Обострение палестино-израильского конфликта и Турция. Часть 5

Одной из констант современного внешнеполитического курса Турции, начавшегося с приходом ко власти в стране в 2002 году умеренно исламской Партии справедливости и развития (ПСР) Реджепа Тайипа Эрдогана является поддержка Турцией палестинской стороны в палестино-израильском конфликте и декларация единства Турции с палестинским народом, борющимся с «террористическим государством Израиль».

Продолжаем анализировать высказывания турецких политиков на тему нынешней стадии палестино-израильского противостояния. Предыдущая Часть 4 нашей публикации доступна по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=77393.

20 мая с.г. Израиль и ХАМАС договорились о перемирии.

Это дает возможность Турции и турецкому руководству выразить свое удовлетворение тем, что кровопролитие было остановлено, и примерить на себя лавры стороны, которая своими громкими заявлениями на всех международных площадках создала «невыносимый фон» для «агрессора Израиля».

Разумеется, Турция не была частью урегулирования и не претендует на то, чтобы быть арбитром в этом споре. Хотя и может быть частью команды урегулирования, а в идеальном для себя сценарии быть частью миротворческих сил в зоне палестино-израильского конфликта, который, впрочем, пока выглядит как умозрительный. В нынешнем случае, речь идет о том, что голос Анкары был одним из самых громких голосов на нынешнем витке конфликта и Турция была одним из главных инициаторов совещаний на эту тему, включая и площадку ООН.

Впрочем, разумеется, прекращение огня — не самоценно, а имеет значение лишь в том случае, если за ним последуют практические шаги, направленные на коренное решение проблемы.

И это мы тоже, в самые ближайшие дни и даже часы, услышим от турецкого руководства (данная статья пишется 21-22 мая, когда заявления ещё только начали и продолжают поступать – прим.).

Что показал нынешний виток противостояния на палестино-израильском треке по части Турции?

Прежде всего, Турция научилась за последние годы резко прибавлять громкость «динамиков» своей внешней политики. Турции на международных площадках стало больше и она стала намного громче. Сложно вспомнить сколь-нибудь значимый конфликт или проблему международного значения, где бы Турция громко не артикулировала бы свою позицию.

Турция не может (пока) мобилизовать Организацию исламского сотрудничества и Лигу арабских государств на совместные шаги по палестино-израильскому конфликту. Но главной турецкой целью на этом этапе является, как можно заключить из обращений турецкого руководства, именно что «арабская улица», где известность и популярность турецкого президента Р.Т. Эрдогана – высока с его знаменитого выступления на Давосском форуме One minute please. Именно она должна создавать давление на нежелающие «шевелиться» режимы изнутри и снизу.

Именно «арабскую улицу» Турция хочет превратить в источник своей власти в арабском мире, когда Турция защищает права арабов больше, чем «нерешительные» и «коллаборационистские» арабские режимы.

Подчеркнем ещё одно немаловажное обстоятельство: «арабская улица» сегодня не только на Аравийском или Синайском полуострове. Она ещё и в Берлине, Лондоне и Париже. Она ещё и в США, хотя и теряется на фоне движений вроде BLM, поэтому в сторону США Турция обращается именно с позиций защиты расовых (а уже потом религиозных меньшинств) – с позиций защиты чернокожего населения страны, с позиций защиты прав коренных жителей США. Обратим внимание, президент Р.Т.Эрдоган старается в каждой из западных столиц, которые он посещает, встречаться с местными жителями – и не только турецкого происхождений, но и с местной мусульманской общиной. Потому что Р.Т.Эрдоган позиционирует себя как один из главных мусульманских лидеров всего мира, не делающий исключение между мусульманами Турции, Ближнего Востока, Северной Африки и Африки вообще. А также мусульманами Германии, Франции, Великобритании и США.

Продолжаем: Турция не отступится от палестинского вопроса и от Иерусалима, и «пусть весь мир подождет». Это — и плацдарм и «сакральный источник власти» в мусульманском мире, который «104 года тоскует по Турции», как накануне заявил глава турецких националистов Девлет Бахчели (см. предыдущие части публикации – И.С.). У Турции на своей территории нет мусульманских святынь, которые бы «легализовали» её в качестве лидера исламского мира. А без этого Турция будет, в лучшем случае, равной среди равных и даже равной, но не в первом ряду. На фоне той же Саудовской Аравии.

Так что, безусловная и полная поддержка Палестины — имеет столь же глубинное значение для Турции, как и поддержка США — Израиля. Даже сам факт поддержки Турцией Палестины, на фоне нерешительности, по её утверждению, других государств исламского мира, делает её «прикоснувшейся» к «сакральному источнику власти». Это делает Турцию и США похожими друг на друга антагонистами.

