Современная ливанская эмиграция и ее последствия для страны

Миграция населения из одних регионов мира в другие постепенно превратилась во второй половине XX в. – начале XXI в. в одну из характерных и неотъемлемых черт существования человечества. Этому беспрецедентному росту мобильности способствовал целый комплекс причин и новых обстоятельств: появление новых и чрезвычайно эффективных средств транспорта и передачи информации, распространение грамотности, изучение иностранных языков и распространение знаний о других (ранее неизвестных) обществах, существование в XIX-XX вв. колониальных империй, способствовавших появлению новых форм горизонтальной мобильности (которые сохранились и даже стали развиваться в постколониальный период), и т.д. Актуальность изучения миграционных процессов обусловлена тем, что эти процессы, помимо кардинального изменения жизни самого мигранта, оказывают комплексное и разностороннее влияние как на развитие принимающего общества, так и на развитие общества, из которого исходит миграционный поток.

Ливан представляет собой страну с продолжительной эмиграционной традицией, основы которой начали формироваться во второй половине XIX в. С тех пор ливанская эмиграция эволюционировала – менялся ее социальный состав, географические направления и мотивы ливанцев, принявших решение об отъезде.

Предметом настоящей статьи является анализ ливанской эмиграции на современном этапе (прежде всего, 1990-2000-е гг.), а также рассмотрение последствий этой эмиграции для развития Ливана. Для комплексной оценки этого явления в статье будут рассмотрены, во-первых, количественные параметры эмиграции и их динамика, во-вторых, основные страны, в которые уезжают ливанцы, в-третьих, мотивы ливанцев, принявших решение покинуть страну. Наконец, в заключение статьи будут проанализированы главные последствия эмиграции для Ливана.

Интерес к исследованию ливанской эмиграции также связан с тем, что этот процесс, как и его последствия для Ливана, должны рассматриваться в качестве частного случая, раскрывающего общие социальные тенденции, с которым сталкиваются развивающиеся страны на современном этапе.

Количественные параметры эмиграции и их динамика

Эмиграция с территории современного Ливана началась со второй половины XIX в. В настоящее время численность ливанской диаспоры, проживающей за пределами Ливана, составляет, по разным оценкам, от 5 до 12 млн человек[1], что значительно превышает ливанское население, проживающее в стране (3.759.137 человек). Несмотря на значительный поток эмигрантов и немаловажные последствия эмиграции для ливанской экономики и общества, в Ливане отсутствует надежная национальная статистика по данному вопросу.

Служба безопасности Ливана ежемесячно публикует статистику по гражданам, въехавшим в страну и покинувшим ее, которая могла бы служить индикатором количественной оценки эмиграции. По этим данным с 1992 г., ежегодно из страны выезжает больше ливанцев, чем въезжает. Чистая разница составила около 50 тыс. человек в 1992 г., 106812 человек в 1995 г. и около 200 тыс. человек ежегодно в период с 1996 г. по 2005 г. Если руководствоваться этой статистикой, то в 1992-2005 гг. из Ливана уехали более 2 млн человек (половина населения страны), что не может соответствовать действительности.

В качестве другого источника количественных параметров эмиграции можно использовать статистику Международного аэропорта Бейрута, из которого уезжают большинство ливанских эмигрантов. По этим данным, за период 1992-2005 гг. в страну въехало примерно на 100 тыс. ливанцев меньше, чем уехало из нее. Исходя из этого показателя, в этот период из Ливана эмигрировало в среднем около 7 тыс. человек в год. Однако при оценке эмиграции по авиационному пассажиропотоку не учитываются, во-первых, ливанцы, которые эмигрируют морем, во-вторых, – через территорию соседней Сирии. В-третьих, возвращение в страну ливанцев (которые эмигрировали до рассматриваемого периода) после окончания гражданской войны в 1990-е гг. также уменьшает оценку эмиграции по авиационному пассажиропотоку за этот период. Таким образом, эта количественная оценка эмиграции значительно ближе к реальности, хотя и является явно заниженной в связи с необходимостью ее корректировки с учетом, по меньшей мере, трех указанных факторов.

Более достоверную оценку численности ливанских эмигрантов смог составить ливанский экономист Шарбель Нахас на основе двух социологических опросов, проведенных в 1997 г. и 2004 г. Центральной администрацией статистики (ЦАС) Ливана. В рамках этих опросов ЦАС составила возрастную пирамиду населения страны, предусматривающую распределение жителей по половому и возрастному признакам.

Основная идея этой методики исчисления эмиграции состоит в сравнении численности ливанцев, родившихся в тот же самый период, по данным 1997 г. с их численностью по данными 2004 г. За семь лет, прошедших между двумя опросами, численность группы могла сократиться за счет смертей или за счет эмиграции. Численность могла возрасти за счет возврата эмигрантов или за счет натурализации. Наиболее интересные с точки зрения эмиграции молодые возрастные категории характеризует низкая смертность, что позволяет пренебречь этим фактором при оценке эмиграции. Натурализацию можно также не учитывать в связи с тем, что к 1997 г. процесс массовой натурализации уже завершился, а индивидуальные случаи получения ливанского гражданства в период 1997-2004 гг. только сокращают количественную оценку эмигрантов.

