Попытка исламского реванша на парламентских выборах в Алжире

Большинство легальных исламистских партий намерены активно участвовать в досрочных парламентских выборах в Алжире 12 июня, которые они рассматривают как возможность как минимум заметно расширить свое присутствие в законодательной власти, а по максимуму вообще захватить ее.

Самой мощной из них считается Движение общества за мир (ДОМ), глава которой Абдерезак Макри открыто декларирует прямое родство его партии с запрещенным Исламским фронтом  спасения (ИФС).

По словам политика, «12 июня мы будем праздновать нашу победу и торжествовать над теми, кто в прошлом лишил нас заслуженной и признанной всеми победы. Тем более, что эта дата совпадает с тридцатой годовщиной создания нашей партии».

Показательно, что за этот призыв к поклонникам считающейся в Алжире террористической структуре, нацеленный на их предвыборную мобилизацию, никто ничего Макри не предъявил.

В других своих заявлениях он открыто заявляет о своем обещании реализовать мечту «дорогого покойного Махфуду Нана», создателя ДОМ (которое нередко сами его члены называют «наш ХАМАС»), «сделать ее настоящей партией, алжирским аналогом ПСР, правящей партии Эрдогана в Турции, первой политической силой в парламенте».

Этому стремлению способствует тяжелая экономическая ситуация в стране и разочарование многих алжирцев в старых партиях, не защищающих их интересы в парламенте.

Речь в первую очередь относится к двум «партиям власти» в лице Фронта национального освобождения (ФНО) и Объединения за культуру и демократию (ОКД).

И, несмотря на тяжелую политическую обстановку для ведения борьбы за власть, которая, казалось бы, препятствует реализации стремлений исламистов, на фоне арестов, репрессий, нападок на независимые СМИ, прогрессирующего абсентеизма и нежелания избирателей участвовать в выборах, Макри на последнем по времени  митинге в Медее заявляет, что «пришло время собирать плоды многолетней борьбы».

По его словам, «Все благоприятствует успеху партии, благодаря чему она выиграет выборы с комфортным большинством».

Впрочем, часть исламистов не желает участвовать в «выборном обмане», заявляя, что Макри и Ко ожидает традиционное мошенничество. Причем, идя на выборы, устраиваемые властями, они, по их мнению, соучаствуют в этом.

И подобные опасения не случайны. Тот же Макри и Ко уже не раз перед такими голосованиями декларировали свои успехи, но потом искренне возмущались тому, что «власти украли у них победу». Что, впрочем, не мешает им наступать на одни и те же грабли.

Причину этого их более радикальные конкуренты видят в том, что «сатанинский режим устраивает выборный спектакль, а они лишь послушно играют за лакейские подачки отведенную им роль».

Правда, оговоримся, что Макри и Ко, продолжающие восхвалять главу государства Абдельмаджида Теббуна «за проведение свободных и транспарентных выборов», на всякий случай предостерегают свои конкурентов «от попыток присвоения голосов».

Одновременно они призывают своих активистов, сторонников и партийных руководителей «защитить выборы, выбор избирателей и уважать народную волю».

Но кого же подозревают «исламисты на зарплате» в очередной попытке обмануть их? Весьма показательно, что в своих выступлениях тот же Макри обвиняет в этом стремлении не президента АНДР, а «местные банды».

То есть, согласно его логике, алжирский дей – как всегда хороший, но его беи – плохие. Это как всегда удобная формула для «исламистов на доверии» оправдывать свои действия, в том числе и отношения с критикуемым ими правящим режимом перед своими избирателями.

Впрочем, следует оговориться, что столь уверенно о своем победе тот же Макри, кажется, еще не заявлял. И это вызывает подозрения у его противников относительно возможного сговора Теббуна и «легальных исламистов».

Заметим, что ничего удивительного в таком раскладе нет. Теббун, чиновник бывшего президента Абдельазиза Бутефлики, отлично знает, что процесс внедрения исламистов во власть был начат последним еще в конце 1990-х гг. в рамках заявленного им курса по замирению страны.

Во многом это позволило расколоть исламистский оппозиционный фронт – значительная его часть, представленная в основном «братьями-мусульманами», приняла предложенные экс-президентом правила игры, сложив оружие.

Меньшая же часть, среди которых явно выделяются салафиты, продолжила вооруженную борьбу и была разбита, хотя и не уничтожена полностью. Об этом свидетельствуют периодически происходящие в разных частях Алжира террористические вылазки.

