Доклад Всемирного банка о катастрофической экономической ситуации в Ливане

Экономический коллапс Ливана, скорее всего, войдет в число худших финансовых кризисов в мире с середины XIX века, говорится в последнем по времени  докладе Всемирного банка, опубликованном во вторник на прошлой неделе. В докладе прогнозируется, что экономика Ливана сократится почти на 10% в 2021 году, и подчеркивается, что «на горизонте нет четкого поворотного момента, учитывая катастрофическое преднамеренное политическое бездействие». Ливан объявил дефолт по своим долгам в прошлом году, его валюта потеряла около 85% своей стоимости, а бедность разрушает страну, которая когда-то считалась местом процветания в регионе. «Экономический и финансовый кризис, вероятно, войдет в топ-10, а возможно, и в тройку самых серьезных кризисных эпизодов в мире с середины XIX века», — говорится в докладе. В докладе Всемирного банка Lebanon Economic Monitor, озаглавленном «Ливан тонет: (в топ-3)» говорится, что такие жестокие экономические коллапсы обычно являются результатом конфликтов или войн. Полный крах экономики Ливана за последние 18 месяцев широко объясняется коррупцией и бесхозяйственностью наследственной политической элиты страны. «Политические ответы руководства Ливана на эти вызовы были крайне неадекватными», — говорится в докладе. Констатируется, что правящий класс Ливана не смог отреагировать на худшую чрезвычайную ситуацию в стране за последнее поколение, которая усугубилась пандемией коронавируса и разрушительным взрывом в порту Бейрута в августе прошлого года. В докладе указывается, что туристический сектор особенно пострадал от коронавируса: за первые пять месяцев 2020 года число туристов сократилось на 71,5% в годовом исчислении. На этом фоне разрушение санитарных служб страны чревато усилением распространения болезней, передаваемых через воду, что негативно скажется на и без того уязвимом общественном здравоохранении. Международный валютный фонд (МВФ) предложил помощь Ливану, но политический истеблишмент страны неоднократно терпел неудачу в формировании эффективного правительства технократов, которое могло бы провести реформы, от которых зависит иностранная помощь. От себя добавим, что это уже причина сугубо политическая, которая ставит на повестку дня эффективность межконфессиональной системы квот формирования исполнительной и законодательной властей.   «В условиях чрезвычайно высокой неопределенности реальный ВВП, по прогнозам, сократится еще на 9,5% в 2021 году», — заявил Всемирный банк, опровергнув любые надежды на быстрое восстановление. В докладе говорится, что экономика Ливана сократилась на 6,7% в 2019 году и на 20,3% в 2020 году. Согласно ливанскому индексу потребительских цен, в течение всего 2020 года цены на товары выросли примерно на 400%. В апреле исследование Ливанской кризисной обсерватории показало, что месячный ифтар для семьи из пяти человек теперь может стоить в два с половиной раза больше минимальной заработной платы. Насер Ясин, адъюнкт-профессор Американского университета в Бейруте, который возглавляет эту организацию, заявил: «Цены на нефть, мясо, продукты, которые импортируются извне, очень, очень высоки. Но пострадали и местные продукты. Это связано со стоимостью первичного материала, необходимого для производства, такого как семена, пестициды и все продукты, необходимые для сельского хозяйства. Это влияет на расходы по всем направлениям». В конце мая сообщалось, что командующий ливанской армией Джозеф Аун предупредил Францию во время поездки в Париж, что кризис подтолкнул военных на грань краха. После этого визита Франция, как сообщалось, предложила чрезвычайную продовольственную и медицинскую помощь ливанским военным в надежде сохранить законность и порядок. В то время как внимание всего мира в последние недели было приковано к очередному обострению палестино-израильского конфликта, Ливан продолжал скатываться в пропасть. Политический паралич при формировании нового правительства, финансовый коллапс и резкий рост бедности должны были вызвать более чем тревожные сигналы среди главных американских, европейских и арабских лидеров. Вместо этого наступила оглушительная и непростительная тишина в отношении ливанского досье, поскольку эти страны, по-видимому, игнорируют тот факт, что Ливан также принимает сотни тысяч сирийских и палестинских беженцев. Если государство рухнет, эти беженцы не смогут вернуться в свои дома в Сирии и Палестине; скорее всего, они направятся в Европу. Тем временем ливанский политический дискурс характеризуется тем, что министр иностранных дел Шарбель Вахби оскорбил Саудовскую Аравию (впоследствии он был вынужден уйти в отставку). Хотя саудовская политика по отношению к Ливану на протяжении десятилетий была весьма покровительственной, Эр-Рияд также оказывал помощь, намного превышающую помощь, предоставляемую международными финансовыми институтами. Если у Ливана есть хоть какой-то шанс оправиться от своего нынешнего положения, то он не может легко игнорировать финансовую  помощь, которую может предложить Саудовская Аравия. После взрыва в порту Бейрута в прошлом году Франция взяла на себя ведущую роль в усилиях, направленных на то, чтобы помочь Ливану преодолеть кризис. Слишком долго Париж странным образом верил, что такое изменение может быть обеспечено одним из главных людей, ответственных за катастрофу в Ливане: премьер-министром Саадом Харири. И нынешняя отстраненность Эр-Рияда во многом опять же связана с этой фигурой персонально. Несмотря на некоторых сторонников Харири в Елисейском дворце, Франция теперь медленно осознает, что он является скорее обузой, но, похоже, она не пока не готова поддерживать другие варианты премьерства в составе сложного ливанского суннитского сообщества и, прежде всего, мыслить нестандартно. И президент Франции, и его министр иностранных дел, которые за последние несколько месяцев несколько раз посещали Ливан, в основном консультировались с традиционными политическими деятелями, которые не имеют идеальных возможностей для продвижения реформ, в которых так нуждается страна. Ориентиром для определения подходящей личности, которая выведет Ливан из нынешнего тупика, должно быть не то, сколько традиционных политических блоков и депутатов готовы их поддержать; в противном случае кандидат не будет настоящим реформатором. Ключевым моментом будет их политическая история и реформы, за которые они выступают. Ливану нужен кто-то вне традиционных политических блоков страны; независимый, без каких-либо деловых интересов внутри страны; и прежде всего, не затронутый прошлой коррумпированной политикой, которая привела Ливан на край пропасти.  Пока на горизонте такой фигуры нет, а значит — нет и вариантов выхода из кризиса.  Еще одной опцией выхода из коллапса является снятие санкций США с банковского сектора Ливана, но такой вариант теоретически возможен  только в случае достижений какого-то внятного прорыва в рамках реанимации СВПД, чего опять же пока не наблюдается.  

 

55.87MB | MySQL:105 | 0,462sec