Иранский сайт о трансформации политических взглядов экс-президента ИРИ М.Ахмадинежада

Популярный иранский интернет-сай «Аср-э Иран» опубликовал интервью с бывшим помощником  экс-президента Махмуда Ахмадинежада (2005-2013 гг.)   — Абдол-Резой Давери, раскрывающее многие детали сегодняшней деятельности предыдущего президента ИРИ. Абдол-Реза Давери работал в 2009 г., когда Ахмадинежад переизбирался на вторую каденцию, в его предвыборном штабе, а в начале 2010-х  стал близким другом. Но в последние несколько месяцев Давери резко  отдалился от политика, став радикальным критиком экс-президента. В интервью «Аср-э Иран» Давери утверждает, что нынешняя политическая и идеологическая деятельность Ахмадинежада вредна иранскому обществу. Когда-то Ахмадинежад был известен во всем мире во многом благодаря критике Израиля и сионизма. Это создало ему негативную «славу», и еще бывший президент Израиля Шимон Перес заявлял,  пишет «Аср-э Иран»,  что нужно сделать так, что одно лишь пребывание рядом с Ахмадинежадом расценивалось как позор.

В своем интервью Давери утверждает, что  в последние годы Ахмадинежад  очень изменился.  Сейчас уже  не пишут о его критике сионистов, крикливом антиизраилизме. Но Ахмадинежада по прежнему много критикуют, причем – с иных позиций. Почему так происходит, Давери объясняет следующим образом: «По-моему, г-н Ахмадинежад – это личность, у которого  политические пристрастия деформированы и неискренни, который воспринимает иранскую политику  с экстремистских позиций, выходя за приемлемые рамки. Себя он видит как человека, близкого к Всевышнему, как его заместителя». Экс-президент обладает  особой духовной энергетикой, значительным запасом пассионарности, который до сих пор очевиден для всех, кто с ним сталкивается. В его деятельности все более заметны мессианские мотивы, он все больше и все чаще заявляет о своем приходе как Махди, Мессии. «Никогда прежде Ахмадинежад об этом не говорил так ясно и недвусмысленно». Отметим, что значительная часть его публичных выступлений и ранее имела религиозно-мистические вкрапления, связанные с тем, что по шиитскому вероучению их двенадцатый предводитель, таинственно исчезнувший более тысячи лет назад, должен вновь явиться, дабы установить «исламскую справедливость» во всём мире. На этом основании Ахмадинежад заявлял, что главная миссия Исламской революции в Иране  – проложить путь для второго прихода 12-го Имама, то есть Махди. Это, не раз заявлял Ахмадинежад, требует, чтобы ИРИ стал мощным, развитым и образцовым исламским государством.

Однако ныне экс-президент высказывает прямо противоположные мысли. Из интервью с  его бывшим помощником следует, что у Ахмадинежада сложилось мнение, что Исламская Республика близка к уходу с исторической  сцены,  скоро рухнет и «как когда-то было в бывшем СССР, где Запад использовал Ельцина, таким же образом западный мир ныне использует его, Ахмадинежада,  в качестве иранского Ельцина,  в период после распада ИРИ». Начиная с 2017 г., утверждает его бывший помощник,  Ахмадинежад  постоянно говорит    о том, что Иран падет через три, максимум, шесть месяцев. Даже весной нынешнего 2021 г., когда началась предвыборная президентская кампания, пишет далее Давери, «и я критиковал действия Ахмадинежада,  его приближенные непрестанно спрашивали, дойдет ли страна до выборов? Другими словами, они говорили, что до 18 июня страна не доживет».

Более того, Ахмадинежад считает, что Исламская Республика не является стабильным режимом, и обязательно развалится сама по себе. В кругу его приближенных, пишет «Аср-э Иран», считают важными для развала страны разные факторы. Нападение США на Иран они числят в кругу самых эффективных, и поэтому внимательно отслеживают все новости о возможном ударе США по Ирану.

Напомним, что речь идет об Ахмадинежаде, который в бытность свою президентом, отличался страшной  америкофобией.  «А сейчас он сторонник нападения США на Иран?-  спрашивает Давери корреспондент «Аср-э Иран».  «Да, Ахмадинежад с радостью утверждает, что если США нападет, и ударит по иранской инфраструктуре, отрежет воду и электричество,  начнется гибель Исламской Республики».

Как видно из интервью в «Аср-э Иран», одним из путей, способных привести к развалу Ирана, экс-президент ИРИ считает социальные протесты. По словам его бывшего советника, «одна из главных новостей, которые мы ежедневно прослушивали с Ахмадинежадом, были биржевые новости. Падение биржи могло спровоцировать социальные протесты и вывести народ на улицы. И эти новости более  всего интересовали Ахмадинежада и радовали его».

«Значит, он приветствовал экономические потрясения в Иране? — спросил ведущий интервью?

