О целях визита премьер-министра Пакистана Имрана Хана в Саудовскую Аравию

Премьер-министр Пакистана Имран Хан совершил с 7 по 10 мая  трехдневный визит в Саудовскую Аравию, пытаясь восстановить баланс отношений после недавней напряженности, которая привела к ухудшению отношений Исламабада с его традиционно близким союзником. Имран Хан, приглашенный наследным принцем КСА Мухаммедом бен Сальманом, обсудил отношения между двумя странами, в том числе в сфере торговли, инвестиций и энергетики, по итогам чего было подписано ряд двусторонних соглашений, говорится в заявлении МИД Пакистана. «Я с нетерпением жду своего визита в Саудовскую Аравию и надеюсь, что мое взаимодействие с саудовским руководством еще больше укрепит наши двусторонние отношения и откроет дальнейшие пути для построения сильного экономического партнерства», — написал Имран Хан в газете Saudi daily Arab News накануне своего визита. Премьер-министра сопровождали министр иностранных дел Шах Махмуд Куреши и несколько членов его кабинета. При этом основными темами обсуждения стала тема потребностей 2,5 млн пакистанцев, работающих в Саудовской Аравии. Министерство иностранных дел Пакистана в этой связи заявило, что Имран Хан запланировал встречу с представителями пакистанской диаспоры в Джидде. В КСА также прибыл  главнокомандующий пакистанской армией генерал Камар Джавед Баджва: он отдельно провел переговоры  с наследным принцем КСА, обсудив «последние события в Афганском мирном процессе, двустороннюю оборону, безопасность, сотрудничество во имя регионального мира».  Напомним, что Саудовская Аравия была первой иностранной страной, которую Имран Хан посетил после своего избрания в 2018 году, и с тех пор он неоднократно посещал королевство. Однако эта поездка — первый визит Имрана Хана в КСА с декабря 2019 года. После десятилетий тесного политического, экономического и военного сотрудничества отношения Исламабада и Эр-Рияда были омрачены  рядом проблем. В августе Пакистан обвинил Организацию исламского сотрудничества (ОИС), блок из 57 стран с мусульманским большинством во главе с Саудовской Аравией, в бездействии в связи с решением Индии лишить управляемый Индией Кашмир его особого статуса. Куреши, министр иностранных дел Пакистана, обрушился тогда на Эр-Рияд с редким упреком и пригрозил созвать встречу мусульманских стран за пределами возглавляемой Саудовской Аравией ОИС. Королевство ответило тем, что потребовало от Пакистана срочно погасить беспроцентный кредит в размере 3 млрд долларов, который Эр-Рияд предоставил Исламабаду в 2018 году, в то время как эта южноазиатская страна оказалась от тяжелой экономической ситуации. Одновременно КСА наложило ряд ограничений на въезд пакистанских рабочих на саудовские предприятия под предлогом карантинных мер.   Пакистан вернул 1 млрд долларов кредита в декабре прошлого года и обратился за финансовой помощью к Китаю. В 2019 году под давлением Саудовской Аравии Пакистан отменил запланированный визит в Малайзию, где ближневосточные лидеры, включая эмира Катара шейха Тамима Хамада Аль Тани, президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана и президента Ирана Хасана Роухани, приняли участие в саммите мусульманских стран. Но уже 13 января пакистанские, турецкие и азербайджанские официальные лица встретились в Исламабаде для проведения своей второй трехсторонней встречи и подписания Исламабадской декларации, в которой все три страны выразили озабоченность по поводу обращения Индии с мусульманским большинством населения Джамму и Кашмира. До этого Пакистан в 2015 году отказался посылать свои войска для участия в войне возглавляемой Саудовской Аравией коалиции против повстанцев-хоуситов в Йемене.

