Франция и США продолжают военно-техническое сотрудничество с Египтом несмотря на критику со стороны правозащитных организаций

Human Rights Watch (HRW) осудила решение Франции продать Египту 30 истребителей «Рафаль», назвав его «поощрением безжалостных репрессий» при президенте АРЕ Абдель Фаттахе ас-Сиси. Министерство обороны Египта сообщило в своем заявлении рано утром 4 мая, что оно подписало контракт с Францией на покупку этих самолетов, сумма которого, по данным сайта Disclose, составила 3,75 млрд евро (4,5 млрд долларов). Президент Эммануэль Макрон заявил в декабре, что не будет ставить продажу оружия Египту в зависимость от прав человека, потому что он не хочет ослаблять способность Каира противостоять терроризму в регионе, что вызвало гнев критиков. «Я не буду ставить вопросы обороны и экономического сотрудничества в зависимость от этих разногласий [по правам человека]»,- сказал Макрон в ходе совместной пресс-конференции с президентом Абдель Фаттахом ас-Сиси во время его визита в Париж в декабре прошлого года. «Более эффективно проводить политику требования диалога, чем бойкот, который только снизит эффективность одного из наших партнеров в борьбе с терроризмом», — добавил он. Французский лидер утверждал, что Париж и Каир были «едины» в построении «пространства цивилизации», в котором «нет места для угроз смерти и ненавистного дискурса, когда свободы просто выражаются». Важно, что эти утверждения прозвучали  после призыва к бойкоту французских товаров в мусульманском мире, к которому Каир не присоединился. Макрон, который сделал эти комментарии во время визита А.Ф.ас-Сиси в Париж, тут же подвергся критике со стороны правозащитных организаций за приглашение египетского президента во Францию, несмотря на широко документированные репрессии против политической оппозиции в Египте. Министерство обороны Египта заявило, что сделка будет финансироваться за счет кредита, который будет погашен в течение как минимум 10 лет, но не раскрыло ни стоимости сделки, ни других подробностей. О них поговорим ниже, а пока отметим, что со ссылкой на конфиденциальные документы, Министерство обороны Египта сообщило 3 мая, что соглашение было заключено в конце апреля, и сделка может быть заключена 4 мая, когда египетская делегация прибудет в Париж. Что собственно и произошло. Директор HRW во Франции Бенедикт Жаннерод заявил агентству Reuters: «Подписывая мега-оружейный контракт с правительством ас-Сиси, в то время как последнее руководит худшими репрессиями за последние десятилетия в Египте, искоренением правозащитного сообщества в стране и предпринимает чрезвычайно серьезные нарушения под предлогом борьбы с терроризмом, Франция только поощряет эти безжалостные репрессии». При А.Ф.ас-Сиси Египет стал свидетелем широкомасштабных репрессий против правозащитных групп и независимых средств массовой информации. Египетские власти обвиняются в задержании более 60 000 политических заключенных с тех пор, как ас-Сиси сверг своего демократически избранного предшественника Мухаммеда Мурси в результате военного переворота 2013 года. Среди заключенных в Египте-палестинско-египетский активист Рами Шаат, муж французской гражданки Селин Лебрен, удерживаемый с июля 2019 года по обвинению в действиях против государства. Казни в стране также резко возросли в этом году, причем десятки из них были проведены после сомнительных судебных процессов в последние месяцы. Однако, ссылаясь на политический вакуум в Ливии, нестабильность во всем регионе и угрозу со стороны воинствующих группировок в Египте, Париж и Каир укрепили более тесные экономические и военные связи после прихода к власти А.Ф.ас-Сиси.. Французские официальные лица отвергают все обвинения НПО  и говорят, что Париж придерживается политики не критиковать открыто страны за права человека, чтобы быть более эффективным в частном порядке на индивидуальной основе.

