Ситуация в Ливии: март 2021 г.

1 марта назначенный на пост премьер-министра Ливии Абдель Хамид Дбейба выступил в защиту неподкупности процесса назначения новой исполнительной власти, ответив тем самым на подозрения в коррупции, которые возникли в ходе межливийского диалога. Премьер, который должен был сформировать Правительство национального единства (ПНЕ) и получить вотум доверия от парламента, в своем коммюнике настаивал на «неподкупности процесса, в ходе которого в условиях полной гласности были назначены новые министры». Он подчеркнул, что «ливийцы могли следить (за этим процессом) по телевидению и в различных СМИ».

Форум ливийского политического диалога (ФЛПД), запущенный в ноябре 2020 г. в Тунисе под эгидой ООН, позволил в начале февраля назначить Дбейбу на пост исполняющего обязанности премьера. Однако эксперты ООН предупредили в конфиденциальном докладе, что процесс назначения Дбейбы не обошелся без случаев коррупции. По их данным, два члена ФЛПД якобы заплатили взятки по 150 – 200 тысяч долларов по меньшей мере трем участникам диалога с тем, чтобы они проголосовали за Дбейбу.

2 марта временные ливийские власти призвали группу экспертов ООН опубликовать их конфиденциальный доклад о случаях покупки голосов в ходе межливийского политического диалога. В совместном коммюнике Президентский совет и премьер Дбейба призвали комитет экспертов ООН, которому было поручено следить за соблюдением эмбарго на поставки оружия в Ливию, «опубликовать результаты его расследования относительно обвинений в коррупции в ходе работы ФЛПД. Они заверили, что не позволят ни одному человеку, замешанному в коррупции, занять «ответственные посты».

Доклад экспертов ООН был опубликован 16 марта. Из него действительно следовало, что предложения о взятках были, но якобы они были категорически отвергнуты. Не обошлось и без пикантных деталей. Оказалось, что один из участников ФЛПД пришел в ярость после того, как узнал, что некоторые участники форума могли получить до 500 тыс. долларов при том, что он получил «всего» 200 тыс. Это было зафиксировано в приложении номер 13 к докладу экспертов.

В документе объемом свыше 550 страниц также утверждается, то введенное в 2011 г. эмбарго на поставки оружия в Ливию оказалось «полностью неэффективным». Среди тех, кто поддерживал в нарушение эмбарго ООН Х.Хафтара, названы ОАЭ, Иордания, Россия, Сирия и Египет. Правительство Фаиза Сарраджа поддерживали Турция и Катар.

Составленный из 75 депутатов, представлявших основные регионы Ливии, ФЛПД в начале февраля в Женеве назначил на пост исполняющего обязанности премьера Дбейбу. Он же назначил Мухаммеда аль-Манфи во главе Президентского совета из трех человек.

Со своей стороны Миссия ООН в Ливии 2 марта напомнила, что комитет экспертов ООН действовал «полностью независимо» от нее.

3 марта в Триполи прибыл авангард международной миссии наблюдателей из 10 человек. Его задачей было подготовить развертывание миссии с задачей следить за соблюдением режима прекращения огня и выездом из Ливии иностранных военных и наемников. Авангард наблюдателей сразу же направился в район Сирта, где находилась линия соприкосновения сторон, а также в Мисурату и Бенгази. Предполагается, что в состав невооруженной миссии войдут гражданские и отставные военные от стран Африканского союза, Евросоюза и Лиги арабских государств.

Согласно ООН, в Ливии по состоянию на начало декабря находились 20 тысяч иностранных военных и наемников. Для их удаления из страны был назначен срок 23 января, но они, похоже, никуда не делись.

4 марта премьер Дбейба представил в международно признанном парламенте, избранном в 2014 г., новый кабинет министров в надежде получить от него вотум доверия. В случае получения такого вотума от базирующегося в Тобруке парламента правительству Дбейбы предстоит управлять страной в переходный период до выборов, назначенных на 24 декабря. Новому ПНЕ предстоит заменить правительство Фаиза Сарраджа на западе страны и восточное правительство Абдаллы ат-Тани.

