Оценка военного командования Ливийской армии текущей ситуации и перспектив открытия прибрежного шоссе

Одной из главных интриг на сегодня в Ливии остается, что произойдет с открытием прибрежной дороги. Как известно, после отступления ЛНА из Триполитании, линия фронта на побережье стабилизировалась у г. Сирт. Мисуратским отрядам тогда не хватило буквально двух-трех дней для того, чтобы ворваться в Сирт на плечах, отступающих хафтаровцев: слишком много внимания было отвлечено на Тархуну, наличных сил не хватало, к тому же, мнения командования разделились, то ли брать Эль-Джуфру, то ли Сирт. Плюс,  немаловажную роль, правда, скорее моральную, сыграла переброска в этот район бойцов российской ЧВК «Вагнер». Не то чтобы уничтожить их тогда было большой проблемой для мисуратских «кятиб», как, кстати, и сейчас, но все осведомленные в соответствующих аспектах люди, в руководстве ПНС (и ПНЕ сейчас) понимали, что это не просто несколько десятков  российских граждан – среди них находятся военнослужащие МО РФ, том числе из Сил специальных операций, одним словом, это война с Российской Федерацией, чего никто не хотел. Главным образом, как неоднократно высказывались западноливийские военные чины по двум соображениям: никто не брался предсказать, как отреагирует РФ на уничтожение ее граждан, вдруг возьмет и запустит свои «Калибры», и во-вторых – они особенно никому не мешали. Ну сидят себе, до поры до времени, в нескольких местах, известно где и как они снабжаются, чем занимаются и. т. п. Поэтому военно-политическое руководство в Триполи отдало этот вопрос на откуп международным модераторам. Пусть они совокупными усилиями разберутся с Москвой, поскольку все прочие иностранные присутствующие силы, управляемы в достаточной степени.

Открытие прибрежной дороги, неоднократно озвученное всеми сторонами ливийского политического урегулирования, и даже, неохотно, ЛНА важно также по двум моментам: во-первых, это — своего рода, маркер начала сближения двух военных систем, Триполитании и Киренаики, во-вторых, прибрежная магистраль имеет огромное экономическое и военно-стратегическое значение. Будучи открытой, она мгновенно заполнится товарами и грузами, следующими с запада на восток страны и в обратном направлении, что вдохнет жизнь во все, еще не до конца восстановившиеся экономические цепочки, разорванные за последние 10 лет.

Один из весьма осведомленных триполитанских военачальников,  бывший начальник Генерального штаба Ливийской армии в правительстве Абдель Рахима аль-Киба (31 октября 2011 — 8 августа 2012), Юсеф аль-Мангуш прокомментировал директивы Президентского совета относительно так называемого «Оперативного штаба Сирт — Эль-Джуфра», который издал распоряжение об открытии прибрежной дороги, как бы для самого себя и сил ЛА, объяснив, что открытие дороги требует выдачи инструкций двум сторонам, которые закрывают дорогу, поскольку одна сторона закрывает ее с запада, а другая — с востока (мнение ЛНА, озвученное накануне А.аль-Мисмари, известно: «Триполи нам не указ, и вообще, с той стороны непонятно кто, какие-то «Робин Гуды, требующие денег за проезд». Что, конечно же не так, и кроме того, деньги, если уж на то пошло, вымогают все: и на блок -постах ЛНА, и ЛА — авт.).

Аль-Мангуш в своем выступлении в программе «Особое освещение» на канале «Ливия аль-Ахрар», сказал: «В директиве президента было сказано, что штаб наших сил «Сирт — Эль-Джуфра» должен переместиться. Куда они переезжают? И что для этого требуется? Если наши силы уйдут со своих мест, есть ли гарантия, что другая сторона не расширится в этой пустоте?».

Далее он продолжил: «Открытие прибрежной дороги требует принятия мер на местах, так как она должна быть очищена от мин, местоположение которых известно только наемникам (массированное минирование окраин Триполи ЧВК «Вагнер» не забыто – авт.). Участок дороги, где расположены наш штаб и силы, относительно безопасны, но другая часть дороги не может быть открыта, так как люди, которые ее будут использовать, понесут большие потери, потому что там до сих пор есть мины, установленные разными способами, заложенные «Вагнером», и другими».

«Наемники присутствуют в Сирте и за его пределами. Они станут большим препятствием. Есть ли возможность заставить другую сторону расчистить дорогу от мин, а затем сделать так, что наемники уйдут? В противном случае будут даны инструкции, но другая сторона не будет их реализовывать», — рассуждает аль-Мангуш, словно читая мысли аль-Мисмари.

«Наш штаб выполнит то, что от него требуется, в то время как другая сторона не выполнит то, и кто-то может воспользоваться этим, потому что наемники контролируют их с другой стороны, и поэтому можно воспользоваться выводом западных сил», — заявил он.

