Израильский эксперт о военном мощи ЦАХАЛа и способности Израиля противостоять внешним угрозам. Часть 1

Большинство опубликованных оценок военных возможностей государств Ближнего Востока основаны на количестве образцов вооружений и военной техники (ВВТ) и, обычно, игнорируют качество личного состава, характеристики ВВТ, а также степень, в которой конкурирующие системы обороны могут превратить имеющиеся финансовые, людские и материальные ресурсы в реальную военную мощь. Исходя из такого постулата, Кеннет С. Брауэр (Kenneth S. Brower), эксперт по оборонным вопросам Центра стратегических исследований Бегин-Садат (Begin-Sadat Center for Strategic Studies, BESA) при университете им. Бар-Илана (Израиль), предлагает свой подход к оценке военной мощи государства Израиль в регионе.

В основу своей работы «Израиль против кого угодно: чисто военная оценка положения на Ближнем Востоке» (Israel Versus Anyone: A Military Net Assessment of the Middle East) автор положил исторически подтвержденные боевые данные, а также  фактор времени, необходимый всем вооруженным силам для мобилизационного развертывания и вступления в боевые действия. Последнее, замечает эксперт, особенно верно для крупных держав, удаленных от Ближнего Востока. Этим странам приходится перебрасывать свои силы на межконтинентальные расстояния, что было и остается медленным и трудоемким процессом.

Сначала в исследовании дается краткое изложение текущего военного потенциала Израиля. Оно становится основой для последующего обсуждения возможностей США и России проецировать обычную военную мощь в регион. Затем автор изучает угрозы, исходящие от суннитских арабских государств и/или Турции. Завершает шиитским Ираном и его союзниками. Автор приходит к выводу, что по сравнению с военным потенциалом Израиля ни США, ни Россия не могут проецировать значительную обычную военную мощь на Ближний Восток, если им не будет предоставлено как значительное время на мобилизацию, так и отсутствие сопротивления в течение длительного процесса развертывания. Из этого следует, что любой договор о взаимной обороне, предложенный со стороны США Израилю, становится бессмысленным в военном отношении. Более того, в долгосрочной перспективе всякий подобный договор фактически приведет к значительному снижению национальной безопасности Израиля.

Отдельно демонстрируется, что Израиль способен отразить любую попытку военного вмешательства России против него.

В исследовании показано, что суннитская военная угроза, как с Турцией, так и без нее, может возникнуть быстро и неожиданно. Сегодня по сравнению с Израилем текущий совокупный военный потенциал суннитских государств относительно ограничен, но в долгосрочной перспективе страна, вероятно, окажется неспособной поддерживать решающее технологическое превосходство. При таком сценарии нынешнее преувеличенное внимание командования ЦАХАЛа к правилам ведения боевых действий с повстанцами поставит под угрозу способность Израиля отразить будущую угрозу регулярных армий суннитских противников.

Израиль может победить Иран и его региональных союзников относительно приемлемой ценой – но только при наличии решительного политического и военного руководства, которого сейчас Израилю не хватает. Если для нейтрализации иранской ядерной угрозы военную силу следует использовать превентивно, то Израиль, действуя в одностороннем порядке, в военном отношении гораздо более эффективен, чем США.

Автор дает ряд рекомендаций для  военно-политического руководства Израиля. Основной вывод  его заключается в том, что большинство израильтян и их сторонников, видят слабость там, где исследователь видит силу. Это подрывает способность Иерусалима эффективно вести войну и достигать компромиссов, необходимых для достижения мира и безопасности.

 

Текущий военный потенциал Израиля

Согласно исследованию, Израиль имеет двухуровневую армию, состоящую из активных и резервных сил. По данным автора, действующая структура сил первого уровня насчитывает около 148 тыс. призывников (113 тыс. мужчин и 35 тыс. женщин). К ним добавляются порядка 40 тыс. офицеров и сержантов-специалистов. Активные силы ЦАХАЛа в значительной степени отвечают за повседневное поддержание национальной безопасности, но их основная функция – формирование подготовленных резервистов, которые в настоящее время обеспечивают около 75% военной мощи Израиля.

По оценкам, быстро мобилизуемая структура израильских сил военного времени включает около 555 тыс. резервистов второго уровня, которые могут быть задействованы в течение 96 часов. Общая численность отмобилизованных ВС Израиля составляет около 743 тыс. чел. Данный показатель отражает сокращение прежней максимальной структуры сил военного времени на 200 тыс. чел., происходившее постепенно в течение последних двух десятилетий.

ВВС Израиля имеют на долгосрочном хранении ограниченное количество исправных боевых самолетов. Расчетный коэффициент готовности боевых самолетов в мирное время составляет 0,85 для всех действующих истребителей F-15/16 и 0,65 для истребителей F-35A. Активное соотношение количества летных экипажей к количеству самолетов в мирное время составляет 1: 1. Это позволяет выполнять около 2,5 самолетовылетов на один исправный самолет в сутки.

После подключения самолетов, находящихся на техническом обслуживании на авиабазах, степень готовности боевых самолетов в начале войны увеличится до 0,95 для всех F-15/16 и до 0,90 для F-35А. Количество выполненных самолетовылетов будет варьироваться в зависимости от числа самолетов, оставшихся на техническом обслуживании, и степени готовности действующих самолетов.

Путем дополнения числа пилотов, состоящих на действительной службе, аварийными и резервными экипажами ВВС могут достичь уникально высокого соотношения количества экипажей к числу летательных аппаратов военного времени, которое составит 2,5: 1. Это позволит ВВС обеспечить 7 запланированных постоянных суточных самолетовылетов на истребитель F-16 и 5 – на F-15. Такая интенсивность полетов достижима на максимальной дальности около 800 км. За пределами этой дистанции количество суточных вылетов для каждого самолета ограничивается суммарными летными часами, необходимыми для выполнения последовательных дальних вылетов.