Слушания в парламенте, заседавшем в Сирте, начались 8 марта. Сирт на тот момент находился под контролем сил Х.Хафтара. На заседании Палаты представителей присутствовали 132 депутата из 188. На тот день предлагалось, что в состав кабинета войдут два вице-премьера (от Киренаики и Феццана) и 32 министра, в том числе 6 госминистров. Имена кандидатов сохранялись в тайне.

Как заявил на заседании парламента премьер Дбейба, «чтобы сформировать правительство, мы приняли в расчет равновесие между компетентностью и гарантиями регионального присутствия с тем, чтобы кабинет министров реально представлял всех ливийцев». Так, 7 портфелей глав наиболее важных министерств предполагалось распределить следующим образом: МИД – представителю Киренаики, министерства экономики, торговли и юстиции – Триполитании, обороны, внутренних дел и финансов – Феццана.

10 марта правительство А.Х.Дбейбы получило вотум доверия парламента. За него проголосовали 121 депутат из 132 присутствовавших. Правительство Ф.Сарраджа тут же поздравило новый кабинет, заявив о полной готовности передать свои полномочия. 11 марта решение парламента Ливии приветствовали главы МИД Франции, Германии, Египта и Иордании.

Впервые в истории Ливии в составе правительства оказались 5 женщин. Так, МИД страны возглавила уроженка Бенгази Наджла аль-Мангуш. Адвокат по профессии, она заставила говорить о себе в 2011 г., войдя в состав Национального переходного совета. Специалист по ядерной физике из Феццана Мабрука Туки возглавила Министерство культуры, уроженка Гарьяна (запад Ливии) юрист Халима Ибрагим Абдеррахман возглавила Министерство юстиции. Вафа аль-Килани стала во главе Министерства социальных дел, Хурия ат-Тормаль возглавила Министерство по делам женщин.

12 марта стало известно, что церемония приведения к присяге премьера А.Х.Дбейбы, планировавшаяся на 15 марта в Бенгази, перенесена в Тобрук – другой город на востоке Ливии. Как объявил представитель ливийского парламента Абдалла Блихек, церемония состоится в Тобруке во временной штаб-квартире Палаты представителей. По данным местных СМИ, перенос места приведения к присяге Дбейбы был связан с тем, что неизвестные лица атаковали в Бенгази здание Палаты представителей, где она работала с 2019 г.

13 марта Совбез ООН в единогласно одобренной резолюции потребовал «незамедлительного вывода всех иностранных сил и наемников из Ливии.

3 марта временный премьер Ливии Дбейба подверг критике то, как предыдущее правительство решало проблемы борьбы с коронвирусом, и в частности, за задержку с поставкой вакцины. Он пообещал быстро исправить ситуацию. К тому дню с начала пандемии в марте 2020 г. в Ливии было зафиксировано около 144 тысяч инфицированных, из них 2348 скончались.

14 марта силы Х.Хафтара объявили об аресте в Убари на юге страны главаря «Исламского государства» (ИГ, запрещено в РФ) в Ливии на тот момент некоего Мухаммеда Милуда Мухаммеда (боевой псевдоним – Абу Омар). Про него известно, что в 2015 г. он был одним из самых заметных полевых командиров ИГ в Ливии, когда джихадисты овладели городом Сирт. Он поддерживал тесные связи с предыдущим главарем ИГ в Ливии Абу Моазом аль-Ираки (боевой псевдоним), уничтоженным силами Х.Хафтара в сентябре 2020 г.

В 2018 г. силы бывшего ПНС выбили формирования ИГ из Сирта, а отряды ЛНА освободили от джихадистов Дерну.