«Именно так. Он рассматривал экономические неурядицы не только как фактор социального недовольства, но и силу, который может свалить власть».

Как видно из интервью, Ахмадинежад,  руководивший страной 8 лет – с  2005 до 2013 год,  —  был бы не прочь вновь занять президентское кресло, тем более, что существующие в стране законы этого не запрещают. Уже после публикации интервью в «Аср-э Иран», появилось сообщение о том, что Ахмадинежад включился в предвыборный президентский марафон.  Именно президентскими амбициями аргументировалось и его внимание к проходившим в США президентским выборам. Давери  вспоминает в интервью, что эту тему они не раз вместе обсуждали. «Как-то мы собрались втроем в доме г-на Бакаи (бывший  министр в правительстве Ахмадинежада – В.М.). Там же был и Мошаи (бывший вице-президент, затем глава офиса Ахмадинежада – В.М.).  Мы говорили о последних выборах в США. Анализ Ахмадинежада сводился к тому, что если Байден победит,  это усилит позиции реформаторов в Иране. В этом случае у режима и элиты и КСИР не будет сил, чтобы противостоять реформистам. «Они вынуждены будут  открыть дорогу мне»,-  сказал Ахмадинежад. То есть, подчеркивает Давери, Ахмадинежад оценил победу Байдена в свою пользу. «Мы беседовали примерно сорок минут. Я сказал Ахмадинежаду, что если режим прямо сегодня освободит инженера Мусави (премьер-министр ИРИ в годы ирано-иранской войны, один из претендентов на пост президента в 2009 г. – В.М.) от домашнего ареста,  его кандидатура будет предпочтительней, чем Ваша». Очевидно, считает Давери, Исламская Республика уже дистанцировалась от Ахмадинежада,  и кандидатура Мусави более приемлема, чем Ахмадинежада. «Когда я объяснил этот свой анализ,  он сказал, что победа Байдена приведен к продвижению именно  его кандидатуры на президентских выборах в Иране.  Дискуссия затянулась,  и Бакаи спросил, почему я так спорю с Ахмадинежадом, «ведь он  находится в позиции наместника Бога, мы должны только повиноваться ему, а не перечить. Я сказал, что у меня другая концепция дискуссии, и я должен высказать свое видение ситуации».

Рассуждая о сегодняшнем этапе политической биографии Ахмадинежада, его бывший советник Абдол-Реза Давери считает, что политик представляет собой сгусток противоречий. Он ввязывается в политические споры, которые проигрывает. Он теряет прежних друзей, с которыми работал много лет. То же самое можно сказать о его отношении к США, Израилю и Саудовской Аравии – прежде его заклятым врагам. Сегодня в рамках заявленного им проекта «Иранский Ельцин» Ахмадинежад считает необходимым дать этим странам сигнал о том, что допуская их помощь, он может стать знаменосцем политических трансформаций в Иране.

Еще более серьезная идеологическая метаморфоза произошла с Ахмадинежадом  в его взглядах на  сущность исламского режима.  В написанной в августе 2006 г. автобиографии Ахмадинежада утверждается, что реализованная в ИРИ система исламского правления велаят-э  факих установилась в стране «по желанию нации и в соответствии с принципами Ислама». По его словам, в стране нет альтернативы такому виду реализации власти. А сегодня, утверждает Давери, он активно оппонирует этому базисному принципу, и пытается  вступить в контакт с силами, которые не согласны или  конфронтируют  с  принципом велаят-э факих. По сути, он намеревается объединить внутренних критиков исламского режима и хотел бы представить махдизм, мессианство как альтернативу религиозному правлению и использовать это для нападок на теорию велаят-э факих. Серьезные претензии  бывший президент высказывает по отношению к Наблюдательному совету, являющемуся главной исламской структурой, которая  «просеивает» кандидатуры претендентов на пост президента, оставляя на последнем этапе перед выборами, тех, кто более других подходит под довольно жесткие требования, предъявляемы к соискателям на должность главы исполнительной власти. По его мнению, нужно радикально менять систему одобрения кандидатов этой инстанцией, стараясь приблизиться к такой, какая принята   в гражданском обществе. В интервью изданию Independent Persian  он заявил на днях, что лица, принимающие решения в Исламской Республике, обладают «тираническим духом и характером». Судя по тому, что, зарегистрировавшись 12 мая в качестве кандидата в президенты страны, он усиленно критикует исламские структуры власти, Ахмадинежад вряд ли верит, что его кандидатура будет одобрена  Наблюдательным советом. Это станет ясно 27 мая. Как написал 18 мая, в день завершения регистрации кандидатов в президенты, интернет-портал «Хабарнамэйе Гуйа», Ахмадинежад заявил, что его единомышленников уже дважды  — 2013 и 2017 гг. — лишали возможности участия в президентских выборах. Если подобное случится и на этот раз, он более не будет участвовать в таких выборах. «Я просто их не признаю».

55.55MB | MySQL:105 | 0,431sec