Их более гибкие коллеги напротив, умело и выгодно продали себя режиму, против которого они боролись, получив не только десятки мест в парламенте, но и министерские портфели (в основном во второстепенных по значимости ведомствах), количество которых в каждом кабинете доходило до четырех.

Причем присутствие исламистов в алжирской власти не было сугубо декоративным. Об этом говорит тот факт, что им, по сути, в последние годы власти отдали на пересмотр местный аналог Семейного кодекса и они внесли туда целый ряд дополнений, явно дискриминирующих женщин.

Все это в совокупности стало платой за лояльность и согласие участвовать в политическом спектакле, целью которого было укрепить алжирский правящий режим.

Но особенно органическая связь между Бутефликой и «исламистами на довольствии» проявилась весной 2019 года. Тогда последние активно агитировали дать первому еще год власти, чтобы организовать плавный бесконфликтный транзит власти.

Соответственно, при сменившем его Теббуне не отмечалось явной смены курса по отношению к исламистским партиям. Во всяком случае он, которому связи с политическим исламом достались по наследству, не проявлял намерения избавиться от них.

Показательно, что он демонстрирует олимпийское спокойствие, когда дает интервью СМИ и отвечает на вопросы о степени опасности захвата власти исламистами на выборах.

Ведь, по его словам, «Исламизм как идеология, пытавшаяся утвердиться в начале 1990-х годов в нашей стране, никогда больше не будет существовать в Алжире. Вы спрашиваете относительно того, что политический ислам блокировал развитие стран вроде Турции, Туниса и Египта? Он меня не смущает, поскольку действует в рамках законов республики».

Кажется, звучит исчерпывающе.

Более того – исламистов в алжирской власти не просто терпят. Как уже говорилось выше, им, фактически, отдали на откуп семейные отношения (что исключает в обозримой перспективе разработку столь необходимой стране демографической политики), равно как и национальную политику.

Последняя сводится к ущемлению алжирских национальных меньшинств. Причем в том и другом случае светские лидеры АНДР подобный курс вполне разделяют сами.

Причем в связи с этим алжирские источники не исключают, что в случае победы ДОМ и союзных ему «одомашненных» исламистов сделают Абдеррезака Макри главой правительства.

По сути, это целая коалиция со своими различиями, представители которой, впрочем, проявляют единство по принципиальным вопросам.

Среди менее значимых, чем ДОМ «зеленых» партий, имеющих своих депутатов, значатся Фронт справедливости и развития Абдаллы Джабаллы, алжирская «Ан-Нахда», «Аль-Ислам» или движение «Аль-Бина Бенгрина».

В совокупности в рамках нормальной политической конкуренции вместе они могут реально уверенно застолбить за собой второе место в парламенте.

Впрочем, сколько мест им выделят в новом составе парламента, пока неизвестно, но, видимо, оно должно быть явно больше нынешнего с учетом отмечавшегося на прошлых выборах их соответствующего недовольства.

Между тем, сейчас представители светских сил заклинают Теббуна «не совершать ошибок Шадли Бенджедида», фактически легализовавшего ИФС, борьба с которым в итоге привела к гражданской войне.

Однако он продолжает не замечать исламистской опасности. Напротив, кажется, алжирские госструктуры дают избыточные ресурсы пока еще «карманным» исламистам для своего предвыборного пиара. Который, как представляется, выступает своего рода инструментом, предназначенным загнать на голосование противников «политического ислама».

Заметим, что активизация последнего вынуждает многих женщин, страдающих от наступления на их права, идти на выборы. Разумеется, у них немного выбора для голосования – это крупнейшие партии власти.

Напомним, что на протяжении правления А. Бутефлики отмечалось снижение интереса населения к выборам, которое, зная, что ФНО и ОКД всякий раз наберут в совокупности более 60% голосов, просто прекращало на них ходить.

Соответственно, это сильно било по самой власти, справедливо усматривавшей в этом снижение к себе доверия.

Однако наличие, казалось бы, противоестественной «амальгамы» в виде сплава действующего политического режима и исламистов, способно минимизировать данные проблемы.

Между тем, какими бы не были на этот раз результаты внеочередных выборов (в переносе их сроков видится стремление властей АНДР провести их до ожидаемого дополнительного ухудшения обстановки в стране уже в следующем году), исламистская опасность для нее не просто сохраняется, а постепенно усиливается.

С конца 1990-х гг. в стране выросло целое поколение молодежи, которое не знает ужасов гражданской войны, но которое недовольно своим положением в ней и прислушивающееся к тому, что им говорят в мечетях обученные за границей проповедники.

Как представляется, они способны заявить о себе уже в ближайшие годы.

55.89MB | MySQL:107 | 0,645sec