О ходе американо-иранских переговоров по СВПД

Иран и США договорились об обмене пленными, сообщил 2 мая проиранский ливанский телеканал «Аль-Маядин» со ссылкой на неназванных иранских официальных лиц. По его данным, Иран намерен  освободить четырех американцев, обвиняемых в шпионаже, в обмен на четырех иранских граждан, удерживаемых в Соединенных Штатах, и освобождение 7 млрд долларов замороженных иранских средств. Иранское государственное телевидение со ссылкой на официального представителя позже подтвердило это сообщение. Однако США недвусмысленно отрицали, что было достигнуто какое-либо соглашение.  В Вашингтоне представитель Госдепартамента Нед Прайс заявил агентству Рейтер: «Сообщения о том, что сделка по обмену пленными была достигнута, не соответствуют действительности. Как мы уже говорили, мы всегда поднимаем дела американцев, задержанных или пропавших без вести в Иране. Мы не остановимся, пока не сможем воссоединить их с семьями». Ряд анонимных иранских экспертов, тем не менее, подтвердили, что обмен пленными войдет в первый пакет снятия санкций США в рамках реанимации СВПД. «отрицание этого факта представителями американской дипломатии они связали с щекотливостью момента с точки зрения желания Белого дома избежать обвинений со стороны республиканцев  по вопросу выплаты фактического выкупа за освобождение граждан США».   Иран и мировые державы сейчас ведут переговоры о возобновлении ядерного соглашения 2015 года, от которого Вашингтон отказался три года назад.  В этой связи отметим, что, по данным серьезных экспертов в США, стороны уже в принципе достигли договоренности по контурам «промежуточной сделки», которая может стать способом для сторон выиграть время для достижения более прочного урегулирования, которое включает в себя размораживание иранских средств, заблокированных в соответствии с санкциями США. Главный переговорщик Ирана по ядерной программе заявил 1 мая, что Тегеран ожидает, что санкции США в отношении нефти, банков и других секторов, а также большинства физических лиц и учреждений будут сняты на основе договоренностей, достигнутых до сих пор на переговорах в Вене. «Санкции… по энергетическому сектору Ирана, который включает нефть и газ, или по автомобильной промышленности, финансовым, банковским и портовым санкциям — все это должно быть снято на основе достигнутых до сих пор договоренностей», — цитируют иранские государственные СМИ слова заместителя министра иностранных дел Аббаса Арагчи. Он не сказал, по какому механизму будут сняты санкции, и не упомянул, как Тегеран выполнит требования Вашингтона и вернется к своим обязательствам по сделке.

Россия и западноевропейские державы, тем временем, дали противоположные оценки предстоящей задаче на переговорах по полному возвращению Ирана и Соединенных Штатов в соответствие с ядерной сделкой 2015 года, поскольку переговоры были отложены на шесть дней.  «У нас много работы и мало времени. На этом фоне мы надеялись бы на больший прогресс на этой неделе»,- говорится в заявлении высокопоставленных дипломатов так называемой Е3 — Франции, Великобритании и Германии. Официальные лица заявили, что надеются достичь соглашения к 21 мая, когда истекает срок действия соглашения между Тегераном и МАГАТЭ о продолжении мониторинга некоторых видов иранской ядерной деятельности. «Мы еще не пришли к взаимопониманию по самым критическим пунктам. Успех отнюдь не гарантирован, но и не невозможен», — добавили они. «Мы не должны ожидать прорывов в ближайшие дни», — заявил журналистам посол России при ООН Михаил Ульянов после встречи оставшихся сторон, завершившей третий раунд переговоров, добавив, что переговоры возобновятся в пятницу. «Нам нужно просто продолжать дипломатическую, повседневную работу, и у нас есть все основания ожидать, что результат, окончательный результат будет успешным, и он наступит довольно скоро, через несколько недель», — сказал Ульянов. Тем не менее, рискнем предположить, что основные контуры промежуточного соглашения в целом уже согласованы. При этом отметим, что основные переговоры идут между иранцами и американцами, и об их итогах российская сторона информируется не в полной мере. Скорее всего, ее просто поставят перед фактом.  На просьбу прокомментировать ситуацию Госдепартамент США сослался на прошлые заявления, в том числе на высказывания в 1 мая советника президента США по национальной безопасности Джейка Салливана, который заявил, что переговоры проходят «в неясном месте». «Мы видели готовность всех сторон, включая иранцев, серьезно поговорить о смягчении санкций и пути возвращения к СВПД», — сказал Салливан, имея в виду Совместный всеобъемлющий план действий, название ядерной сделки. «Но все еще неясно, завершится ли это сделкой в Вене», — сказал он. Госдепартамент также сослался на высказывания своего пресс-секретаря Неда Прайса в четверг 30 апреля, когда он заявил, что стороны «не находятся на пороге какого-либо прорыва» и впереди «потенциально долгий путь». Ряд экспертов в этой связи говорят о том, что стороны уже ведут «прямой диалог». Сейчас основные «копья ломаются» по вопросу снятия санкций с ряда государственных структур и лиц ИРИ, которые в принципе не подпадают под рамки СВПД. Это, прежде всего, Центробанк ИРИ и его глава, а также собственно сам верховный лидер ИРИ (рахбар) и его канцелярия.  В своем выступлении Арагчи сказал, что «есть люди и учреждения, которые были специально санкционированы, и их список [США] длинный. Переговоры по этому списку все еще продолжаются». Он добавил, что в соответствии с тем, что было согласовано до сих пор, санкции будут сняты более чем с большинства членов списка. Другими словами, иранцы в восточной манере хотят максимум, но в конечном счете удовлетворяться и тем, что им на сегодня будет предложено американцами: «пряник» в виде размороженных 20 млрд долларов слишком весом для нынешнего Ирана. Иран заявляет, что 20 млрд долларов его нефтяных доходов были заморожены в таких странах, как Южная Корея, Ирак и Китай в рамках режима санкций США с 2018 года. К тому же надо отдавать себе отчет, что для президента Ирана Хасана Роухани и «умеренных» на сегодня принципиальным является  размораживание активов с целью быстрого улучшения внутриэкономической ситуации накануне президентских выборов, а не персональные санкции Вашингтона против их оппонентов из КСИР. И в принципе США максимум своих нынешних уступок уже обозначили. «Любое возвращение к СВПД потребует ослабления санкций, но мы рассматриваем возможность снятия только тех санкций, которые несовместимы с СВПД. Даже если мы вернемся к СВПД – который остается гипотетическим – мы сохраним и продолжим применять санкции в отношении Ирана за деятельность, не охватываемую СВПД, включая ракетное распространение Ирана, поддержку терроризма и нарушения прав человека», — заявил в среду 28 апреля представитель Госдепартамента Нед Прайс. Мудрено выразился, но суть тут проста: снимаем те излишние санкции, которые в запале ввел Дональд Трамп, но оставляем те, которые не относятся напрямую к СВПД.  Или еще проще: американцы разделяют пакет санкций по СВПД и ракетной программе  и «поддержки терроризма». Первые будут сниматься по мере возобновления сделки, а вторые, судя по всему, останутся «дубиной»  на неопределенно долгий срок.

55.87MB | MySQL:107 | 0,601sec