Новая оружейная сделка станет еще одним стимулом для  производителя военных самолетов компании Dassault после того, как в январе было заключено соглашение на сумму 2,5 млрд евро (3 млрд долларов) о продаже Греции 18 «Рафалей». Египетское соглашение также, как сообщается, охватывает контракты с поставщиком ракет MBDA и поставщиком оборудования Safran Electronics & Defense, которые стоят еще 200 млн евро (240 млн долларов). Сразу отметим, что из списка контрактеров таинственным образом исчезла Военно-морская группа Франции, а. тем не менее, она сейчас находится накануне заключения ряда серьезных контрактов. Министерства финансов, иностранных дел и вооруженных сил Франции закономерно не были  доступны для комментариев, сообщает Reuters. Париж был основным поставщиком оружия в Египет в 2013-2017 годах, включая продажу 24 боевых самолетов с опционом еще на 12. Эти контракты истекли, в том числе и на покупку новых самолетов «Рафаль» и военных кораблей, которые находились на продвинутой стадии. Дипломаты заявили, что это связано с вопросами финансирования из-за опасений относительно долгосрочной способности Каира погасить гарантированные государством кредиты, а не из-за беспокойства Парижа по поводу ситуации с правами человека в Египте. По их словам, финансирование сделки будет до 85% гарантировано французским государством с банками BNP Paribas SA, Credit Agricole, Societe Generale и CIC, которые финансировали первоначальную сделку, подписав ее снова. В этой связи отметим, что, по данным ряда источников, помимо кредитной линии в предстоящих контрактах будет широко использована система взаимных расчетов и передачи технологий.