Про сухой остаток для Турции пока говорить рано, но и жизнь ещё продолжается. Шанс для себя Турция видит ещё и в том, чтобы расколоть израильское общество по палестинскому вопросу изнутри и не просто быть наблюдателем и комментатором происходящего, пусть и с включенным на полную громкость «динамиком политических заявлений». Турция хочет управлять этим кризисом, по возможности, заняв в нем официальный, международный плацдарм и далее постепенно расширять свое присутствие, как, собственно, она делает в Сирии, Ливии и в Азербайджане.

Вообще, следует заметить, что Турция, за последние годы, показала способность к тому, чтобы настойчиво и долго двигаться к намеченным целям, не теряя из виду ориентиров. И это — ещё один урок про Турцию, который можно извлечь из нынешнего витка палестино-израильского конфликта. А целью Турции является проекция своих интересов на зону палестино-израильского конфликта.

Прежде чем перейти к обсуждению реакции Турции и турецкого руководства на перемирие, достигнутое между Израилем и ХАМАСом, закончим разбор реакции турецких политиков на конфликт в целом.

В этой связи, стоит упомянуть позицию Али Бабаджана – бывшего соратника нынешнего президента страны Р.Т.Эрдогана по правящей Партии справедливости и развития. До своего ухода из партии, он являлся государственным министром, ответственным за экономику и министром иностранных дел. Его можно считать, на определенном этапе, лицом турецких экономических реформ. Именно ему, во многом, Турция обязана тем положительным имиджем турецкой экономики и турецких реформ, который сложился на Западе в период до 2010 года, когда разразились события «арабской весны» и Турция вышла на другую траекторию своего развития.

Али Бабаджан ныне – сооснователь и председатель Партии демократии и прорыва (DEVA в турецкой аббревиатуре, что является ещё и игрой слов, поскольку при буквальном прочтении переводится с турецкого языка как «лекарство» — И.С.). В центре повестки Али Бабаджана – прежде всего, экономика страны и отношения с Западом. Он один из безусловных сторонников «перезагрузки» отношений с Западом. Очевидно, что Али Бабаджан идет по своей «сильной стороне» и имеет, в качестве публичного политика, потенциал к тому, чтобы, по крайней мере, разговаривать и быть, при этом, услышанным (лучше, чем многие другие) в США и в ЕС.

Как можно судить, именно этим объясняется крайне сдержанная позиция Али Бабаджана в отношении событий палестино-израильского конфликта. Она сильно выделяется на фоне других, ранее процитированных нами политиков. Разумеется, Али Бабаджан не мог оставаться в стороне от вопроса и выступил по этому поводу. Но ни одного твита он в своем аккаунте не опубликовал в отличие от тех турецких политиков, которые буквально «забили» свою ленту высказываниями в адрес Израиля по поводу его «агрессии» в отношении Палестины.

В частности, он выступил с кратким обращением, где резко осудил агрессию Израиля и пожелал скорейшего выздоровления (пострадавшим) «палестинским братьям». Али Бабаджан призвал к тому, чтобы держать дипломатические каналы открытыми и урегулировать конфликт путем диалога. Также глава партии DEVA ответил, что вопиющую ситуацию в отношении Палестины должны увидеть все ведущие мировые игроки. Как подчеркнул Али Бабаджан, ни у кого не должно быть сомнений, что его партия является максимально настроенной на то, чтобы урегулировать конфликт путем диалога со всеми участниками.

Ещё раз подчеркнем, что эти слова выглядят максимально сдержанными, если не сказать «бесцветными» на фоне ярких выступлений турецких политиков в эти дни, которые даже выступали с призывами по отправке турецких добровольцев в зону конфликта.

Есть ещё один политик, на заявления которого России стоит обратить особое внимание. Речь идет о Догу Перинчеке, лидере Партии Родины. Разумеется, в Турции, трендом последних лет является построение политических движений вокруг личностей своих лидеров.

Хотя есть и исключения: допустим, ведущая оппозиционная Народно-республиканская партия Турции, пусть и при бессменном в последние годы председателе Келамле Кылычдароглу, является достаточно старым движением и после ухода нынешнего главы продолжит свое существование, как и прежде. То же, касается, допустим, и прокурдской Партии демократии народов, которая даже после тюремного заключения своих сопредседателей, также продолжила свое существование и продолжит его, если только не последует решение о закрытии со стороны Конституционного суда страны. Также достаточно институализирована Партия националистического движения, которая «останется» в прежних границах после ухода со своего поста Девлета Бахчели.

А вот относительно Хорошей партии Турции и Мераль Акшенер есть определенные вопросы. Пока не совсем понятно, насколько нахождение на своем посту Мераль Акшенер является опорной конструкцией партии.