С военной точки зрения, издавая директиву о перемещении, следует указать места, куда войска должны двигаться, куда они направляются, когда и как это делается, — убежден бывший НГШ, добавивший: «Существует соглашение о прекращении огня под международной эгидой, и это соглашение содержит ряд пунктов. Каждый пункт реализуется после выполнения пункта, который ему предшествовал. Для президента аль-Манфи было бы лучше придерживаться выполнения условий этого соглашения, которое постепенно решает проблему. То, что содержится в соглашении в плане прекращения огня, вывода наемников, расчистки дорог, территорий, отвода сил на определенные расстояния, присутствия международных наблюдателей не вызовет затруднений, если только не появятся те, кто препятствует выполнению согласованного соглашения». Таковые имеются и их мнение ясно и недвусмысленно изложил спикер ЛНА А.аль-Мисмари.

Что касается того, что ранее было заявлено спецпредставителем генерального секретаря ООН в Ливии Яном Кубишем о направлении десяти наблюдателей на первом этапе для поддержки механизма наблюдения за прекращением огня, и что этого механизма достаточно для подтверждения соглашения, то вначале должен быть решен вопрос с наемниками, уверен аль-Мангуш.

«Для наблюдателей, когда мы говорим о линиях соприкосновения, которые простираются на сотни километров, говорить об их десяти, двадцати, ста или двух сотнях, бесполезно с практической точки зрения, поскольку они не смогут контролировать эти длинные расстояния и выявлять тех, кто нарушает режим прекращения огня. В этом вопросе важен вопрос наемников, которому следует уделять приоритетное внимание. Не все наемники одинаково важны. Необходимо проводить различие между наемниками «Вагнера» и другими, так как африканских наемников гораздо легче удалить, чем «Вагнера», — рассуждает аль-Мангуш, далее, называет вещи своими именами: «Нельзя сказать, что те, кого мы назвали «Вагнер», не имеют ничего общего с российскими вооруженными силами, поскольку у них есть современное оборудование и вооружение. Речь идет о прямом российском военном вмешательстве и присутствии в Ливии, и это наиболее опасно. Необходимо разработать стратегию, чтобы избавиться от этого».

Стратегия вывода наемников, по его мнению, должна иметь четкую информацию о них с самого начала и должна иметь приоритеты. «Экспорт» наемников непростой и требует местных договоренностей и международных альянсов, где каждый должен участвовать. «И должна быть сильная политическая воля, а то, что сейчас происходит, в том числе, выдача подобных решений, вызывает сомнения, что они не приведут к результату», — считает аль-Мангуш.

Он отметил, что ПНЕ должно «придерживаться режима прекращения огня, которое было достигнуто в соответствии с содержащимися в нем параграфами и в их последовательности, когда мы дойдем до параграфа об открытии дороги, и все параграфы, которые ему предшествуют, будут реализованы, дорога будет открыта, но не ранее».

Есть еще один момент, чисто военный. Открытие прибрежной дороги позволит желающим совершить молниеносный бросок в любом направлении. Почти тысяча вооруженных пикапов и бронемашин ЛНА, продефилировавших на параде в Бенгази, по мнению аль-Мисмари, «просто демонстрация для самих себя, как обычное утреннее построение». А вот по мнению командования ЛА, для которых этот район является предпольем перед Мисуратой, важнейшим портом и промышленным центром, это ничто иное, как красноречивый намек, впрочем, сам аль-Мисмари так и сказал: надо будет, повторим. А решать надо, или нет, будем опять же мы, ЛНА. Тогда, в 2019 г., ЛНА пришлось обходить Мисуратский оборонительный район, сейчас, путь на него может быть открыт.

Итак, в остатке мы имеем следующее: глава ПС М.аль-Манфи (формально Главнокомандующий ЛА) отдал приказ открыть прибрежное шоссе. ЛНА в лице А.аль-Мисмари ответила «Нет, и ты нам не указ. Кроме того, ваши люди – бандиты, требующие деньги за открытие шоссе. Мы бы, может и открыли путь, но все равно они не позволят, поэтому зачем нам это делать?». Командование ЛА, в лице Оперативного штаба «Сирт — Эль-Джфора» и его начальника, Бейт аль-Маля, выпустило свой приказ о передислокации сил в рамках открытия прибрежного шоссе, при этом сам генерал Бейт аль-Маль выступил против этого, заявив почти то же самое, что и аль-Мангуш. Мины, наемники, и мол, вообще, не время для такого. Совместный военный комитет «5 + 5» в сложившейся ситуации бессилен и не способен ни на что, кроме как на обмен текущей информацией между сторонами. А вся эта ситуация, в целом, демонстрирует всю эфемерность и несбыточность плана по объединению ЛНА и ЛА. Сделать это сегодня в такой конфигурации невозможно. Иллюзии на этот счет, возникшие с созданием СВК «5 + 5», рассеялись и ЛНА для этого очень постаралась. Для начала практического сближения ЛНА и ЛА сторонам придется уменьшить «пыл» и амбиции, у ЛНА, прежде всего. И убрать фактор ЧВК  «Вагнер». Если на конференции Берлин -2» удастся заставить РФ вывести свой военный контингент, после чего реализовать множество этапов, связанных с ополченцами по обе стороны, разминированием, направлением наблюдателей, эвакуацией «всех лишних» сирийцев, суданцев и чадцев, тогда еще можно будет говорить о реинтеграции ливийских вооруженных сил. Но не раньше.

55.83MB | MySQL:105 | 0,480sec