Общая численность ливанского населения выросла за этот период на 8% (рост среди женщин – 10%, среди мужчин – 7%). При этом численность активного населения сократилась на 2% (0% – изменение среди женщин, -5% – изменение среди мужчин). Численность ливанцев во всех возрастных категориях старше 15 лет сократилась за период 1997-2004 гг. (полные данные представлены в таблице № 1).

Таблица № 1

Сокращение ливанского населения

по каждой возрастной группе с 1997 г. по 2004 г.

Возрастные категории

Женщины

Мужчины

Всего

15-19

5%

7%

6%

20-24

17%

14%

16%

25-29

25%

37%

31%

30-34

15%

30%

23%

35-39

15%

22%

19%

40-44

5%

13%

9%

45-49

13%

10%

11%

50-54

13%

4%

9%

55-59

12%

17%

15%

60-64

1%

14%

8%

 

Изменение возрастной пирамиды свидетельствует о сокращении активного населения по всем возрастным категориям. Возрастные группы 25-29 лет и 30-34 года (наиболее вероятные кандидаты для эмиграции) потеряли 31% и 23% соответственно. А если рассматривать только мужчин этих возрастных категорий, то сокращение составляет 37% и 30% соответственно. Исходя из этих данных, в 1997-2004 гг. в абсолютном выражении Ливан ежегодно терял около 60 тыс. человек активного населения. Даже если допустить погрешность в расчете населения страны ЦАС или в методе исчисления, можно с уверенностью утверждать, что эмиграция представляет собой массовый феномен (особенно среди молодежи 25-34 лет), серьезно влияющий на демографическую ситуацию в стране.

Массовый характер эмиграции молодых ливанцев подтверждается результатами исследования, которое провел в 2007 г. Университетский центр социально-экономических исследований Университета Святого Иосифа (УСИ, г. Бейрут). В ходе исследования был проведен социологический опрос 8061 ливанских домохозяйств, около 10 тыс. ливанцев в возрасте от 18 до 35 лет и 5700 ливанцев, эмигрировавших в 1992-2007 гг. Специалисты УСИ также использовали статистику ЦАС и результаты других ливанских источников и работ. Согласно этому исследованию с 1992 г. по 2007 г. не менее 466 тыс. ливанцев эмигрировали (большинство из которых молодежь). У половины домохозяйств, по меньшей мере, один член семьи уехал из страны после 1992 г. Причем реальные данные должны превышать эту оценку, формировавшуюся по итогам опроса резидентов и не учитывающую эмигрантов, у которых не осталось в Ливане ни одного члена семьи.

Благодаря исследованию, также удалось выяснить, что эмиграционный поток на протяжении последних 32 лет имеет устойчивую тенденцию к росту (оценка числа эмигрантов по периодам отъезда представлена в таблице № 2).

Таблица № 2

Оценка числа эмигрантов по периодам отъезда

Период отъезда

1975-1977

1978-1983

1984-1989

1990-1995

1996-2001

2002-2007

Число эмигрантов

(в тыс.)

57,6

95,4

130,2

156,6

160,8

214,4

 

В период 1975-1990 гг. одним из сильных и вполне объяснимых факторов эмиграции служила гражданская война. Однако результаты исследования УСИ показывают, что после окончания войны поток эмигрантов не только не сократился, а продолжил расти. Из общего числа эмигрантов, уехавших в 1975-2007 гг., около 26% уехали в 2002-2007 гг. За эти 6 лет уехало на 37% эмигрантов больше, чем в 1990-1995 гг. Ливан покидают эмигранты из разных конфессиональных сообществ. Большинство из эмигрантов, уехавших в 1992-2007 гг., являются выходцами из самой многочисленной шиитской общины (27,5% от общего числа эмигрантов). Далее по численности следуют марониты (24%) и сунниты (23%).

В среде ливанской молодежи сохраняется аналогичный настрой на отъезд. Опрос молодых ливанцев в возрасте от 18 до 35 лет, проживающих в настоящее время в стране, показал, что 43,8% респондентов желают эмигрировать (26,1% планируют уехать из страны навсегда или на неопределенный период времени, 17,7% хотели бы уехать, но не собираются эмигрировать по различным причинам).

Социологический опрос, проведенный в 2006 г. организацией «Information International» среди школьников 12-18 лет, свидетельствует о том, что в среде подрастающих поколений ливанцев также преобладают эмиграционные настроения. Большинство опрошенных школьников (53,2%) заявили, что хотели бы уехать из Ливана: 14,8% хотели бы эмигрировать в арабскую страну, 38,4% – в другие страны (45,9% респондентов хотели бы остаться в Ливане, и 0,9% не ответили на вопрос).

Отсутствие достоверной национальной статистики не позволяет сформировать точную оценку количественных параметров ливанской эмиграции и их динамики. Вместе с тем, данные различных исследований свидетельствуют о том, что эмиграция из Ливана имеет массовый и устойчивый характер. Подобный отток ливанцев за рубеж сохранится в ближайшее время, учитывая сложившуюся эмиграционную традицию, а также планы и настроения молодежи.

