Неоисламизм

Эксперты во всем мире в один голос говорят «о растущей исламской угрозе» и предсказывают нам в 21 веке «войну между христианством и исламом». При этом забывается буддизм и т.п, ну а приверженцы иудаизма понятно в этой схватке за нас. За нас – это представьте себе за «носителей европейской цивилизации и демократических институтов».

При этом с 1991 года основным носителем «идей исламизма» выступает организация «Аль-Каида» во главе с У.Бен Ладеном. При этом еще никто толково и грамотно не объяснил: Что это за организация? Какой ее численный состав? Какая ее структура, способы финансирования и управления? И т.п. и т.д.

При этом исламистские группы возникают как грибы после дождя от Бангладеш до Южной Африки и все они (или почти все) автоматически обозревателями зачисляются в отряды «Аль-Каиды».

Попробуем предложить следующее видение этой проблемы.

«Аль-Каида» ни в коей мере не является сегодня мощным конспиралогическим спрутом, опутавшим весь мир. Это, скорее, группа лиц, очень четко уловившая и идеологически точно оформившая заказ большей части исламского мирового сообщества (в основном арабской ее части), которая очевидно переживала острый кризис идей и выбора дальнейшего пути развития. Напомним, что к этому времени арабские страны уже пережили увлечение идеями «арабского социализма» и «всеобщего арабского братства», основным итогом которых стало ясное понимание того, что общественный строй арабских стран не является плодотворной почвой для строительства ни социализма, ни капитализма с его развитыми демократическими институтами. Указанный факт, а также подчинение экономики этих стран великим державам (США, Европе или СССР – неважно) вызвал возникновение естественного комплекса национальной неполноценности. Обладая огромными запасами углеводородов, арабские страны так и не смогли создать конкурентно способную экономику, что автоматически отодвинуло их в разряд «третьесортных» стран. Попытки заявить о себе «как о третьей силе в двуполярном мире» провалились как с экономических (неудача с нефтяным эмбарго в начале 70-х), так и военных (арабо-израильские войны) точек зрения.

Указанный нарыв в общественном создании вскрыл, как ни печально для нас, Афганистан. Именно он, в первую очередь, идеологически оформил основной тезис будущей «Аль-Каиды», немудрено замаскированную под идею «джихада против неверных»: «мы имеем право на свое место под солнцем». Война в Афганистане сорвала со своих насиженных мест (хотим мы этого или нет) наиболее энергичную и неудовлетворенную часть арабского общества и оформил ее в единое наднациональное сообщество, объедененное одной идеей (поневоле напрашивается аналогия с Испанией 30-х годов). А потом была победа или иллюзия победы, которая дала шанс на самоутверждение и вроде бы ответила на основной вопрос «куда идем?». Афганская эпопея и распад СССР дала новой, нарождающейся элите в арабских странах иллюзию шанса заявить о себе «как о влиятельной мировой силе, с которой надо считаться». И эта иллюзия нашла отклик у населения большинства исламских стран, замученных безысходностью и нищетой, и увидевших в идеях У.Бен Ладена «свет в конце тоннеля». Снова напрашиваются аналогии, недаром кто-то дал этому течению название «зеленый интернационал».

По нашей оценке, нельзя сводить возникновение «неоисламизма» (рискнем назвать это явление так) только исключительно к бедности и неграмотности, хотя, конечно, это важные причины. Основное здесь — создание мифа об альтернативе, единственно способной изменить общественное устройство, сделав его справедливым. Недаром во главе этого движения встали далеко не бедные люди (снова напрашиваются аналогии с недавним прошлым). Отсюда и массовая финансовая подпитка движения со стороны «нефтяных» шейхов: ставка высока, что будет делать арабская элита лет так через 100, когда нефть и газ закончатся, а своей промышленности и технологий как не было, так и нет?

Итак, мировая «исламистская» революция началась. Афганистан, победа на парламентских выборах исламистов в Алжире, Босния, Чечня, и как апофеоз – Ирак. А перед этим теракты в США, которые имели для движения «неоисламизма» значение, которое трудно переоценить. Надо знать реалии арабского общества, чтобы понять: теракт такого масштаба для Ближнего Востока, это как для нас полет Гагарина. После него уже не надо было создавать структурные подразделения «на местах», посылать связников и т.п. Основной посыл был дан (как и что делать), а развитие интернета завершило дело.

Но вернемся к Ираку, из которого американцы собираются выводить свои войска. Вот вам и еще одна «победа», которая «грозит» дать мировому исламизму импульс аналогичный Афганистану и терактам в США. Выросла и прошла боевую обкатку новая генерация «ветеранов», теперь уже «иракцев».

Таким образом, «Аль-Каида» — это только символ, идеологический выбор, «гуру» если хотите. Крайне сомнительно, что У.Бен Ладен или кто-то рядом с ним планирует и проводит операции по всему миру. Не надо быть специалистом, чтобы сделать вывод, что это невозможно ни с технологической, ни с практической стороны дела. Основная задача У.Бен Ладена — это посылка регулярных посланий, которые корректируют действия единомышленников по всему миру, ставя перед ними задачи-максимум. В последнем сообщении это совершение «некого глобального теракта». И уже десятки голов в разных уголках планеты начинают обмозговывать, как лучше это сделать. При этом ячейки живут своей жизнью, на собственном финансовом обеспечении, сами определяя меру своей активности.

Таким образом, подведем некую черту. Вспышка «неоисламизма» в мире – ничто иное как попытка местных, нарождающихся элит «резким скачком» преодолеть цивилизационный разрыв, итог неравномерного политического и экономического развития разных частей планеты. Если более глобально – саморегуляция мировой и экономической системы, которая стремится к равновесию.

Какое будущее У.Бен Ладена и его сторонников? Как и у всяких фанатиков-революционеров их будущее рано или поздно предопределено и печально. Тем более, что их посыл – это движение в прошлое от испуга перед сегодняшним. На их место придут серьезные, адекватные люди, для которых ислам – это только единственно возможное средство для цементирования национального самосознания и получения преференций в мировом раскладе. И вот с ними нам придется жить. И договариваться.

43.51MB | MySQL:92 | 1,196sec