16 марта, день спустя после приведения к присяге Дбейбы, ПНС Ф.Сарраджа, действовавшее с 2016 г. на западе Ливии, официально передало власть новому премьеру, кабинет которого стали именовать как Правительство национального единства Ливии (ПНЕ). В кратком выступлении на церемонии Ф.Саррадж вспомнил все проблемы, с которыми пришлось столкнуться его правительству – «война против терроризма» (против ИГ – авт.), наступление сил Х.Хафтара на Триполи в 2019 г., раскол, война за сферы влияния и иностранные вмешательства». «Мы полны решимости продолжить реформы и все, что вы начали», — ответил ему Дбейба, приветствовав усилия его предшественника. До этого дня Ф.Саррадж исполнял функции главы Президентского совета и премьер-министра. 23 марта примеру ПНС последовало восточное правительство А.ат-Тани. Соответствующая церемония прошла в Бенгази.

17 марта Триполи впервые при новых властях принял иностранного гостя. Им стал президент Туниса Каис Саид, прибывший в Ливию с государственным визитом. Подобное внимание Туниса к Ливии не удивительно – большинство террористических атак, которые пережил Тунис за последние годы, готовилось в Ливии. Вслед за ним 21 марта в Ливию прибыл глава МИД Италии Луиджи Ди Майо. Он стал первым европейцем подобного уровня, прибывшим в Ливию после назначения Дбейбы. 25 марта Триполи посетили главы МИД Франции, Германии и Италии. Одной из целей совместного визита европейских министров было содействие выдворению из Ливии иностранных военных и наемников. По итогам их визита глава МИД Ливии Наджла аль-Мангуш на совместной пресс-конференции призвала к «немедленному» выводу из страны всех иностранных наемников. Примерно к этому времени стало известно о начале вывода из Ливии наемников из числа сирийских протурецких формирований, воевавших на стороне ПНС.

17 марта Евросоюз продлил на два года, вплоть до 3 марта 2023 г., свою военно-морскую миссию «Ирини», призванную контролировать соблюдение эмбарго ООН на поставки оружия в Ливию. Ранее она продемонстрировала свою полную неэффективность, когда турецкие корабли не позволили европейским досмотреть турецкие суда, следовавшие в Ливию. К тому дню в операции «Ирини» участвовали 4 корабля, 6 самолетов базовой патрульной авиации, а также разведывательные спутники европейских стран. За предыдущий год участники миссии «Ирини» подготовили 22 рапорта о нарушениях эмбарго. В 9 случаях речь шла о поставках для ПНС, в 12 – для ЛНА.

24 марта в Бенгази в своей машине был застрелен видный полевой командир ЛНА Махмуд аль-Верфалли, в отношении которого Международный уголовный суд (МУС) ране выписал два мандата на арест. Вместе с ним погиб его двоюродный брат. МУС обвинял М.аль-Верфалли в «военных преступлениях, пытках, жестоком обращении, преступлениях против человечности» и других преступлениях. Эти обвинения не помешали Х.Хафтару присвоить ему в июле 2019 г. звание подполковника. В итоге, с учетом известных событий в Ливии, похоже, он стал кому-то мешать.

Понятно, что неминуемые в гражданской войне жестокости совершали обе стороны конфликта. Но МУС действовал явно избирательно. Кроме М.аль-Верфалли он выписал международные мандаты на арест еще двух лиц – сына бывшего ливийского лидера Сейф аль-Ислама Каддафи, долгое время считавшегося возможным преемником своего отца, и бывшего главы Агентства внутренней безопасности Ливии Ат-Тахами Мухаммеда Халеда.

Судьба 48-летнего Сейф аль-Ислама на тот момент оставалась неизвестной. В ноябре 2011 г. он был захвачен в плен одной из Зинтанских бригад. В 2015 г. приговорен к смертной казни. Но Зинтанские бригады, ставшие союзниками Х.Хафтара, отказались его выдавать. В июне 2017 г. было объявлено об его освобождении, которое никогда не подтверждалось, после чего он исчез. Тем не менее МУС утверждал, что локализовал его в Зинтане в конце 2019 г. Место нахождения Ат-Тахами Мухаммеда Халеда остается неизвестным.

29 марта Франция вновь открыла свое посольство в Триполи, откуда его персонал был выведен в 2014 г. из-за отсутствия условий безопасности. Тем самым Париж подал пример другим странам, которые рассчитывают на свое место под Солнцем в борьбе за право разработки ливийских углеводородов.

55.83MB | MySQL:105 | 0,365sec