Основные направления эмиграции

Данные по географическим направлениям эмиграции из Ливана с распределением по регионам представлены в таблице № 3.

Таблица № 3

Основные направления ливанской эмиграции

Регион

Арабские страны

Европа

Северная и Южная Америка

Азия (кроме арабских стран)

Австралия

Африка

Распределение эмигрантов в 1975-2001 гг.

20%

26%

34%

1%

13%

6%

Распределение эмигрантов в 1992-2007 гг.

35%

22%

25%

1%

9%

8%

 

В 1975-2007 гг. главными центрами притяжения ливанских эмигрантов были процветающие регионы и страны или развивающиеся страны с высоким экономическим ростом. Речь идет в первую очередь о странах Западной Европы и Северной Америки, Австралии, а также арабских странах Персидского залива. Привлекательность этих стран связана с наличием бóльшего числа рабочих мест и лучшими возможностями для трудоустройства и социо-профессионального роста. К тому же, в таких странах традиционной иммиграции ливанцев, как США, Бразилия, Аргентина, Франция, Великобритания, Австралия, Канада, Саудовская Аравия, страны Западной Африки, сложившаяся за десятилетия диаспора помогает принимать новых иммигрантов, искать для них жилье и работу. Эффективная деятельность этих ливанских сетей взаимопомощи существенно снижает риски потенциального эмигранта и сокращает расходы, связанные с отъездом. По одной из оценок, численность ливанской диаспоры в США составляет 2 млн 300 тыс. человек, в Бразилии – 5 млн 800 тыс. человек, в Аргентине – 1 млн 200 тыс. человек, в европейских странах – 430 тыс. человек, в Австралии – 300 тыс. человек, в Канаде – 270 тыс. человек, в Саудовской Аравии – 120 тыс. человек и в африканских странах – 82 тыс. человек. В некоторых африканских странах ливанские иммигранты составляют значительную часть местной деловой элиты (например, в Сенегале).

Устойчивый экономический рост в арабских странах Персидского залива в 2000-е гг., обусловленный в первую очередь высокими ценами на энергоносители на мировом рынке[2], формирует стабильный спрос на рабочую силу, который притягивает все большее число ливанцев. В период 1992-2007 гг. эти страны стали главным направлением, куда решили уехать ливанские эмигранты (35% общего эмиграционного потока из Ливана). Подобная ориентация ливанцев на страны Персидского залива объясняется, помимо широких возможностей для трудоустройства и социальной мобильности, географической близостью, а также их владением арабским и английским языками, которые необходимы для работы в регионе.

Основные мотивы эмигрантов

Данные исследования УСИ по мотивам эмигрантов, принявших решение уехать из Ливана, представлены в таблице № 4.

Таблица № 4

Основные мотивы эмигрантов

Мотивы

Работа

Учеба

Семейные обстоятельства

Общее положение в стране

Получение другого гражданства

Эмигранты,

уехавшие в 1992-2007 гг.

(округленные показатели)

55%

8%

28%

7%

2%

 

Если в 1975-1990 гг. люди в значительной мере бежали от войны, то в 1990-2000-е гг. эмиграция является скорее экономическим феноменом – 55% эмигрантов, уехавших в 1992-2007 гг., в качестве главной причины отъезда выделили поиск или улучшение условий работы (для сравнения, в период 1975-2001 гг. этот показатель составлял 41,3%). С 1992 г. всего лишь 6,7% эмигрантов связывали свой отъезд с общей ситуацией в стране, подразумевающей оценку безопасности, политического климата и социально-экономических вопросов в целом. В период 1975-2001 гг. подобную причину отъезда отмечали 32,3% эмигрантов.

Безусловно, сохранение напряженности на юге Ливана, дестабилизирующее влияние внешних политических сил на внутриливанские дела, регулярные внутриполитические кризисы и война 2006 г. между «Хизбаллой» и израильскими вооруженными силами не могут не рассматриваться в качестве важных факторов, уменьшающих инвестиционную привлекательность страны и, как следствие, сокращающих возможности для трудоустройства и перспективы карьерного роста. То есть если эмигранты связывают главные причины отъезда с экономической ситуацией, то перечисленные факторы политического характера, оказывая негативное влияние на экономику страны, опосредованно способствуют эмиграционному процессу.

Исследование, проведенное в сентябре-декабре 2006 г. Центром изучения ливанской эмиграции при ливанском Университете Нотр-Дам, показало комплексный характер мотивации эмигрантов. Побудительные мотивы эмигрантов связаны с политической нестабильностью, отсутствием безопасности, экономическими причинами, общим ощущением безнадежности и бесперспективности проживания в стране. Вооруженные конфликты (подобные войне 2006 г.) и политическая напряженность, сохраняющаяся после убийства Рафика Харири в феврале 2005 г. и разделения политической элиты на две непримиримые коалиции, также сдерживают возврат эмигрантов на родину (после продолжительного пребывания за границей эмигранты, планирующие возвращение в Ливан, как правило, менее восприимчивы к экономическим сложностям).

