоненты гражданского общества, пострадавшие на протяжении последних лет от конфискаций, репрессий и даже убийств, приглушили свой голос или были вынуждены эмигрировать, что ослабит их роль в предстоящих выборах не только на уровне избирательных кампаний и мониторинга прозрачности и честности голосования, а также с точки зрения выдвижения тех, или иных кандидатур в парламент. Недоверие к партиям и их лидерам можно объяснить болезненным опытом, который пережили ливийцы за последние десять лет, поскольку большинство из них рассматривали свои позиции как быстрый способ обогащения и получения престижа. Большинство из них не представило четких целей и программ конституционных, политических и социальных изменений, а также планов на будущее. Похоже, что стороны остались на грани свержения предыдущего режима, но без видения перспектив на следующий день. Затем вспыхнули идеологические конфликты, которые скрыли от глаз этих лидеров достоинства новой фазы, что привело к конфликтам, которые иногда носили сектантский, а иногда носили региональный или даже личный характер. Это соперничество стало подходящей почвой для вспышки вооруженных конфликтов, которые истощили страну в течение десяти лет, и неизвестно, положат ли всеобщие выборы, если они будут проведены вовремя, конец этим конфликтам или политическая сцена в Ливии, в посткаддафистский период станет похожей на ту, что имеет место быть в соседнем Тунисе?

55.93MB | MySQL:105 | 0,464sec