Правозащитники о ситуации с соблюдением прав человека в Саудовской Аравии

Саудовская Аравия — одна из самых бесправных и небезопасных стран от злоупотреблений со стороны государства, согласно новым данным, опубликованным организацией  «Инициатива по измерению прав человека»  (HRMI), которой руководят активисты, исследователи и ученые. Она выпустила в 24 июня свой ежегодный доклад, раздав  баллы по целому ряду прав, охватывающих безопасность от государства, расширение прав и возможностей и качество жизни. Саудовская Аравия набрала 2,4 балла из 10 по общей безопасности со стороны государства: второе худшее государство (после Мексики) из 36 стран, по которым имелись полные данные. Такое место в рейтинге КСА обеспечили факты  пыток, казней, внесудебных убийств, исчезновений, произвольных арестов и смертной казни. Что касается применения смертной казни, то HRMI отметила, что Саудовская Аравия продемонстрировала заметное улучшение с 1 балла в 2019 году до 4,2 в своем последнем раунде данных. Возможно, это было вызвано недавними королевскими указами о прекращении применения смертной казни против ненасильственных преступлений, связанных с наркотиками, и преступлений, совершенных несовершеннолетними. Однако критики поставили под сомнение выполнение этих указов, особенно после того, как на прошлой неделе власти казнили подданного КСА, шиита Мустафу Хашема аль-Дарвиша, который был осужден за участие в антиправительственных протестах в возрасте 17 лет.  Согласно судебным документам, он был подвергнут длительному предварительному заключению, пыткам и грубо несправедливому судебному разбирательству. Семья обратилась к министру иностранных дел Великобритании Доминику Раабу с просьбой добиться его освобождения во время его визита в королевство в июне, но было неясно, поднимал ли Рааб вопрос аль-Дарвиша на встрече с наследным принцем КСА. Казнь состоялась в тот же день, что и визит британского министра международной торговли Ранила Джаявардены в Эр-Рияд на прошло неделе. Как сообщает Саудовское агентство печати, Джаявардена встретился с генеральным секретарем Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) Найефом Фалахом Мубараком аль-Хаджрафом, который «подчеркнул важность отношений между ССАГПЗ и Великобританией и содействия экономическому и торговому сотрудничеству в рамках совместного плана действий между Советом и Соединенным Королевством». Аль-Дарвиш отказался от своего признания вины  во время суда, объяснив, что оно было добыто под пыткой. По данным правозащитной группы, суд также знал о том, что аль-Дарвиш был несовершеннолетним в то время, когда были совершены предполагаемые преступления. Директор по отсрочке Майя Фоа сказала: «Партнерам Саудовской Аравии недостаточно «поднимать вопросы прав человека», как это то ли сделал, то ли нет, сделал министр иностранных дел Великобритании Доминик Рааб во время своего недавнего визита в королевство. Они должны поднять конкретные дела и дать понять, что казни за детские преступления не будут терпимы. Саудовские власти неоднократно давали заверения в том, что они положили конец смертной казни для детей и лиц, осужденных за преступления, предположительно совершенные в несовершеннолетнем возрасте. В апреле король Саудовской Аравии Сальман издал королевский указ, отменяющий смертные приговоры за преступления, совершенные в несовершеннолетнем возрасте, вместо этого назначив максимальное наказание в виде 10 лет лишения свободы в колонии для несовершеннолетних. А в прошлом году Государственная комиссия по правам человека Саудовской Аравии (HRC) также заявила, что королевство прекратит приговаривать к смертной казни людей, совершивших преступления в несовершеннолетнем возрасте, ссылаясь на королевский указ. Однако об этом указе не сообщалось в государственных средствах массовой информации и не публиковалось в официальных газетах, как это было бы обычной практикой.   Между тем Human Rights Watch отмечает, что, несмотря на королевский указ об отмене смертных приговоров для несовершеннолетних, это положение распространяется не на все преступления. Согласно толкованию Саудовской Аравией исламского права, смертные приговоры несовершеннолетним по-прежнему выносятся по двум категориям: «гудуд» или тяжкие преступления,за которые предусмотрено наказание, включая терроризм, и «кисас» или возмездие, обычно за убийство. В феврале саудовские власти заявили Совету ООН по правам человека, что «любой, кто совершит преступление, влекущее за собой смерть в детстве», будет подвергнут «максимальному наказанию в виде десяти лет заключения в учреждении для несовершеннолетних».

Несмотря на ежегодное улучшение ситуации, королевство по-прежнему оставалось худшим из 39 стран, по которым HRMI располагала данными о смертной казни. В категории расширения прав и возможностей оценка Саудовской Аравии в один балл из 10 была самой низкой среди 34 измеренных стран, что стало результатом запрета правительства на протесты, ограничения свободы выражения мнений и организаций гражданского общества, а также неспособности граждан голосовать или участвовать в общественной жизни. HRMI отметила, что иммигранты и люди без юридического удостоверения личности подвергаются особому риску нарушения своих экономических и социальных прав в Саудовской Аравии. В категории качества жизни полные данные по королевству Персидского залива отсутствовали. «Саудовская Аравия имеет много возможностей для улучшения и способна сделать гораздо лучше», — сказала Талия Кехо Роуден, представитель HRMI.  Она сказала, что доклад обеспечивает «надежный и сопоставимый» показатель для наблюдения за улучшениями и ухудшениями положения в области прав человека во времени и между странами. «Каждая страна имеет такой же долг перед своим народом, как и в Международном пакте о гражданских и политических правах, Конвенции против пыток и других международных договорах. Эр-Рияд подписал некоторые из этих договоров, а другие-нет. Мы показываем, как отношение Саудовской Аравии к людям соответствует международным стандартам», — добавила она.

 

Ряд стран Ближнего Востока с плохими показателями в области прав человека не были оценены  HRMI из-за отсутствия данных. Иордания и Саудовская Аравия были единственными странами, включенными в ее индекс безопасности от государства. Этот инструмент измерения был одобрен ориентированными на Саудовскую Аравию правозащитниками. «Данные, собранные [HRMI], прекрасно иллюстрируют ухудшение ситуации с правами человека в Саудовской Аравии. С тех пор как Мухаммед бен Сальман (MБС) стал наследным принцем в 2017 году, он централизовал государственную власть и ужесточил контроль за самыми фундаментальными правами, с самым большим подавлением свободы выражения мнений в истории страны [и] широкомасштабным преследованием правозащитников», — сказала Джулия Легнер, руководитель отдела пропаганды лондонской НПО Al-Qst. Она сказала, что репрессии включали ужасное убийство журналиста Джамаля Хашогги в 2018 году от рук саудовских агентов, государственные казни после «несправедливых судебных процессов» и пытки, совершенные «отрядом людей, непосредственно связанных с MБС».

53.18MB | MySQL:101 | 0,367sec