Одной из главных причин экономической эмиграции выступает своеобразная ситуация, которая сложилась в Ливане, – развитая система образования сочетается с неспособностью национальной экономики создать адекватное число рабочих мест для квалифицированных специалистов с высшим образованием. С одной стороны, в стране с населением около 4 млн человек насчитывается 38 высших учебных заведений, наиболее известные из которых – единственный государственный Ливанский университет (72961 студент в 2006-2007 учебном году), Бейрутский американский университет (6806 студентов), Ливанский американский университет (4639 студентов) и Университет Святого Иосифа (9512 студентов). Помимо этого, ливанцы стали больше учиться – в 2007 г. 40% молодых ливанцев продолжали учиться после окончания школы или уже получили высшее образование (в 2001 г. этот показатель составлял всего 26%).

С другой стороны, в связи с комплексом причин развитие национальной экономики не позволяет обеспечить рабочими местами всех выпускников ВУЗов. В частности, 29% молодых безработных имеют высшее образование. В ряде случаев имеющиеся рабочие места или уровень заработной платы не устраивают молодых специалистов с высшим образованием. Средняя месячная зарплата молодого работника составляет 756000 ливанских фунтов (500 долл. США). Так, 19% молодых респондентов заявили, что являются безработными по причине низкой зарплаты на доступных рабочих местах.

К этому стоит добавить, что молодые ливанцы, представляющие собой наиболее мобильную социальную категорию (в большей степени склонную к эмиграции), значительно больше страдают от безработицы, чем их старшие соотечественники. Согласно результатам опроса, проведенного в 2004 г., ливанцы в возрасте 15-29 лет составляют 33% экономически активного населения страны, а в общей численности безработных их доля составляет 64%. По данным исследования УСИ, проведенного в 2001 г., безработица среди молодежи в два раза превышает общенациональный уровень безработицы, и 58% молодых безработных рассматривают эмиграцию в качестве решения материальных проблем.

Одновременное действие фактора качественного образования и фактора неадекватного развития национальной экономики способствует естественному «выталкиванию» за рубеж значительного числа квалифицированных специалистов, невостребованных в Ливане, но находящих работу в других странах, в первую очередь там, где экономический рост создает новые возможности для трудоустройства. Специалисты с инженерно-техническим образованием испытывают сложности с трудоустройством в Ливане в наиболее острой форме, что связано со слабым развитием национальной промышленности (ливанская экономика традиционно специализируется на сфере услуг)[3]. Этот факт подтверждается результатами другого исследования УСИ «Будущее выпускников УСИ», проведенного в 2005 г. (в котором рассматривалась судьба ливанцев, окончивших УСИ в 2000-2004 гг.): 29% выпускников этого престижного университета эмигрировали (доля эмигрантов среди мужчин составила 40%, среди женщин – 22%). Тогда как, для инженеров обоих полов, окончивших УСИ в этот период, доля эмигрантов составила 65%.

Примечателен тот факт, что будущие эмигранты, сегодняшние ученики ливанских школ, большинство из которых хотели бы уехать, в качестве главного объяснения подобного желания также выделили экономические причины. По данным опроса школьников 12-18 лет, 64,1% респондентов, желающих эмигрировать, в качестве причины отъезда отметили тяжелые экономические условия, 2,5% – отсутствие работы, 29,2% – проблемы безопасности, 22,6% – низкий уровень образования, 20,3% – сильное влияние конфессионализма в стране.

Последствия эмиграции для Ливана

Эмиграция, как многие социальные процессы современности, имеет неоднозначные последствия. С точки зрения самого эмигранта, безусловно, добровольный отъезд из одного региона в другой по разным причинам свидетельствует о том, что преимущества пребывания (временного или постоянного) на новом месте выглядят более привлекательно, чем условия пребывания на исходном месте. Даже когда эмигрант сталкивается с трудностями в принимающей стране, которые могут варьироваться от психологических сложностей интеграции до явной дискриминации или расизма, принятие им сознательного и добровольного решения не возвращаться на родину подтверждает относительную привлекательность его положения в качестве иммигранта.

С точки зрения мировой экономики, если исходить из экономической теории, эмиграция также представляет собой явление скорее положительное. Люди перемещаются в регионы, где их труд более востребован, и они могут производить больше, что ведет к увеличению объема мирового производства. Увеличение предложения на рынке рабочей силы в странах иммиграции снижает уровень заработной платы и издержек на производимую продукцию, что в итоге способствует уменьшению (или ограничивает повышение) цен на эту продукцию. Таким образом, в масштабе мировой экономики эмиграция, оптимизируя использование трудовых ресурсов, ведет к производству большего объема продукции по более низким ценам. На практике, безусловно, миграционный процесс имеет менее однозначные экономические и социальные последствия как в мировом масштабе, так и на уровне конкретных стран.

Оценка последствий эмиграции существенно различается в зависимости от того, с какой позиции этот социальный процесс рассматривается. В настоящей статье будут проанализированы различные последствия эмиграции для развития Ливана.

