О непродуманной экономической политике алжирского руководства

7 мая министр финансов АНДР Аймен Бенабдеррахман представил положения нового закона о дополнительном финансировании. Он выступил с соответствующими разъяснениями перед правительством и парламентом страны.

Из них следует, что в общей сложности алжирскому руководству потребовалось на неотложные нужды более 4 млрд долларов и что данный проект был разработан после проведения консультаций с Банком Алжира (местный аналог Центробанка РФ).

Министр заявил, что речь идет об использовании части резервов и накоплений, сформированных ранее из-за роста доходов от экспорта энергоресурсов и введения новых налогов.

По мнению алжирских экономистов, тем самым алжирские власти рассчитывают сократить неуклонно растущий дефицит бюджета, что является для них непростой задачей в силу заметного снижения объема денежных ресурсов страны на фоне неуклонного и серьезного роста государственных расходов.

Несмотря на то, что руководство АНДР предпочитает в последнее время не оглашать размеры объемов собственных накоплений, по неофициальным данным они снизились ниже «психологической» отметки в 50 млрд долларов.

По мнению алжирских экономистов, например, доктора экономических наук Университета Константины Ферука Немути, реально, скорее всего, власти рассчитывают «вбросить» средства путем усиления работы печатного станка, поскольку нынешнее правительство «оказывается в тупике, в том числе из-за отсутствия доходов и снижении экономического роста».

В частности, его критике подвергся тезис министра финансов относительно спрогнозированного в упомянутом выше докладе «проекта закона О дополнительных финансах 2021 года» четырехпроцентного роста доходов от экспорта энергоресурсов.

По мнению Ферука Немути, непонятно, что дало основания министру делать подобные выводы.

В свою очередь, также упомянутое министром использование увеличения налоговых поступлений по мнению этого экономиста является «утопией».

По мнению другого алжирского экономиста Смаила Лалмаса, реально у алжирского правительства не так много решений для борьбы с дефицитом бюджета и поэтому «оно будет апеллировать к старым методам», включая дальнейшее усиление «ограничения на импорт» зарубежных товаров для уменьшения утечки капиталов.

Лалмас также отметил, что использование внешнего долга для решения данной проблемы «в настоящее время невозможно», поскольку «страна нестабильна политически и юридически в условиях, когда все страны мира нуждаются в деньгах в связи с переживаемым кризисом в области здравоохранения и экономики».

По его мнению, решение данной проблемы лежит в первую очередь «в разрешении политического кризиса, который переживает страна».

Без этого, по его словам, «при таком отсутствии доверия инвесторы не будут рисковать своими средствами», а пока за это, по данным Смаила Лалмаса, будет расплачиваться алжирский народ, поскольку финансовый кризис усугубляется кризисом социальным, который все отчетливее ощущается «не только обездоленными, но и средним классом».

Причем, как утверждает этот экономист, «пространство для маневра правительства АНДР все больше сужается и оно уже находится в тупике».

В подтверждение тезиса Смаила Лалмаса отметим, что в последние месяцы и годы алжирское руководство действительно пыталось получить внешние заимствования на приемлемых условиях, но не смогло этого сделать.

С одной стороны, у своих западных партнеров сделать это не получилось по двум причинам. Это опасения алжирских лидеров брать средства «у вмешивающихся в чужие дела под грабительские условия и кабальные проценты».

С другой стороны, не оправдались надежды и на страны, с которыми у АНДР нет серьезных политических разногласий вроде Китая, который встретил соответствующие настойчивые алжирские предложения довольно холодно.

Такая реакция представляется неудивительной: с одной стороны, Пекин помнит, чем кончилась история с его вложениями в соседнюю Ливию, а с другой стороны, к предоставлению им для АНДР льготных займов не располагает политика властей последней в отношении иностранных инвесторов вообще и китайских в частности.

Речь, в частности, идет о «перераспределении» в пользу их конкурентов интересных им проектов, затягивании сроков подписания текущих проектов договоров по цветной и черной металлургии и нежелании сделать для компаний из Китая ожидаемые ими уступки для того, чтобы условия работы в Алжире стали более привлекательными.

Но рассмотрим, на что же вдруг дополнительно руководству АНДР понадобились новые миллиарды долларов? Может быть, на инвестиционные проекты, которые радикально увеличат добычу энергоресурсов?

Ответ следует из указанного выше доклада министра финансов, согласно которому данные расходы будут направлены, в частности, на выплату компенсаций работникам сектора здравоохранения и внутренних дел, погашение задолженностей в секторе образования, на закупку вакцин против коронавируса, модернизацию автотрасс и железнодорожных путей и др.

Кроме того, государство увеличило расходы на сохранение стоимости субсидируемых им продуктов, цена на которые на международных рынках заметно выросла.

Речь прежде всего идет о сухом молоке и пшенице, которые Алжир импортирует в больших количествах. Кроме того необходимо выделить финансы на проведение парламентских и местных выборов.

Причем одной из самых затратных обещает быть осуществление административной реформы, предусматривающей функционирование десяти вновь созданных вилай (провинций).

Как ни странно, несмотря на сокращение доходов, алжирские власти занимаются усложнением собственной системы управления, увеличивая одновременно стоимость его обслуживания созданием новых мест для чиновников, тогда как в кризис напрашивается обратное решение по их сокращению.

На этом фоне прежде кормящая страну энергетическая отрасль демонстрирует прогрессирующую неспособность обеспечить ее ресурсами. Так, в апреле текущего года стоимость алжирской нефти сократилась на 1.75 долларов за баррель, а с другой стороны ежедневная ее добыча снизилась на 3000 баррелей в сутки.

Причем последнее, равно как и уменьшение объемов алжирского углеводородного экспорта, напрямую связано с ущемлением прав иностранных инвесторов в АНДР, не желающих в массе своей вкладывать в нее средства.

Что же касается налогового рычага, то доходы от его дополнительного использования, как ожидается, и близко не покроют потребности страны. В частности, за счет этого планируется в полтора раза увеличить стоимость пачки сигарет и дополнительно обложить большинство ввозимых в Алжир иностранных товаров, что лишь отрежет доступ к ним большинства граждан страны и вызовет их дополнительное недовольство.

Иными словами, несмотря на уход президента Абдельазиза Бутефлики, пребывание которого у власти нередко объясняло сомнительность многих действий алжирского руководства, его сменщики не только не прекращают, но и углубляют его экономический курс.

В любом случае, происходящее в АНДР дополнительно свидетельствует о том, что его лидеры либо не имеют квалифицированных аналитиков, способных дать различные варианты относительно тех или иных их действий, либо они игнорируют их предупреждения, живя в мире собственных иллюзий.

Об этом наглядно свидетельствуют соответствующие направления социальной, финансовой и демографической алжирской политики. Ее фактическое отсутствие в продуманном виде только ускоряет движение АНДР к экономической пропасти.

И возможное будущее повышение стоимости энергоресурсов, за которым неизбежно последует соответствующий спад, только временно отсрочит неблагоприятное развитие событий для пока еще находящегося у власти алжирского режима.

55.85MB | MySQL:105 | 0,489sec