Собственно осторожная ныне позиция Елисейского дворца по вопросу «нарушения прав человека» имеет свою предысторию. Если проще – египтяне очень серьезно наказали своих французских партнеров. После декабрьского визита египетского президента в Париж основные детали новых контрактов были согласованы сторонами утром 21 февраля во французском павильоне Международной оборонной выставки (IDEX) в Абу-Даби, где состоялась встреча министра вооруженных сил Франции Флоранс Парли с высокопоставленной делегацией египетской армии. Их переговоры проходили на стенде Военно-морской группы (Naval Group) и на них присутствовали  члены команды продаж ведущей французской Naval Group.  Военно-морская группа вновь вступила в контакт с египетским флотом в начале этого года, почти через два года после того, как Египет демонстративно отвернулся от французской оборонной промышленности из-за дипломатической напряженности с Францией. В начале 2019 года президент Франции Эммануэль Макрон разозлил президента Абдель Фаттаха ас-Сиси во время его официального визита в Каир, упрекнув своего египетского коллегу в нарушении прав человека. Эта дипломатическая вылазка вызвала охлаждение отношений между двумя странами и привела к тому, что Египет исключил французские оборонные компании из ряда проектов. Продав Египту в 2015 году многоцелевой фрегат, два вертолетоносца «Мистраль» и четыре корвета «Говинд-2500», Naval Group в то время вела переговоры о втором заказе, но переговоры были приостановлены. Два года спустя избрание  президентом США Джо Байдена, который крайне критически относится к египетскому руководству, и недавнее участие Франции в конфликте в Судане привели к серьезной дипломатической перестройке отношений между Францией и Египтом. В начале декабря ас-Сиси совершил государственный визит во Францию, во время которого был принят со всеми почестями и провел долгие переговоры с Макроном. Председатель и главный исполнительный директор Naval Group Пьер-Эрик Поммелле воспользовался визитом, чтобы встретиться с египетским лидером и обозначить его заинтересованность в укреплении военно-технического сотрудничества с Египтом. Командование египетской армии впоследствии обратилось к Naval Group в рамках предварительных консультаций для оценки стоимости приобретения нескольких противоминных кораблей (MCMV). Чтобы придать вес своей продукции и вернуть благосклонность Египта, французская компания планирует организовать семинар в Египте с 22 по 24 мая. Первоначально мероприятие было запланировано на февраль, но его пришлось дважды переносить, отчасти из-за пандемии коронавируса, а также из-за того, что Naval Group не была технически готова. Ясно, что, если она хочет добиться прогресса в переговорах по MCMV, ей придется создать масштабную схему финансирования контрактов. В течение ряда лет Министерство обороны Египта, которое в настоящее время возглавляет генерал Мухаммед Заки, обязал поставщиков обеспечить взаимозачеты в качестве условия продажи всего оборудования и военной техники. Это делается для того, чтобы обеспечить Египту максимально возможные технологические и экономические преимущества с целью сделать себя более независимым с точки зрения оборонного производства, а также создания возможностей для занятости на местном уровне. Заказы на военные корабли из-за их высокой стоимости и количества субподрядчиков и миллионов часов работы, которые они включают, особенно благоприятны для офсетных механизмов, которые могут включать сборку корпусов судов в стране, размещающей заказ. Именно таким образом Naval Group продала 4 корвета «Говинд 2500» египетскому флоту. Три из них – «Порт-Саид», «Эль-Моэз» и «Луксор2 — должны были быть построены в Египте на Александрийской верфи (ASY). Компания, базирующаяся во втором по величине городе Египта, управляется с июля 2020 года контр-адмиралом Хосамом аль-Дином Эззатом Котбом и возглавляется контр-адмиралом Ахмедом А. Мурси. Она принадлежит Министерству обороны Египта через Организацию морской промышленности и услуг (MIASO). Этот орган, который возглавляет Мухаммед Ахмед Мухаммед Махмуд, также контролирует компанию «Египетский судоремонт и строительство Triumph Shipping» and «National Nile Co. — речные перевозки». В рамках облегчения своего входа на египетский рынок, Naval Group привлекла Alkan Consult, дочернюю египетскую компанию холдинга Alkan,  возглавляемого Халедом Носейром. Alkan Consult выступал в качестве местного агента для французской группы. Именно благодаря этой компании во главе с Хусейном Абдель Кадером Naval Group выиграла контракт на 2 млрд евро на строительство многоцелевого фрегата Tahya Misr «Да здравствует Египет») и двух вертолетоносцев «Мистраль» в 2015 году.  Alkan передал корабли в Египет, хотя фрегат изначально предназначался для ВМФ Франции, а «Мистрали» — для России. Alkan  также использовал свои связи в египетском руководстве в пользу нескольких других крупных французских компаний, среди которых ThalesNexterSafranMBDA и Lacroix. Офсетными соглашениями по оборонным контрактам с участием иностранных поставщиков занимается Арабская организация индустриализации (AOI), которую с 2018 года возглавляет Абдель Монейм аль-Террас. Созданная в 1975 году, ее первоначальная задача состояла в развитии местного оборонного производства в Египте, а также в Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратах и Катаре. Однако с 1993 года она полностью принадлежит Египту, и ее деятельность контролируется несколькими министерствами, первым из которых является Министерство военного производства, возглавляемое Мухаммедом Ахмедом Мурси.  Деятельность AOI также находится в ведении премьер-министра АРЕ Мустафы Мадбули и начальника штаба обороны Мухаммеда Фарида Хегази. В ее правление входят руководители трех ключевых органов обороны Египта: начальник департамента вооружений генерал Тарек Саад Заглул, начальник оперативного отдела генерал Вахид Эззат и начальник военно — технического управления. AOI установила партнерские отношения с ведущими международными промышленными группами, в том числе в 1970-х годах с Dassault для строительства около 30 самолетов Alpha. Она также работала в 2000-х годах с China National Aero-Technology Import & Export Corp (CATIC) над сборкой 120 реактивных самолетов К-8. В 2015 году она подписала соглашение с французской оборонной компанией Safran на сборку патрульных беспилотников в Египте, хотя проект, похоже, так и не был реализован. Опыт, приобретаемый египетскими инженерами, таким образом, должен позволить местным компаниям экспортировать свою продукцию в остальную Африку. В рамках этой стратегии международной торговли на континенте, к которой стремится  AOI, аль-Террас встретился с послом Анголы в Египте в начале марта, чтобы обсудить сотрудничество между двумя странами в оборонном секторе, а также в других ключевых секторах, таких как здравоохранение, связь, информационные технологии и возобновляемые источники энергии.

Тем временем Министерство промышленного производства совместно с молодой египетской компанией ИМUТ (International Marathon United Technologies) разрабатывает проект строительства бронетранспортеров. IMUT разрабатывает эти транспортные средства египетского производства в Научно-техническом центре передового опыта (STEC), который находится в ведении министерства. Глава IMUT Мишель Ф. Найт, который не является специалистом по вооружениям, установил партнерство с южноафриканской DCD Protected Mobility с целью получения выгоды от ее технического опыта, а также привлек китайского оборонного гиганта Poly Technologies, который  вошел в уставной капитал компании.   Все более интенсивная международная конкуренция на египетском оборонном рынке подтолкнула компании сектора к согласию на передачу технологий и локализацию производства. В морском секторе германская компания ThyssenKrupp Marine Systems (TKMS) выиграла контракт на 4 фрегата Meko A200, несмотря на конкуренцию со стороны французской Naval Group, договорившись с ASY о том, что они должны быть собраны на ее верфях в порту Александрии. Глава немецкой компании Lürssen также посетил верфи ASY в прошлом году и провел переговоры с ASISI по проектам передачи технологий. Египет, который заинтересован в приобретении 20 или около того патрульных кораблей и 6 корветов, сделал абсолютным условием контракта то, что он будет привязан к зачетным программам для ВМС Египта. Передача технологий также обязательна для закупок боевых беспилотных летательных аппаратов, поскольку Египет стремится стать автономным в этой области. General AtomicsChina Aerospace Science & Technology Corp (CASC) и Leonardo должны будут передать некоторые из своих технических ноу-хау египетским оборонным инженерам, если они хотят выиграть контракты на свои беспилотные боевые авиационные системы.