1. Изменение демографической ситуации. Учитывая массовый характер эмиграции, этот процесс не может не оказывать влияния на демографическую ситуацию в стране. Ввиду того, что в большей степени эмиграция затрагивает молодежь, первое демографическое последствие связано со старением ливанского населения. Если в 2001 г., по оценке специалистов УСИ, 37% проживающего в стране населения было моложе 20 лет и только 10% – старше 60 лет, то в 2007 г. эти показатели составляли 33,2% и 12% соответственно.

Старение населения обусловлено действием двух факторов, связанных с эмиграцией. Во-первых, отъезд молодежи предполагает сокращение ее доли в населении страны и увеличение удельного веса других возрастных групп, в том числе доли ливанцев старше 60 лет (наименее склонная к эмиграции возрастная группа). Во-вторых, эмиграция всей семьи, включая детей, объясняет сокращение доли ливанцев в возрасте до 20 лет.

Второе последствие эмиграции для демографической ситуации связано с тем, что бóльшую часть уезжающих составляют мужчины. Явное преобладание мужчин среди эмигрантов заметно по изменению возрастной пирамиды населения страны с 1997 г. по 2004 г. (изменения в процентном отношении приведены в таблице № 1). По оценке УСИ, из эмигрантов, покинувших страну с 1975 г., мужчины составляют около двух третей. Подобное соотношение эмигрантов неизбежно ведет к изменению равновесия между численностью мужчин и женщин, которые продолжают вести свою жизнь в Ливане.

2. Сокращение безработицы. Одним из главных положительных последствий эмиграции считается сокращение безработицы в Ливане. В экономике страны не создаются рабочие места в количестве, необходимом для трудоустройства всего экономически активного населения. Высокий уровень безработицы оказывает негативное влияние в первую очередь на национальное производство (неполное использование трудового ресурса и недостаток совокупного спроса в связи с неполучением доходов частью населения) и является одной из причин социальной напряженности в обществе. Эмиграция ливанцев, сокращая предложение на внутреннем рынке рабочей силы, выступает одним из факторов уменьшения уровня безработицы. Так, во многом благодаря действию эмиграционного фактора, безработица в Ливане сократилась с 11,5% в 2001 г. до 8,1% в 2007 г., достигнув уровня ряда европейских стран (для сравнения, в четвертом квартале 2007 г. уровень безработицы в Словакии составил 10,6%, в Испании – 8,6%, в Польше – 8,5%, в Германии – 8,0%, в Греции – 8,0%, во Франции 7,9%, в Португалии – 7,8%).

В большей степени положительный эффект от эмиграции для ситуации на рынке труда достигается при отъезде неквалифицированной рабочей силы. Поработав за рубежом, неквалифицированные эмигранты приобретут профессиональные навыки, которые смогут использовать в случае возврата в Ливан.

3. Фактор трансфертов, расходов и инвестиций эмигрантов. В качестве одного из положительных последствий эмиграции часто выделяют трансферты, которые эмигранты переводят семьям, оставшимся в Ливане, улучшая таким образом платежный баланс страны и материальное положение своих семей, а также увеличивая совокупный спрос на внутриливанском рынке. Аналогичный стимулирующий эффект имеют расходы и инвестиции, которые эмигранты осуществляют в Ливане.

По данным Всемирного банка, в 2007 г. в Ливан поступили трансферты на сумму 5,5 млрд долл. США. Рост объема трансфертов по сравнению с 2006 г. составил 6,2%, по сравнению с 2005 г. – 11,7%. Соотношение трансфертов к ВВП составило в 2007 г. 22,3% (!). По этому показателю Ливан является одним из мировых лидеров и безусловным лидером в регионе Ближнего Востока и Северной Африки (для сравнения, в Иордании этот коэффициент составляет 18,3%, в Марокко – 7,8%, в Йемене – 5,9%, в Тунисе – 4,8%, в Египте – 4,6%, в Джибути – 3,3%, в Алжире и Сирии – по 2,2%, средний показатель по региону – 3,5%). В действительности объем средств, которые переводят в Ливан эмигранты, превышает 5,5 млрд долл. США с учетом многочисленных неформальных каналов передачи денег родственникам, а также перевода эмигрантами средств для вложения в инвестиционные проекты или осуществления крупных покупок (например, приобретение недвижимости и земельных участков).

Ввиду значительного объема денежных поступлений от эмигрантов их влияние на ливанскую экономику и общество колоссально.     Если рассматривать трансферты с точки зрения их использования (трансферты представляют собой одну из статей доходов ливанских домохозяйств), то поступление этих денег оказывает неоднозначное влияние на национальную экономику. Позитивный результат использования трансфертов, увеличивающих расходы домохозяйств, связан с вложением части средств в улучшение жилищных условий и в образование членов семьи (обе статьи расходов имеют очевидные положительные последствия для ливанской экономики и общества).

