Премьер-министр ПНЕ А.Х.Дбейба берет под контроль поиск похищенных ливийских активов

Премьер-министр Правительства национального единства  Абдель Хамид Дбейба взял под свой контроль управление LARMO, которому поручено отслеживать активы на миллионы долларов, похищенные при правлении Каддафи. Сделал он это не только для того, чтобы «оседлать» один из серьезных финансовых потоков, но и вполне по очень прозаичной причине: следствие в рамках розыска похищенных после «революции» финансовых средств указывает на государственные органы LIDCO и ODAC, возглавляемые в то время самим Дбейбой и его двоюродным братом Али Ибрагимом Дбейбой. Маневрируя сейчас, чтобы остаться во главе ПНЕ путем переноса декабрьских выборов,  Дбейба активно участвует в глобальной охоте за похищенными миллиардами Ливии, в рамках которой уже неоднократно всплывали его имя и имена из его ближайшего окружения.  Это логично, не можешь остановить процесс, возглавь его, дабы минимизировать собственные риски,  а они весомы. 16 июня Ливийское управление по возвращению активов и управлению ими (LARMO) было вынуждено передать всю свою базу данных документов и предоставить доступ к своим зарубежным банковским счетам новой руководящей группе во главе с Мухаммедом Рамаданом. Назначенный указом от 8 июня вместо Анвара Арифа, Рамадан является близким другом Дбейбы, которого он знает уже более двух десятилетий. Для пущей убедительности и в качестве дополнительной гарантии премьер-министр в тот же день издал второй указ о передаче LARMO под собственное управление. Управление по возвращению активов было создано бывшим премьер-министром Фаизом Сарраджем в ноябре 2017 года при технической поддержке Европейского союза и Межрегионального научно-исследовательского института Организации Объединенных Наций по вопросам преступности и правосудия (ЮНИКРИ). Согласно отчету ЮНИКРИ, опубликованному в мае, LARMO выявил около 54 млрд долларов активов, хранящихся за пределами страны, некоторые из которых еще не заморожены и по-прежнему находятся под угрозой хищения бывшими ливийскими чиновниками или их семьями и деловыми партнерами. Связывая LARMO со своими собственными службами, Дбейба пытается взять под контроль сверхчувствительный и крайне политизированный процесс. Центральный банк Ливии, Аудиторское бюро, Генеральная прокуратура и Национальная комиссия по борьбе с коррупцией, находящиеся под различными политическими влияниями, проводят свои собственные расследования, не обязательно сотрудничая друг с другом или с LARMO. Кроме того, только судебный департамент Министерства юстиции имеет, по крайней мере, теоретически, возможность проводить судебные разбирательства за рубежом. По  информации французских источников, первым решением Рамадана может стать отмена контрактов, заключенных в конце прошлого года с американскими юридическими фирмами Baker & Hostetler и Holland & Knight на работу по возврату незаконно присвоенных активов и возвращению похищенных активов. Поскольку LARMO не может финансировать свою работу напрямую, его контракты, опубликованные в конце мая в реестре иностранных агентов Министерства юстиции США,  предусматривали обращение в судебные инстанции юридических компаний, которые будут вознаграждать себя процентом от взысканных сумм. На этом фоне в США началось несколько процессов, связанных с попытками американского бизнеса получить свою долю «замороженных» ливийских средств в рамках оплаты за выполненные в эпоху Каддафи контракты. Так, американский оборонный гигант General Dynamics, который в 2011 году разорвал крупный контракт на поставку техники для бронетанковой бригады, возглавляемой сыном Муаммара Каддафи Хамисом, надеется восстановить свои контрактные гарантии. General Dynamics только что выиграл новый раунд борьбы с ливийским государством в британском Верховном суде. Спустя 13 лет после подписания в 2008 году контракта на поставку техники для 32-й бронетанковой бригады Хамиса Каддафи компанией General Dynamics, продолжается борьба между этим американским оборонным гигантом и ливийским государством. 25 июня британский Верховный суд отклонил чисто техническую апелляцию Ливии в ее борьбе с General Dynamics UK (GDUK). GDUK, занимавшаяся контрактом на поставку средств связи на 85 млн евро для танков элитного армейского подразделения во главе с сыном Муамара Каддафи, приостановила работу по контракту в начале ливийского восстания в феврале 2011 года, сославшись на форс-мажорные обстоятельства. В 2016 году компания выиграла арбитражное дело в Международной торговой палате (ICC) в Женеве, который обязал Ливию выплатить 16 млн фунтов стерлингов (плюс проценты), которые она получила в виде контрактных гарантий. Впоследствии британские суды разрешили компании исполнить это решение напрямую, не уведомляя Ливию по обычным дипломатическим каналам, учитывая политическую нестабильность, царившую в стране в то время. Именно это решение Ливия безуспешно пыталась оспорить в Верховном суде. General Dynamics также обратилась в суд в США, где в 2016 году выиграла судебное решение, обязавшее Ливию выплатить ей 30 млн долларов. Эта победа, которая была одержана по умолчанию, так как Ливия не назначила адвоката для представления себя, была омрачена поражением в следующем году, когда суд Южного округа Нью-Йорка отклонил ходатайство General Dynamics заморозить ливийские активы в Соединенных Штатах до тех пор, пока ливийское государство не выплатит свой долг. Пока компания не предпринимала никаких других юридических действий в Соединенных Штатах.

