Алжир на пороге финансовой пропасти: где взять деньги?

По данным алжирских источников, объем золотовалютных резервов АНДР на январь 2021 г. снизился 43 млрд долларов, в течение первых пяти месяцев текущего года упал ниже «психологической» черты в 40 млрд долларов, а к июню приблизился к уровню в 30 млрд долларов.

С учетом текущих трат Алжира этих средств ему в лучшем случае (при сохранении или незначительном повышении стоимости нефти и газа на мировом рынке) хватит лишь до конца 2022 года.

На этом фоне отмечаются другие тревожные индикаторы – нехватка наличности в алжирских банках и стремительный рост дефицита торгового баланса. Так, в 2020 г. он достиг 11,9 млрд долларов, тогда как в 2019 г. он составлял 6.01 млрд долларов

В свою очередь, на 2021-й финансовый год МВФ прогнозирует дефицит платежного баланса в размере 16% национального ВВП, или почти 23 млрд долларов США, что, по мнению независимых экспертов, служит красноречивым индикатором неблагополучия алжирской экономики.

Заметим, что пандемия коронавируса усугубила и без того тревожную ситуацию – так, по итогам 2020 года экономический рост страны был отрицательным – на уровне 6.5%.

Все это вызвало новые обсуждения в алжирских верхах, откуда взять деньги. Ведь при текущем уровне расходов и доходов страна «выходит на нулевой баланс» при стоимости барреля от 100 долларов.

Последние семь лет она практически не превышала 70 долларов за баррель, но алжирские лидеры в упор этого не замечали, рассчитывая, что «ценовые качели» вновь отбросят ее к прежним высотам.

Отчасти подобная жизнь не по средствам обусловлена засильем во власти АНДР силовиков, особенно военных, которые даже в условиях надвигающегося финансового краха отказываются сократить собственные раздутые траты.

Реальных путей решения данной проблемы в обозримой перспективе (если, конечно, в силу каких-то внешних причин цена нефти не вырастет до 100 долларов за баррель) всего два – внешнее заимствование и запуск печатного станка.

О серьезности ситуации говорит то, что ее уже почти открыто обсуждают на самом верху власти АНДР. Так, президент страны Абдельмаджид Теббун в течение мая подчеркивал: «мы не пойдем ни в МВФ, ни в Всемирный банк, потому что задолженность подрывает национальный суверенитет. Этот опыт мы испытали в начале 1990-х годов».

В свою очередь, глава алжирского правительства Абдельазиз Джеррад развил этот тезис: против «данного подхода выступает защита нашего суверенитета и свобода принятия нашего политического решения, поскольку некоторые из стран, использовавших этот подход, полностью развалились (не уточнив, правда, какие). И это неприемлемо для Алжира».

Действительно, позаимствовав в условиях гражданской войны 1990-х годов средства за рубежом, Алжир имел неприятный для себя опыт соответствующего взаимодействия с МВФ, навязывавшего ему под выделение требуемых денег план структурной перестройки экономики.

Между тем, алжирский независимый финансист Омар Беркук считает, что власти АНДР не просят внешние заимствования «только потому, что они еще не загнаны в угол, несмотря на дефицит бюджета и платежного баланса. Но они прекрасно знают, что в конечном счете время играет против них. Да, лидеры страны до сих пор хранят воспоминания о долге 90-х. Однако схожие демагогические заявления об отказе брать за рубежом средства они делали и тогда, но Алжир все равно влез в долги.

И подобные заявления представителей его властей на самом деле служат проявлениями соответствующих желаний. Просто после прежней демонстрации своей «независимости» они не знают, могут ли они обратиться в МВФ и каким образом это сделать».

Между тем, именно сейчас, когда золотовалютные запасы еще относительно высоки, Алжир обладает возможностью позаимствовать средства за рубежом с минимальными издержками и последствиями. И напротив, чем дальше, тем сложнее будет ему получить их по мере дальнейшего ухудшения социально-экономической ситуации в стране и снижения его оценок профильными рейтинговыми агентствами.

При этом само по себе получение средств для Алжира ничего не решает. Без разработки программы максимально эффективного использования заимствованных денег при тратах в прежнем режиме «проедания» их хватит лишь на год – другой. Соответственно, взятые за рубежом средства при таком раскладе следовало бы направить на развитие «кормящего» страну нефтегазового сектора.

А этому, в свою очередь, должно предшествовать не только коренное реформирование алжирской экономики, но и в целом системы процесса принятия решений. Это касается и инвестиционного климата страны, который усилиями ее властей остается враждебным для желающих здесь работать иностранных компаний.

Что же касается реальных перспектив получения «внешних» средств, то АНДР в случае соответствующего «дозревания» ее лидеров им дадут. Вопрос — лишь на каких условиях.

Кажется, что серьезных препятствий к их получению нет. В том числе и потому, что на данный момент государственный долг Алжира перед другими странами пусть и невелик – менее 2 млрд долларов, однако и он создает определенные сложности для получения зарубежных средств.

Одним из потенциальных кредиторов в Алжире считается КНР, поскольку в  отличие от западных стран она не поднимает на переговорах раздражающие темы вроде соблюдения демократии, верховенства права, свободы личности и печати.

Однако Пекин в ходе уже состоявшихся консультаций по теме в 2019 – 21 гг. неоднократно продемонстрировал себя жестким переговорщиком, выражая желание финансировать лишь конкретные проекты, например, разработку на своих условиях месторождений алжирских энергоресурсов, железной руды, цветных металлов и фосфатов.

К такому диалогу с потенциальным союзником Алжир не готов. Однако Китай не уступает, прекрасно понимая, что время работает против АНДР и на него.

Заметим, однако, что сложившихся условиях перспективы Алжира становятся все более призрачными. Любой из вариантов – внешнее заимствование на условиях дающей стороны (даже при самом лучшем раскладе получения средств) и включение печатного станка с высокой долей вероятности означает окончательный крах остатков местного варианта «арабского социализма» и повышает перспективы нового витка политической нестабильности.

Причина подобного положения – наивные ожидания представителей алжирского руководства на возвращение высоких цен на энергоресурсы и боязнь даже немного уступить принятие решений в экономике профессионалам. Именно этим объясняется отсутствие давно перезревшего реформирования в данной сфере, означающего ослабление дирижизма в управлении.

И даже если соответствующие ожидания сбудутся, это в условиях нынешних гипертрофированных неоправданных расходов страны и продолжающегося демографического взрыва будет иметь лишь достаточно краткосрочный эффект, и в лучшем случае лишь на считанные годы продлит политическую и экономико-финансовую консервацию страны.

55.84MB | MySQL:108 | 0,652sec