Однако немалая часть полученных трансфертов идет на оплату повседневных расходов, способствуя тем самым росту внутреннего спроса (аналогичную роль играют расходы, которые эмигранты совершают в Ливане). Наряду с тем, что дополнительный внутренний спрос, появившийся вследствие денежных поступлений эмигрантов, стимулирует национальное производство, он имеет и ряд негативных последствий в долгосрочной перспективе.

Во-первых, способствуя увеличению импорта товаров и услуг, этот дополнительный внутренний спрос увеличивает дефицит текущих операций платежного баланса. В силу значительного объема товарного импорта Ливан страдает хронических дефицитом текущих операций платежного баланса (который не компенсируется доходами от туризма или активом трансфертов). В 1997 г. этот дефицит составил 30,8% ВВП, в 1999 г. – 19,5% ВВП, в 2001 г. – 19,9%, в 2003 г. – 20,9%, в 2004 г. – 18,9%. Хронический дефицит текущих операций свидетельствует о структурной несбалансированности ливанской экономики – уровень потребления устойчиво превышает уровень внутреннего производства.

Во-вторых, в связи с продолжительным поступлением денежных средств эмигрантов этот финансовый поток имеет много общего с нефтегазовой рентой стран экспортеров энергоносителей и ее неоднозначными последствиями. Долговременный приток финансовых средств, не связанный непосредственно с внутристрановым производством и экономической динамикой, обуславливает формирование зависимости национальной экономики от этих внешних поступлений, а также появление других признаков «голландской болезни»[4] (высокий уровень жизни, переоцененная стоимость ливанского фунта, рост инфляции, формирование неблагоприятных макроэкономических условий для национального производства, снижение конкурентоспособности ливанских производителей). В этих условиях резкое и значительное сокращение притока средств эмигрантов чревато сокращением ливанского ВВП.

В качестве примера влияния средств эмигрантов на внутриливанский уровень цен можно привести ситуацию, которая сложилась на рынке недвижимости в 2008 г. – за первые шесть месяцев этого года произошел значительный рост цен (в престижных районах Бейрута цены на некоторые квартиры выросли вдвое). Безусловно, этот рост цен объясняется целым рядом причин: ростом цен на строительные материалы, удорожанием евро к доллару за период 2006-2008 гг. (бóльшая часть строительных материалов импортируется из Европы при том, что ливанский фунт привязан к американскому доллару), политической стабилизацией после подписания в Дохе 15 мая 2008 г. соглашения между «Хизбаллой» и ливанским правительством и т.д. Однако главным фактором роста цен на ливанском рынке недвижимости служит существенное увеличение спроса за счет трех категорий покупателей: жителей страны, ливанских эмигрантов и в меньшей степени арабов из стран Персидского залива. Помимо инфляционной тенденции, подобная ситуация содержит и другие риски. В частности, в связи с тем, что покупательная способность эмигрантов значительно превышает возможности ливанских резидентов, дальнейший рост цен лишит резидентов возможности покупать жилье в Бейруте. Ввиду того, что эмигранты нередко покупают квартиры с расчетом на будущее (на случай возврата в Ливан или как инвестиционный актив), эти квартиры пустуют годами, что может привести к радикальному изменению городского пейзажа.

4. Вторичные положительные последствия. К вторичным положительным последствиям ливанской эмиграции относятся доходы страны от туризма. Об активном развитии туризма в Ливане в 2000-е гг. свидетельствует рост числа отдыхающих на морских и горнолыжных курортах[5], а также возобновление традиции проведения летних фестивалей, которые собирают многочисленных зрителей и знаменитостей со всего мира. Из наиболее известных мероприятий стоит отметить фестивали в Баальбеке, Бейтеддине, Библосе и Тире. Эмигранты, приезжающие на родину с двойной целью (на отдых и для посещения родственников), составляют многочисленную категорию туристов и играют важную роль в оживлении этого сектора национальной экономики. Благодаря туризму ливанская экономика имеет активное сальдо по внешней торговле услуг, которое составляло 1215 млн долл. США в 2003 г. (только по туризму сальдо составляло 1815 млн долл. США) и 451 млн долл. США в 2001 г. (только по туризму – 1054 млн долл. США).

Ливанская эмиграция также способствует росту пассажирских перевозок (в связи с перемещением эмигрантов и их родственников) и обуславливает дополнительный спрос на услуги связи (регулярное использование эмигрантами услуг связи для поддержания контактов с членами семьи). Многочисленная диаспора в разных странах мира формирует дополнительный спрос на часть экспорта Ливана (в частности, на ливанские продукты питания, которые не производятся в странах проживания эмигрантов).

5. Сокращение человеческого капитала. Если вернуться к анализу эмиграционных процессов с точки зрения экономической теории, то основные предпосылки для перемещения факторов производства выглядят следующим образом: развивающиеся страны испытывают избыток неквалифицированной рабочей силы и нехватку капитала и квалифицированных кадров. В развитых странах, напротив, существует относительный избыток как капитала, так и квалифицированных специалистов. Исходя из этих предпосылок, под влиянием рыночных механизмов капитал и квалифицированные специалисты должны направляться в развивающиеся страны (имеющиеся в этих странах кадры и капитал должны оставаться), а эмигрировать из развивающихся стран должны главным образом неквалифицированные трудовые ресурсы.