Известно, что израильские истребители F-15/16 подверглись значительной модификации для обеспечения большой дальности полета без необходимости дозаправки в воздухе. Однако при работе на экстремальных дальностях эти израильские самолеты смогут находиться над целью лишь очень короткое время. У них также будет очень ограниченный запас топлива, доступный для ведения воздушного боя. Сообщается, что в настоящее время ВВС Израиля имеют 8 заправщиков «Боинг 707». За один  вылет каждый из них может заправлять около 10 самолетов F-15/16. Кроме того, в день каждый «Боинг» может выполнять около 2,5 дальних вылетов для заправки топливом. Расчет показывает, что в сутки ВВС смогут производить только около 200 вылетов F-15/16 на очень большие расстояния, которые потребуют дозаправки в воздухе. Это число возможно увеличить, если в качестве танкеров использовать несколько боевых самолетов ВВС, или если передовая авиабаза будет предоставлена суннитской арабской страной для временного использования израильтянами. Помимо того, непрерывные, высокоинтенсивные, круглосуточные полеты потребуют мобилизации большого количества дополнительного резервного наземного вспомогательного персонала.

Подсчитано, что действующие в настоящее время эскадрильи реактивных истребителей F-15/16/35 ВВС Израиля в сутки могут почти сразу выполнить около 620 боевых самолетовылетов малой дальности (до 800 км). При полной мобилизации те же эскадрильи обеспечат около 1600-1800 самолетовылетов. Предполагается, что при наличии адекватного стратегического предупреждения ВВС Израиля могли бы реактивировать дополнительно две очень большие эскадрильи истребителей F-16A/B и A-4 «Скайхок», находящихся на хранении. Эти две эскадрильи могли бы совершать до 400 дополнительных непрерывных ежедневных боевых вылетов на короткие дистанции. Однако со временем способность ВВС использовать самолеты, находящиеся на хранении, неизбежно начнет снижаться.

Текущая доступность израильских самолетов-невидимок F-35A, вероятно, будет значительно ниже. Более того, малозаметный F-35A не может выдерживать высокую ежедневную скорость вылета из-за необходимости ремонта его критически важного покрытия с низким уровнем эффективного рассеяния (RCS), которое требует 24 часа для обслуживания и ремонта, примерно, после 5 боевых вылетов. Следовательно, вполне вероятно, что находящиеся в настоящее время на вооружении ВВС Израиля 20 малозаметных F-35A будут эксплуатироваться в основном при выполнении специальных задач.

Количество авиационных средств поражения (АПС) класса «воздух-земля», которые могут быть доставлены каждым вылетом F-15 или F-16, зависит от дальности до цели и веса (калибра) АПС, необходимого для нейтрализации этой цели. Пилоны крыла самолета обычно используются для установки топливного бака и одного большого высокоточного АПС большого калибра или до 4 меньших управляемых средств поражения. За один вылет израильские F-15I могут доставлять до 7 2000-фунтовых управляемых бомб, а израильские F-16S – до 4. При другом оснащении в сутки могут быть доставлены до 18 250-фунтовых бомб или до 32 АПС меньшего калибра. В итоге, ВВС Израиля способны применять несколько тысяч высокоточных боеприпасов в день. Следовательно, по оценкам эксперта, израильские истребительные эскадрильи могут нейтрализовать 3000-5000 отдельных целей в сутки, в зависимости от типа и количества АСП, необходимого для уничтожения каждой цели.

За ПВО Израиля также отвечают ВВС. По оценкам, при мобилизации система противовоздушной обороны включает 3 батареи зенитно-ракетных комплексов «Стрела» (Arrow), 1-2 батарей ЗРК «Волшебная палочка» (Magic Wand, она же – «Праща Давида»), минимум 7 батарей ЗРК «Пэтриот» (Patriot), несколько батарей ЗРК «Хок» (Hawk) и 10-12 батарей ЗРК «Железный купол» (Iron Dome). Считается, что в полностью развернутом состоянии эти батареи обеспечивают сплошное прикрытие территории Израиля от самолетов, баллистических и крылатых ракет большой дальности. Вместе с тем, имеющиеся батареи «Железный купол» не гарантируют оборону всей страны от ракет малой дальности.

Хотя, у Израиля, по мнению исследователя, самая мощная в мире национальная система ПВО, но она все же может достичь состояния насыщения. Ни один ЗРК еще не обеспечил вероятность поражения одним пуском выше 0,85–0,90. В боевой же обстановке большинство из них фактически демонстрировали гораздо более низкие вероятности поражения целей. Кроме того, Израиль имеет ограниченный запас зенитных ракет, каждая из которых стоит больше, чем вероятный ущерб от вражеского оружия, для перехвата которого они предназначены.

В некоторой степени эффективность израильской ПВО повысилась за счет её способности прогнозировать, какие ракеты или минометные снаряды, следующие по предсказуемым баллистическим траекториям, будут угрожать целям высокой ценности. В результате, подлетающие заряды, траектория которых заканчивается в безлюдных районах, могут быть проигнорированы. Израиль использует несколько трехмерных РЛС, подвешенных под аэростатами. Эти уникальные системы в круглосуточном режиме обеспечивают относительно большую дальность обнаружения маловысотных самолетов и/или крылатых ракет. Тем не менее, признается факт, что, несмотря на свою уникальную эффективность и возможности, нынешняя система ПВО Израиля не способна обеспечить надежную защиту от массового и продолжительного обстрела вражеских ракет.

55.55MB | MySQL:105 | 0,565sec