Однако Египет не в состоянии навязать свои условия всем своим поставщикам, и особенно Соединенным Штатам, которые являются его основным поставщиком вооружений и объем продаж которых составляет в среднем 1,3 млрд долларов в год.

Программа иностранных военных продаж США (FMS), которая осуществляется Агентством по сотрудничеству в области оборонной безопасности (DSCA) под руководством Министерства обороны (DoD), позволяет союзным правительствам и международным организациям покупать американскую военную технику за счет собственных средств или в рамках программ помощи, осуществляемых Соединенными Штатами. При этом ни одно федеральное американское агентство не может подписать соглашение о взаимозачете, даже если на практике клиенты могут договариваться о взаимозачете непосредственно с заинтересованными американскими компаниями. Последние по времени закупки Египтом американского вооружения и военной техники  в рамках программы FMS не упоминают о взаимозачетах в пользу Египта. Они включают в себя 168 ракет RIM-116C с подвижным планером за 200 млн долларов и противоракетные комплексы LAIRCM за 100 мдн долларов для египетской армии. А в 2020 году был реализован проект по продаже системы информирования о морских пространствах за 400 млн долларов, а также проект FMS по модернизации 43 боевых вертолетов AH-64E Apache за 2,3 млрд долларов. И на этом фоне Белый дом также испытывает серьезное давление со стороны НПО. Правозащитные организации призывают президента США Джо Байдена отказаться от предоставления военной помощи Египту, если он не отвечает условиям прав человека, и призывают его выполнить свои обещания прекратить «чистый чек» своего предшественника правительству в Каире. «Мы пишем, чтобы настоятельно призвать администрацию не использовать отказ от национальной безопасности на 300 млн долларов в иностранном военном финансировании Египта на 2020 финансовый год, который обусловлен соблюдением ряда стандартов в области прав человека», — говорится в письме, направленном в конце апреля  ведущим помощникам Байдена. Amnesty International USA, Democracy for the Arab World Now (DAWN), the Committee to Protect Journalists, the Project on Middle East Democracy (POMED) и Human Rights Watch вошли в число 14 правозащитных групп, подписавших заявление. Конгресс навязывал условия прав человека на часть военной помощи Египту в размере 1,3 млрд долларов, но администрации Барака Обамы и Дональда Трампа выпустили отказы от национальной безопасности, чтобы обойти эти ограничения. Байден поклялся проводить внешнюю политику, ориентированную на защиту прав человека. «Больше никаких пустых чеков для «любимого диктатора Трампа», — написал он в Twitter в прошлом году, имея в виду президента Египта Абдель Фаттаха ас-Сиси. Правозащитные группы ссылались именно на это заявление. «Игнорирование условий прав человека, напротив, продолжило бы практику предоставления «чистых чеков» египетскому правительству», — писали они. «Это реальная возможность для администрации поставить права человека в центр отношений». При этом Госдепартамент США задокументировал в апреле обширные нарушения прав человека в Египте в ежегодном докладе, включая произвольные убийства, насильственные исчезновения, пытки, «серьезные ограничения свободы выражения мнений» и «существенное вмешательство в права мирных собраний и свободу ассоциаций». Администрация США столкнулась с возмущением со стороны правозащитников в начале этого года, когда она санкционировала продажу оружия Каиру на 197 млн долларов. Одобрение пришло в то же самое время, когда египетское правительство арестовало родственников египтянина-американца Мухаммеда Султана в качестве явного ответного шага против его правозащитной деятельности.

55.93MB | MySQL:105 | 0,478sec