Однако в ливанском случае страну покидает немалая доля квалифицированных специалистов. Например, как уже отмечалось, 65% инженеров, окончивших УСИ в 2000-2004 гг., эмигрировали. Этот показатель для ливанцев, окончивших УСИ в тот же период по медицинским специальностям, составил 50%. По одной из оценок (представляющей интерес с учетом отсутствия надежной национальной статистики), из Ливана уезжают более 50% специалистов, окончивших ВУЗы по многим специальностям технических и естественных наук.

Результаты исследования УСИ 2007 г. подтверждают, что молодые ливанцы с высшим образованием более склонны к отъезду из страны, чем их сверстники с более низким уровнем образования. Отток именно квалифицированных кадров, по мнению специалистов УСИ, связан с уже отмеченными особенностями ливанского рынка труда: «Рынок труда предлагает меньше возможностей для молодых бакалавров и выпускников университетов, которые сталкиваются с бóльшими сложностями при поиске работы, чем менее образованные молодые люди, выдвигающие меньше требований для устройства на рабочие места, существующие на рынке». С другой стороны, полученные знания и дипломы упрощают для ливанцев с высшим образованием трудоустройство и интеграцию в принимающих странах.

Утечка мозгов ослабляет кадровый потенциал страны, и в этой связи она должна рассматриваться в качестве главного отрицательного последствия эмиграции. Сокращение человеческого капитала вследствие утечки мозгов оказывает разностороннее негативное влияние на развитие страны. Наряду с сокращением числа квалифицированных специалистов, необходимо также учитывать уменьшение производственных возможностей национальной экономики (те проекты, которые потенциально могли бы быть реализованы в стране, специалистами-эмигрантами). Как следствие, утечка мозгов снижает производительность экономики, уменьшает темп создания новых рабочих мест и ведет к сокращению доходов ливанцев, оставшихся работать в стране.

Дополнительным фактором, стимулирующим приток квалифицированных иммигрантов в развитые страны, служат новые особенности глобализации и развития. На современном этапе глобализации ввиду перемещения трудоемких производств из развитых стран в Восточную Европу, Азию, Африку и Латинскую Америку эти страны значительно сокращают привлечение неквалифицированной и дешевой рабочей силы (спрос на которую существовал после Второй мировой войны). Новые императивы развития, связанные с необходимостью научного и технологического обновления (включая развитие фундаментальной науки, прикладных исследований, подготовку кадров), обуславливают необходимость привлечения квалифицированных специалистов. С целью повышения конкурентоспособности национальных экономик и решения иных проблем[6] развитые страны проводят политику по отбору иммигрантов. Разные страны принимают различный набор мер по отбору иммигрантов, исходя из своих внутренних задач и особенностей: Канада, Австралия и Новая Зеландия используют систему баллов, отдавая приоритет специалистам более высокой квалификации, подтвержденной соответствующими дипломами; США выдают все больше рабочих виз типа H1B[7], по которым в страну ежегодно приезжают около 200 тыс. квалифицированных специалистов; в Ирландии и Великобритании для отбора трудовых иммигрантов используются перечни востребованных в этих странах специальностей; в Германии и Италии действуют программы временной иммиграции, нацеленные на привлечение специалистов по информационным технологиям.

Вполне очевидно, что политика избирательной иммиграции, которую проводят развитые страны и которая нацелена на привлечение иммигрантов по востребованным в этих странах специальностям, упрощает отъезд квалифицированных кадров и наносит значительный ущерб таким странам, как Ливан[8].

* * *

Несмотря на завершение гражданской войны в 1990 г., ливанцы продолжают эмиграционную традицию. Численность эмиграционного потока даже увеличилась и по-прежнему растет в 2000-е гг. Отсутствие достоверных статистических данных по миграционным потокам в Ливане не только затрудняет их исследование, но и свидетельствует о том, что правительство не проводит активную политику по управлению этими потоками с целью извлечения пользы для развития страны или минимизации ущерба от негативных последствий.

Основные географические направления современной эмиграции связаны с поиском возможностей для улучшения материальных условий и социо-профессиональной мобильности, что обуславливает отъезд эмигрантов в процветающие страны или страны с быстрыми темпами экономического роста, среди которых в первую очередь необходимо отметить страны Западной Европы и Северной Америки, Австралию, а также нефтедобывающие арабские страны Персидского залива.

Несмотря на то, что на современном этапе большинство ливанцев уезжают по экономическим соображениям (улучшение условий трудоустройства и развития карьеры), экономический фактор неразрывно связан с иными причинами – острым политическим кризисом и отсутствием безопасности (имеется в виду очаг напряженности на юге Ливана и периодические вооруженные столкновения противоборствующих ливанских сил). Комплекс взаимосвязанных разноплановых обстоятельств создает общую психологическую атмосферу, благоприятствующую отъезду из Ливана (особенно для квалифицированных специалистов, получивших высшее образование и лучше подготовленных для интеграции в принимающих странах).