В этой связи эксперты отмечают, что нынешний визит пакистанского премьера следует рассматривать в контексте попыток восстановления  лидирующих позиций Пакистана в мусульманском мире, и прежде всего – в Персидском заливе, в том числе и в сфере безопасности. Как полагают американские эксперты,  растущее внутреннее давление подталкивает Пакистан публично высказывать озабоченность по поводу общеисламских проблем. Но при этом Исламабад будет стремиться избежать обострения экономического кризиса в стране из-за отчуждения торговых и инвестиционных партнеров. Во время встречи 3 мая премьер-министр Пакистана Имран Хан призвал базирующихся в Исламабаде послов в Организации исламского сотрудничества (ОИС) сотрудничать в борьбе с исламофобией во всем мире. За пару недель до этого Пакистан, где проживает второе по численности мусульманское население в мире, также объявил о глобальной кампании по борьбе с богохульством в отношении Пророка Мухаммеда в надежде вести переговоры с Европейским союзом и Организацией Объединенных Наций. 7 января Имран Хан также повторил, что Пакистан «не может» признать Израиль и всегда будет поддерживать палестинское дело после того, как Объединенные Арабские Эмираты и Бахрейн подписали соглашения о нормализации своих отношений с Израилем, вызвав некоторое риторическое сопротивление со стороны мусульман во всем мире. Показывая тем самым, что его волнуют такие глобальные вопросы, как палестинская государственность, исламофобия и обращение с мусульманскими меньшинствами, правительство Имрана Хана стремится сохранить внутреннюю поддержку и получить новый импульс в рамках своего лидирующего позиционирования в исламском мире. Исламабад объявил о своей кампании по борьбе с богохульством в прошлом месяце на фоне всплеска насильственных протестов, организованных ультраправой исламистской политической партией «Техрик э-Лаббайк», требующей от правительства Имрана Хана бойкотировать французские товары и выслать французского посла из-за публикации во Франции карикатур на Пророка Мухаммеда. Имран Хан и его центристская партия «Техрик э-Инсаф» тогда смогли разрядить обстановку, пообещав обсудить этот вопрос в парламенте. Напомним, что в октябре президент Франции Э.Макрон обвинил радикальный ислам в насилии, которое привело к убийству учителя в пригороде Парижа, показавшего своему классу сатирические рисунки на Пророка Мухаммеда. Реакция Макрона и его правительства на убийство вызвала общественный резонанс в Пакистане и других странах с мусульманским большинством.

Американские эксперты полагают, что такие усилия помогут Имрану  Хану глобально защитить лидирующую роль Пакистана в мусульманском мире, особенно на фоне растущего публичного молчания Саудовской Аравии по общеисламским вопросам. КСА уже давно является традиционным международным лидером мусульманского мира. Но растущие экономические отношения Эр-Рияда с главным региональным соперником Пакистана — Индией — также определили уклончивую позицию  Эр-Рияда по Кашмиру, который является вопросом первостепенной важности для многих пакистанцев. Новые дружественные связи королевства с Израилем нанесли также ущерб способности Саудовской Аравии сохранять лидерство в таких вопросах, как палестинская государственность. Однако усиленно позиционируемая  защита Исламабадом глобальных мусульманских ценностей имеет первостепенную задачу компенсации растущего социального недовольства внутри страны на фоне продолжающихся экономических проблем. Инфляция достигла 11,1% в апреле, что является самым высоким показателем за последние 11 месяцев, в то время как экспорт в региональные страны-партнеры упал на 5,7%. В настоящее время Пакистан добивается от Всемирного банка займов в размере 12 млрдтдолларов, которые могут быть одобрены уже в мае 2021 года. Пакистан также пытается убедить Международный валютный фонд (МВФ) смягчить «жесткие условия» кредита в размере 6 млрд долларов, который он взял у фонда в 2019 году. Но в обмен на финансовую помощь Всемирный банк и МВФ, скорее всего, потребуют непопулярного сокращения госрасходов и повышения налогов, что еще больше будет раздражать избирателей. Политическая популярность Имрана Хана и так упала на фоне его экономической политики  в рамках преодоления кризиса. В 2020 году агентство Bloomberg и другие издания сообщили, что пакистанские военные заняли ряд ключевых экономических постов в стране, ранее занимаемых гражданскими политиками. Несмотря на свою  происламскую риторику, Имран Хан будет оставаться предельно  прагматичным в вопросах, которые он защищает, чтобы избежать серьезного ущерба способности Пакистана добиваться инвестиций и экономической поддержки. Из-за слабой экономики Пакистана он будет тщательно следовать линии лидерства в общеисламских вопросах, чтобы заручиться внутренней политической поддержкой, при этом стараясь не раздражать наиболее важных экономических партнеров Пакистана, включая Китай и Саудовскую Аравию. Ранее в этом месяце Саудовская Аравия и Пакистан подписали несколько новых инвестиционных соглашений после того, как напряженность в отношениях между двумя странами, связанная с Кашмиром, заставила первую отозвать часть кредита 2020 года, предоставленного последнему. Новые соглашения подчеркивают, что Исламабад по-прежнему нуждается в Эр-Рияде в качестве экономического партнера, даже когда они находятся на противоположных сторонах глобальных мусульманских проблем. Пакистан также никак и никогда не критиковал Пекин по уйгурскому вопросу, несмотря на его глобальное позиционирование  как главного защитника  прав мусульман. Эта позиция  во многом связана с миллиардами китайских долларов, вложенных в экономику Пакистана, и продолжающимся ростом капитализации Китайско-Пакистанского экономического коридора стоимостью 62 млрд долларов. Несмотря на резкую политическую риторику по поводу комментариев Макрона относительно исламофобии в его стране и последующих протестов, которые представляли угрозу безопасности французских граждан в Пакистане, Имран Хан также будет осторожен в своем подходе к Франции и другим членам ЕС, с которыми Пакистан имеет прочные экономические связи. В 2020 году Европейский союз был вторым по величине торговым партнером Пакистана, на его долю приходилось 14,3% от общего объема торговли Пакистана и 28% от общего объема его экспорта.

55.88MB | MySQL:105 | 0,529sec