Невзирая на свой большой аппарат и разветвленную структуру, ещё большие вопросы вызывает Партия справедливости и развития – точнее то, что будет в ней после ухода из политической жизни Р.Т. Эрдогана. До тех пор, пока хотя бы одна «смена власти» не произойдет без раскола, рано говорить о том, Партия справедливости и развития стала неизменным (на обозримую перспективу) фактором турецкой внутренней политики. Заметим в этом смысле, что, допустим, попробовать на посту председателя партии зятя президента Р.Т. Эрдогана Б. Албайрака, даже сама эта идея наткнулась на резкое неприятие членов ПСР.

Партия Родины Догу Перинчека, основанная в 2015 году, безусловно, является политическим движением, построенным вокруг личности своего учредителя, напоминающим, с телевизионным каналом, газетой, и компаниями, многопрофильный холдинг.

И пока не просматривается перспективы к тому, чтобы после него она продолжила бы свое существование. Это – достаточно малочисленное движение в Турции. Сам Догу Перинчек набрал на президентских выборах 2018 года лишь 0,2% голосов избирателей. В принципе, результаты его партии на парламентских выборах также находятся на этом уровне.

Чем могут быть интересны для российской публики заявления главы столь малочисленного политического движения в Турции, пользующегося крайне ограниченной поддержкой со стороны турецких избирателей?

Прежде всего, тем, что Партия Родины является единственным в Турции движением, построенным на идее евразийства (не османизма, не турецкого национализма, не исламизма), которое говорит о необходимости стратегического сближения с Россией именно на этой почве. Подчеркнем – речь не о тактическом сближении, в рамках отдельных пусть и стратегических проектов. И не о политике на укрепление отношений с Россией в рамках общей идее о «дипломатии 360 градусов». Партия ведет речь о необходимости сближаться с Россией и двигаться с ней параллельными курсами, на приоритетных основаниях.

Партия Родины говорит о своем, партийном признании возвращения полуострова Крым в состав Российской Федерации и даже направляет на полуостров делегации турецких предпринимателей, желающих исследовать там для себя бизнес-возможности.

Одним из предложений партии является размен признания Турцией Крыма в составе Российской Федерации на признание Россией независимости Турецкой Республики Северного Кипра. Даже это объясняет почему Партия Родины находится не в тренде в Турции, где процветает националистическая идея и идея о «всемирном пробуждении тюрок».

Догу Перинчек считается в Турции, своего рода, маргиналом с учетом нередко неожиданных своих заявлений, непривычных турецкому слуху. Именно по этой причине, по всей видимости, его нередко сравнивают с В.В.Жириновским. А его Партию Родины — с ЛДПР.

Итак, каков же взгляд политика с наиболее пророссийскими взглядами на палестино-израильский конфликт на его нынешнем витке?

16 мая с.г. Догу Перинчек сделал заявления по палестино-израильскому конфликту на пресс-конференции, состоявшейся в штаб-квартире его партии.

Заявив, что агрессию Израиля нельзя остановить осуждением, проклятиями, молитвами, мольбами и призывами к международному сообществу, глава Партии Родины Догу Перинчек объяснил, что его партия предложила правительству страны «эффективный план по прекращению поддерживаемой США израильской агрессии».

Отметив, что Палестина является линией фронта не только мусульманского мира и арабских народов, но и человечества, Догу Перинчек указал, что определение целей поддерживаемого США израильского нападения необходимо для выработки правильной стратегии и выработки правильной политики.

Подчеркнув, что страны Западной Азии и их союзники могут сорвать агрессию Израиля на трех фронтах с помощью «трехстороннего плана», Догу Перинчек продолжил свое выступление следующим образом, цитируем:

«Во-первых, создание независимого палестинского государства с центром в Восточном Иерусалиме. Во-вторых, срыв попытки создания США и Израилем второго Израильского государства под названием «Курдистан», сегодня, в особенности, на территориях Сирии и Ирака. В-третьих, срыв партнерства и агрессии в Восточном Средиземноморье со стороны США – Израиля – Греции – Греческой Администрации Южного Кипра (заметим, что Египет в этот список не попал, хотя традиционно называется – И.С.). Правительство Турции сегодня играет ключевую роль в прекращении американо-израильской агрессии. Правительство Турции может сыграть активную роль в создании силы, которая остановит американо-израильскую агрессию в Западной Азии, обеспечит мир и безопасность на стратегическом уровне и достигнет результатов».

Догу Перинчек призвал к созыву западноазиатских государств на конференцию для реализации трехстороннего плана. Цитируем: «Чтобы нейтрализовать угрозу, исходящую от США и Израиля на всех трех фронтах, страны Западной Азии должны собраться на конференции и разработать трехсторонний план для эффективной реализации плана на трех направлениях».

Перинчек завершил свои слова следующим образом: «Конференция не должна ограничиваться осуждением США и Израиля, но должна принять решение по плану действий по политическому, экономическому и военному сотрудничеству, которое остановит агрессию и обеспечит решающие результаты на всех трех фронтах. С этой целью Правительству Турецкой Республики следует представить на созываемую конференцию конкретный план действий».

55.85MB | MySQL:105 | 0,599sec