Но вернемся к  LARMO.  Всего за несколько дней до назначения себя фактическим руководителем LARMO  премьер-министр ПНЕ сделал то же самое 27 мая с Организацией по развитию административных центров (ODAC). Это было не случайно: этот государственный орган, который курировал строительство общественной инфраструктуры в эпоху Каддафи, был в центре подозрений в растрате, висевших над кланом Дбейбы в течение многих лет. По оценкам ливийских властей, ущерб может составить от 6 до 7 млрд долларов. Среди подозреваемых — двоюродный брат премьер-министра Али Ибрагим Дбейба, который руководил ODAC с 1989 по 2011 год. Его подозревают в том, что он создал десятки компаний за рубежом, с которыми ODAC затем заключила контракты, и держал банковские счета, разбросанные по всему миру, включая Шотландию, Англию, Кипр, Канаду и Мальту. Позже он сделал инвестиции в недвижимость, главным образом в Великобритании, вместе со своим сыном Усамой Дбейбой. Али Ибрагим Дбейба даже ненадолго попал в «красный список» Интерпола в 2013 году после ордера на арест, выданного генеральным прокурором Ливии. Ливийский скандал вскоре выдохся, но прокуроры Шотландии в настоящее время рассматривают возможность продолжения расследования полиции Шотландии, которая подозревает членов семьи Дбейбы в транзите десятков миллионов фунтов стерлингов через Шотландию. Это может стать самым крупным делом о мошенничестве в истории Шотландии. Сам Абдель Хамид Дбейба долгое время фигурировал в досье ODAC: при Каддафи он руководил другой государственной фирмой, Ливийской инвестиционно-девелоперской компанией (LIDCO), которая регулярно получала контракты от ODAC в партнерстве с иностранными фирмами. Например, FMLIDCO,совместное предприятие LIDCO, созданное с компанией Ferreira из Порту, получило несколько серьезных  строительных контактов, некоторые из которых были связаны с ODAC. Прикрепление ODAC к канцелярии премьер-министра также рискует подорвать стратегию, принятую юристами, защищающими Ливию в различных международных арбитражах, начатых после падения режима Каддафи в 2011 году. Столкнувшись с претензиями строительных фирм, требующих компенсации за перерывы в работах, выполненных по контрактам с  ODAC, одной из основных линий защиты было утверждение о том, что ODAC юридически независима от ливийского государства. Таким образом, государство не может быть подвергнуто судебному преследованию, а его активы не могут быть арестованы. Этот аргумент сработал в 2018 году против португальской фирмы Way2B, которая требовала 60 млн евро в качестве компенсации. Это также лежит в основе защиты против турецкой строительной компании Güris, нанятой ODAC для строительства университетского кампуса, больницы и реализации других проектов. Эта арбитражная процедура рассматривается в Международной торговой палате в Париже, которая в следующем году должна рассмотреть еще один спор между ливийским государством и турецкими бизнесменами Мустафой Орханом Озером и Нуреттином Мендостом Дирликом по поводу претензий по реализации ряда строительных проектов в Ливии, осуществленных для ODAC.

55.76MB | MySQL:105 | 0,526sec