Влияние африканской стратегии джихадистов на мировую газодобычу

После разгрома в минувшие годы основных группировок запрещенной в России террористической организации «Исламское государство» в Ираке и Сирии его сторонники поменяли стратегию и тактику борьбы, перенеся основные усилия на африканский континент.

Так, в настоящее время в дополнение к де-факто оформившемуся «Сахельскому» фронту на глазах происходит и фактическое оформление «Тропического» фронта.

И эти усилия ИГ дали свой незамедлительный эффект. Так, с 2016 года большинство стран Сахеля фактически превратились в огромные неконтролируемые властями «серые зоны». Это в первую очередь относится к Мали, Буркина-Фасо и Нигеру.

Местные группы джихадистов (в первую очередь организовавшиеся в «Сахарский» филиал ИГ) при активном содействии филиала «Боко харам» из Нигерии и Камеруна, и переехавших в регион наиболее подготовленных боевиков других отделений ИГ и их конкурентов из «Аль-Каиды» (запрещена в России) всего за пять лет фактически разрушили созданные после крушения французской колониальной системы государства.

А из де-факто образовавшихся на их месте «серых зон» исламские радикалы все чаще совершают удары по сопредельным странам Западной (Кот д Ивуар, Гана, Бенин) и Тропической Африки (ДРК и Мозамбик).

Особенно интересно развитие террористической активности на последнем направлении, которое отвлекает силы и средства Африканского союза от борьбы на сахельском направлении.

Так, в последние месяцы и годы целый ряд действующих там группировок, в том числе и не имевших четкой исламской направленности, объявили о своем переходе к ИГ. Речь идет в том числе о десятилетиями действующих на территории ДРК угандийских повстанцах.

Это дополнительно добавило хаоса в этой стране, поскольку джихадисты стали наносить достаточно болезненные удары по местным христианам.

Однако еще более серьезные последствия для Африки в частности и мирового сообщества вообще имело развитие активности боевиков ИГ в Мозамбике.

Первые реальные попытки их действия были предприняты на юге Танзании в 2015 – 16 годах среди местных мусульман, однако они были относительно оперативно парированы контртеррористическими операциями местных силовиков.

Тем не менее, часть мятежников успела уйти на соседнюю территорию Мозамбика, где также оказалась готовая почва для развития их активности.

Заметим, что север этой страны считается проблемной в плане социально-экономическом зоной, хотя именно здесь в последние годы стали активно добывать нефть и природный газ (в первую очередь в прибрежной зоне).

И вот в 2021 году ситуация стала там настолько острой, что власти Мозамбика запросили экстренной военной помощи у других стран Африки, включая Алжир.

И сейчас откликнувшиеся на эту просьбу страны Африканского союза готовятся срочно перебросить туда свои контингенты. О точном их числе не сообщается, известно лишь, что одна Руанда заявила 10 июля о намерении отправить туда 1000 солдат и полицейских, что для столь небольшой страны является очень серьезным вмешательством.

Все они будут размещены в провинции Кабо-Дельгадо на севере страны, где наблюдается наибольшая активность джихадистов, объединенных в группу «Аш-Шабаб» (молодежь по-арабски), которые ранее группировались вокруг салафитской группы «Ансар ас-Сунна».

Их активность там стала проявляться с конца 2017 года, но реальные неприятности Мозамбику, (а в перспективе и Танзании) они создали в 2020 году.

По данным руандийского правительства, направленные им силы будут «поддерживать усилия по восстановлению власти мозамбикского государства путем ведения боевых действий и операций по обеспечению безопасности».

Еще раньше в июне текущего года о намерении направить свои силовые контингенты в Мозамбик заявило Сообщество стран юга Африки (SADC), региональная организация. В нее входят Ангола, Ботсвана, ДРК, Замбия, Зимбабве, Коморские острова, Лесото, Маврикий, Мадагаскар, Малави, Мозамбик, Намибия, Сейшельские острова, Танзания, Эсватини (Свазиленд), ЮАР.

На первый взгляд проблема не столь существенна, поскольку реально в рядах террористов вряд ли больше 3000 – 3500 террористов и опираются они главным образом лишь на одну северную провинцию Кабо-Дельгадо, значительная часть которой примыкает к морю, а стало быть, это представляет определенное преимущество для блокирования джихадистов и их ликвидации.

При этом теоретически они могут опираться лишь на часть местных жителей из 42% населения провинции (от общего населения в 2.3 млн человек) или менее миллиона человек (в основном этнические группы мвани и макуа).

Однако площадь этой провинции весьма обширная (82 625 кв. км), значительная ее часть покрыта лесом, и она суммарно по площади превышает все страны Бенилюкса (Бельгия, Голландия и Люксембург) и у властей Мозамбика элементарно не хватает сил для осуществления ее полноценного контроля.

Заметим, что проблема эта возникла не сегодня и заинтересованные в дестабилизации силы стабильно «удобряли» для этого почву уже не один десяток лет.

Например, с 1998 года к местным мусульманам стали проявлять внимание радикальные проповедники из стран Персидского залива, отбиравшие для учебы молодежь в арабских странах, в первую очередь, Саудовской Аравии, Египте и Судане.

