Кто стоит за терактом в Мумбаи?

Ленты новостей принесли известие о том, что в крупнейшем деловом центре Индии — г. Мумбаи (быв. г. Бомбей) произошел чудовищный по своему замыслу террористический акт: террористы из ранее неизвестной группировки «Даккан Муджахеддин» открыли стрельбу по людям, произвели взрывы в нескольких местах города и захватили в заложники проживающих в нескольких отелях города гостей этого делового центра, взорвав при этом жемчужину отелей — пятизвездочный отель «Тадж-Махал». Причем по размаху нынешний теракт превзошел теракт двухлетней давности, когда в том же Мумбаи на вокзале был взорван пассажирский поезд. Так кто же в действительности стоит за нынешним терактом? Как получилось, что Индия, страна, экономика которой занимает ведущее место среди самых быстро развивающихся экономик мира (наряду с другими странами — членами так называемой группы БРИК (Бразилия, Россия, Индия и Китай), в последние два года оказалась захлестнутой волной насилия и терроризма?

При анализе различных факторов, относящихся к разгулу терроризма и насилия в Индии, необходимо учитывать следующее — этносепаратистская и экстремистская деятельность в Индии имеет многолетнюю историю. Достаточно вспомнить, что от рук террористов погиб премьер-министр Индии Раджив Ганди (1988), так же как ранее, в 1984 г., погибла его мать Индира Ганди, дочь первого премьер-министра независимой Индии Джавахарлала Неру. Тогда оба преступления носили ярко выраженный этнический характер. В первом случае — «тамильский», поскольку Р. Ганди погиб от руки террористки-смертницы из экстремистской этнической группировки ТОТИ («Тигры освобождения Тамил Илама»). ТОТИ уже много лет ведет вооруженную борьбу с правительством Шри-Ланки, представляющим сингальское большинство этого островного государства — южного соседа Индии. Во втором случае — «сикхский», поскольку террористы — убийцы И. Ганди были сикхами, принадлежащими к одной из ведущих религиозных общин многонациональной Индии. В обоих случаях теракты были местью этнических экстремистов за политику, проводимую правительствами Р. Ганди и И. Ганди в отношении этнических меньшинств. В первом случае это была месть за ввод контингента индийских войск на территорию Шри-Ланки по просьбе правительства этой страны для оказания официальной поддержки в борьбе против тамильских сепаратистов. Во втором — месть сикхов за осаду правительственными войсками сикхской святыни — Золотого храма в г. Амритсар, с целью изгнания оттуда сикхских экстремистов, участников незаконного сепаратистского движения за создание независимого государства сикхов, так называемого государства Халистан. Теракты в Индии с начала 80-х гг. прошлого века стали регулярно происходить в различных штатах этой страны (Ассам, Нагаленд, Трипура и др.). Но это были, так сказать, теракты местных этносепаратистов, носящие скорее локальный, т.е. индийский характер.

В случае с терактами в Мумбаи в 2006 г. и в ноябре 2008 г. угроза терроризма для Индии проявилась как часть глобальной угрозы международного исламистского терроризма, ставшего остро актуальным после известных событий 11 сентября 2001 г. в США. Такой вывод следует из анализа поступающей информации о неизвестной ранее террористической группировке «Даккан Муджахеддин» (название которой можно перевести с урду как «Борцы за веру Даккана»), причисляемой к террористической организации «Аль-Каида». (Согласно последней информации, террористы — лица южноазиатской национальности, говорящие на хинди и урду.) По всей видимости, как и два года назад (2006), эта новая террористическая группировка принадлежит к одной из разбросанных по всему миру ячеек «Аль-Каиды» или движению «Талибан», тесно связанных с террористами, действующими на территории индийского штата Джамму и Кашмир и принадлежащими к так называемому исламорадикализму.

Премьер-министр Индии М. Сингх уже прозрачно намекнул на причастность к этому теракту Пакистана, что, в общем, уже стало традиционной позицией Индии. Ведь, как предполагается, террористы и исламистские боевики, действующие в индийской части Кашмира, проникают туда с территории Кашмира, находящейся под пакистанским контролем, — так называемого «Азад Кашмира», сквозь «прозрачные» границы. Вполне вероятно, что и на этот раз террористы из «Даккан Муджахеддин» проходили подготовку на территории соседнего с Индией Пакистана. После ухода с политической арены Пакистана бывшего президента этой страны Первеза Мушаррафа новоизбранные демократическое правительство Пакистана и президент Али Асеф Зардари оказались не в силах справиться с волной террора и насилия, захлестнувшей Пакистан. Она исходит из приграничной с Афганистаном зоны племен на северо-западе страны (из Северо-Западной пограничной провинции Пакистана). Как предполагают большинство аналитиков по международному терроризму, именно там нашли убежище остатки группировки «Аль-Каиды» и движения «Талибан», не разгромленные в Афганистане. Именно сейчас эти силы пришли в себя и осуществляют террористическую деятельность в Пакистане и, как показывают последние события, теперь очевидно, и в Индии. По сообщениям западных СМИ, мотивом террористов является освобождение из индийских тюрем находящихся там экстремистов. Однако их цели гораздо опаснее — они рассчитывают запугать правительство Индии, создать обстановку хаоса и насилия в стране и в конечном счете оказать «братскую» поддержку боевикам-исламистам в индийском Джамму и Кашмире.

Таким образом, волна террора захватила уже весь регион Южной Азии. По всей видимости, в ближайшем будущем все мы, к сожалению, станем свидетелями увеличения числа терактов исламорадикалистов, которые будут осуществляться с еще большим размахом и в Пакистане, и в Индии, а также, вполне вероятно, в других странах региона. К сожалению, приходится признать, что, несмотря на растущие экономические показатели, Индия — один из предполагаемых экономических гигантов к середине нынешнего столетия — стала страной, на которую распространилась деятельность международных исламистских террористических сетей. Сетей, протянувшихся от индонезийского острова Бали в Юго-Восточной Азии и китайской провинции Синьцзян (уйгурский исламский экстремизм) до Среднего и Ближнего Востока и Центральной Азии, Кавказа и Западной Европы. И не важно, какую окраску носит эта террористическая деятельность, будь то в Индии, или в Ингушетии, или в Великобритании. Важно то, что мир в этом столетии столкнулся с растущими вызовами международному сообществу в виде терроризма и экстремизма — явлением не новым, но получившим глобальный аспект. Международному сообществу необходимо найти меры противодействия этим вызовам, и чем скорее, тем лучше. В противном случае волны террора и насилия грозят захлестнуть весь мир. А теракт в Мумбаи — это часть общего террористического тренда, который, можно сказать, является еще и порождением глобализации.

44.01MB | MySQL:92 | 0,962sec