Последствия современной ливанской эмиграции для страны многочисленны и неоднозначны. Резюмируя главные из них, необходимо отметить, что приток средств ливанской диаспоры (в форме трансфертов, расходов и инвестиций), безусловно, является источником валютных поступлений, которые улучшают социальную ситуацию, поддерживают курс ливанского фунта, создают дополнительный спрос на внутреннем рынке (дополнительные рабочие места) и т.д. Однако эти валютные поступления представляют собой форму ренты со всеми вытекающими отрицательными последствиями, главное из которых – сильная зависимость ливанской экономической системы от средств диаспоры (с учетом масштаба этого финансового потока в отношении к небольшому ВВП).

Другим важным последствием эмиграции выступает сокращение человеческого капитала за счет отъезда образованных ливанцев, находящих более интересные предложения за пределами страны. Упущенная социальная польза, которую могли бы принести ливанские эмигранты и которую они приносят в тех странах, куда они уехали, не поддается количественной оценке, однако представляется существенной в связи с тем, что немалую часть эмиграционного потока составляют квалифицированные специалисты с высшим образованием.



[1]             Крайне сложно получить более или менее однозначную оценку общей численности ливанской диаспоры, проживающей за пределами Ливана. Сложности точной оценки связаны с обширной географией проживания эмигрантов, несколькими волнами эмиграции со второй половины XIX в., а также необходимостью определения критериев принадлежности к диаспоре (например, надо ли учитывать детей из смешанных браков?).

[2]             В частности, реальный рост ВВП составил в ОАЭ 7,6% в среднем за период 2000-2004 гг., 8,2% в 2005 г. и 9,4% в 2006 г.; в Кувейте – 6,8% в среднем за период 2000-2004 гг., 11,5% в 2005 г. и 6,4% в 2006 г.; в Саудовской Аравии – 3,7% в среднем за период 2000-2004 гг., 6,1% в 2005 г. и 4,3% в 2006 г.; в Катаре – 9,1% в среднем за период 2000-2004 гг., 9,2% в 2005 г. и 10,3% в 2006 г. Для сравнения, в Ливане реальный рост ВВП составил 4,2% в среднем за период 2000-2004 гг., 1,0% в 2005 г. и 0,0% в 2006 г.

[3]             По данным Всемирного банка, в 2005 г. в сельском хозяйстве производилось 3% ливанского ВВП, в промышленности – 28%, и в сфере услуг – 69%.

[4]             «Голландская болезнь» – ситуация, при которой рост цен на минеральное сырье (или открытие месторождений минералов, или появление иных высокодоходных отраслей), меняя характер сравнительных преимуществ данной страны, ведет к поступлению в страну большого количества иностранной валюты (обычно долларовой выручки за нефть). Приток иностранной валюты в свою очередь способствует удорожанию национальной валюты и переориентации внутренних ресурсов от традиционных секторов экономики на новую высокодоходную отрасль. Подобная ситуация имеет целый ряд отрицательных последствий, из которых необходимо выделить два: 1) Упадок других секторов экономики, не связанных с новой высокодоходной отраслью (другие секторы, как правило, создавали больше рабочих мест, что обуславливает рост безработицы); 2) Формирование зависимости экономики и общества от успешного развития высокодоходной отрасли (моноэкспортные экономики традиционно уязвимы перед изменением мировой конъюнктуры). Название «голландская болезнь» связано с подобными изменениями, которые произошли в Голландии после обнаружения нефти в Северном море.

[5]             По данным министерства туризма, за первые 7 месяцев 2008 г. Ливан посетило 690180 туристов, за аналогичный период 2007 г. – 539027, 2006 г. – 739109, 2005 г. – 610866, 2004 г. – 731733, 2003 г. – 527064, 2000 г. – 417889.

[6]             Имеются в виду, прежде всего, проблема старения населения и нехватка рабочей силы по ряду специальностей, не требующих квалификации.

[7]             Виза H1B – американская рабочая виза для въезда в страну иммигрантов по инициативе американских работодателей для трудоустройства на рабочие места, требующие специализированных знаний. Количество выдаваемых виз H1B определяется по квоте.

[8]             Ливанское общество испытывает многогранное и разноплановое влияние эмиграции. Едва ли можно систематизировать все аспекты этого сложного процесса. Из нерассмотренных в статье аспектов необходимо выделить социо-культурные формы влияния. Одним из примеров служит американизация образа жизни в стране в связи с «передачей» американской культуры через эмигрантов, возвращающихся временно или навсегда из Северной Америки и стран Персидского залива, испытывающих в свою очередь сильное американское влияние. В качестве другой формы можно отметить изменение положения женщины. Отъезд ливанских женщин на заработки за границу способствует повышению ее статусного положения в семье. Мужская эмиграция также влечет за собой изменение положения женщины – в отсутствие отца к ней переходит все больше функций главы семьи. Постепенный рост занятости среди женщин в стране, одним из факторов которого выступает мужская эмиграция, также способствует повышению их самостоятельности.

43.09MB | MySQL:92 | 0,994sec