А в 2016 году радикальные группы «Ансар ас-Сунна Джамаат», «Аш-Шабаб» начали создавать свои военизированные группы, которые в том же году стали действовать против властей в районах провинции Кабо-Дельгадо: Пальма, Нангаде, Мосимбоа-да-Прайя и Монтепуэс.

Первый крупный успешный бой они дали в 2017 году. Началось с того, что 5 октября 2017 г. 30 человек напали на три полицейских участка в г. в городе Мосимбоа-да-Прайя. К концу года боевиков было уже 300, а в 2018 г. их число увеличилось до 1500, в 2020 году – 2000.

А сейчас их численность может превышать 3000 боевиков, среди которых заметны инструкторы из арабских стран.

Иными словами, вектор джихадистской активности стал все больше смещаться в несколько «нетрадиционную» для них зону Тропической Африки.

При этом, говоря о переносе активности ИГ в зону Тропической Африки вообще и в Мозамбик, необходимо отметить, что арена столкновения, провинция Кабо-Дельгадо имеет стратегическое значение не только для этой страны, но и мировой энергетической отрасли. Так, здесь в течение последнего десятилетия были открыты очень крупные промышленные залежи нефти и газа, которые стали эксплуатировать западные компании Total, Eni и ExxonMobil.

И в тот момент, когда они стали увеличивать добычу, провинция «загорелась».

По данным алжирских источников, здесь явно не обошлось без «одной газопроизводящей страны Залива» с намеком на Катар, спецслужбы которого якобы активно поддерживали повстанческую деятельность с целью сделать невозможной здесь работу конкурентов. А потом, возможно, прийти на оставленную ими площадку.

Примечательно, что эти исламистские группировки формально не выдвигали каких-либо политических требований к государству, кроме ликвидации его институтов в провинции, включая светское образование, и больше их действия напоминали анархистский характер.

Однако дальше события пошли неожиданно для многих, в том числе и подкармливавших радикалов. Так, в июне 2019 года ИГ «подобрало» этих «исламских анархистов», объявив о своей ответственности за теракты в Мозамбике, а месяц спустя «Ансар ас-Сунна» и другие террористические группы объявили о своей присяге на верность этой джихадистской структуре.

Данные сведения далее подтвердил информационный канал запрещенной в РФ организации Amaq. Он заявил о присоединении этой группы к «Центральноафриканской провинции» ИГ («Исламское государство в Центральной Африке» или ISCAP), как и угандийских Союзных демократических сил (ADF) в ДРК.

Примечательно, что всего за два года после прибытия сюда десятков инструкторов ИГ из других разгромленных филиалов данной организации деятельность террористов приняла реально угрожающий характер.

Фактически, власти Мозамбика утратили контроль над своим севером. Не случайно, что уже  в сентябре 2019 года сюда про данным местных источников прибыл отряд из 200 человек с разведывательными дронами из «пророссийской группы Вагнера», чтобы бороться против джихадистов. Однако борьба эта велась с переменным успехом, и в том числе сообщалось о гибели в ходе одного из столкновений как минимум 5 вагнеровцев.

Между тем, исламистское движение ширилось и 27 марта 2021 года поступили сведения о захвате джихадистами городе Пальма-де-ла-Виль после трех дней борьбы, а также других действиях, свидетельствующих о неспособности мозамбикских властей и подчиненных им сил контролировать север страны без посторонней помощи.

Смогут ли другие африканские страны, поддерживающие Мозамбик, победить мобильных джихадистов, хорошо мотивированных и отлично знающих местность?

Это под большим вопросом, поскольку не устранены условия для возникновения мятежа и в том числе из-за незавидных условий жизни местного населения.

А пока, к сожалению, создается серьезный риск того, что разгромленное наголову в Сирии и Ираке ИГ возродится в Африке, паразитируя на местных проблемах, без решения которых борьба против него будет подобна сражению с Лернейской гидрой, когда на месте одной отрубленной головы тут же вырастает другая.

Не способствует этому и общее состояние африканских сил. Практически все они, за редким исключением, в основном готовились для борьбы друг с другом, но отнюдь не против мобильных повстанцев.

Для компенсирования хорошего знания последними местности им необходимы лучшее техническое оснащение (в том числе разведывательными дронами), вертолетами и т.д. (это в меньшей степени относится к ЮАР).

Кроме того, абсолютное большинство из них оказались не готовы к антипартизанским действиям, как это следовало из операций с начала «нулевых» даже против незначительной (несколько сотен боевиков) группировки «Армия спасения Господа», орудующей в том числе в ДРК и Уганде.

И пока сами условия благоприятствуют деятельности террористов, к сожалению, можно с высокой долей вероятности предположить о дальнейшем расширении «серых зон» в Африке. Причем уже в ближайшей перспективе они могут начать угрожать и прежде стабильным странам вроде Анголы, Танзании и т.д., и сырьевой добыче международных компаний, что в будущем способно как минимум отразиться на ценах по многим товарам.

Причем это в перспективе может дать джихадистам огромное количество ресурсов для дальнейшего расширения борьбы, и материальных, и людских.

Само же мировое сообщество, кажется, в полной мере не осознает степени угрожающей опасности. Во всяком случае, пока эта борьба, осуществляемая в основном силами Африканского союза, не дает ожидаемого эффекта.

52.49MB | MySQL:104 | 0,326sec