О коррупционной составляющей военно-технического сотрудничества между Турцией и Катаром

Как полагают ряд критиков турецкого правительства, существует  серьезные факты злоупотребления служебным положением со стороны ближайшего окружения  президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган на фоне военных и оборонных сделок с Катаром. Справедливости ради отметим, что они подтверждают свои утверждения документами, в которых фигурируют несколько компаний, которыми управляют лица, входящие в ближний круг президента. Одной из таких компаний  является MDS Modern Defense Solutions (MDS Savunma Teknolojileri ve Inşaat Ticaret Anonim Şirketi). Первоначально штаб-квартира компании находилась в Стамбуле, а филиал — в Дохе. Компания была создана в ноябре 2017 года для развития двусторонних связей  в оборонной и военной промышленности. Согласно официальной декларации в торговом реестре компания получила лицензию на деятельность в военном, разведывательном и охранном секторах Турции и за рубежом. Она обеспечивает военную подготовку по вопросам строительства  и укрепления потенциала специальных сил, строит и эксплуатирует склады оружия и боеприпасов, а также обслуживает все виды контрактов с армейскими, воздушными и военно-морскими базами. Ей было разрешено ввозить и вывозить все материалы, необходимые для достижения заявленных целей. MDS эффективно руководил Исмаил Караосманоглу, близкий друг сына Р.Т.Эрдогана Билала  и бывший глава молодежных отделений правящей Партии справедливости и развития (ПСР). Хотя в то время компания объявила о своих капиталовложениях в размере 100 000 турецких лир (28 000 долларов США), в марте 2018 года она быстро заключила сделку с Вооруженными силами Катара по созданию учебного центра под названием BUROQ Special Marine Operations для подготовки сил специального назначения. Центр, расположенный в Зекрите на северо-западе Катара, является многоцелевым учебным центром для элитных сил, которые проходят подготовку в различных областях, от парашютного спорта до подводных наступательных операций. Сделка, которая, как сообщалось, оценивалась в 400 млн долларов, резко контрастировала с возможностями MDS, которая имела только 28 000 долларов капитала и не имела опыта работы в оборонной или военной промышленности. Было ясно, что только политическое прикрытие помогло ей получить многомиллионные контракты. MDS перенесла свой офис в Анкару в августе 2020 года, когда совет директоров был переформирован и новые компании были привлечены в качестве акционеров, которые фактически были представлены теми же людьми. Другими словами, изменения были не более чем витриной. Согласно торговым записям, в качестве акционеров MDS помимо физических лиц числилось несколько фирм. Одна из них — градостроительная и внешнеторговая фирма Doğa Şehircilik Iç ve Dış Ticaret Anonim Şirketi, принадлежащая Ильясу Айвачи, который также был основным акционером, когда MDS была впервые создана. Айвачи близок к президенту Эрдогану, который даже присутствовал на его свадьбе и был свидетелем на этой церемонии.  Компания Айвачи Doğa впервые попала в поле зрения общественности в 2004 году, когда правительство продало ей первоклассную государственную собственность в Стамбуле стоимостью в миллиард долларов за небольшую часть ее стоимости. Он приобрел землю, заплатив всего 44 млн долларов за то, что в то время считалось закулисной сделкой с Эрдоганом. Две другие фирмы, Saral Yapı Inşaat Sanayi ve Ticaret Limited Şirketi, которой управляет Eyüp Ensar Saral, и Aslan Yapı ve Ticaret Anonim Şirketi, принадлежащие Мустафе Чихаду Арслану, также были перечислены в качестве акционеров. Каждому из них также было предоставлено место в совете директоров. По словам Саида Сефы, канадского турецкого журналиста, MDS и другие организации были частью грандиозной схемы по отмыванию денег, обогащению семьи президента Эрдогана и содействию переводу средств между Турцией и Катаром различными способами. Он утверждал, что торговля оружием, включая его незаконный оборот, осуществлялась через MDS с использованием ее филиалов за рубежом. Большое количество военных тендеров и оборонных контрактов было фактически предоставлено MDS и ее аффилированным фирмам  Вооруженными силами Турции (TSK) по завышенным ценам, и «откаты» от этих контрактов оказались в руках президента Эрдогана и его приближенных для финансирования различных операций, включая и его избирательную кампанию. Сефа считает, что миллиарды долларов до сих пор были спрятаны в катарских банках доверенными лицами семьи Эрдогана и будут использованы в Турции во время избирательных кампаний, особенно в то время, когда турецкая экономика работает плохо. Караосманоглу также является одной из фигур, участвовавших в подпольных военизированных формированиях, созданных Эрдоганом с целью запугивания турецких оппозиционных партий. В одном из своих твитов Караосманоглу открыто признался, что лично запасся оружием, чтобы снарядить отряд для поддержки Эрдогана, и заявил, что есть сотни тысяч таких же, как он, готовых выступить в случае смещения Эрдогана с поста.

Турция и Катар, управляемые исламистским руководством в соответствии с идеологией «Братьев-мусульман», на протяжении многих лет создали тесный союз, и турецкие военные даже создали военную базу в Дохе с планами увеличить ее за счет добавления воздушных и военно-морских сил. Обе страны финансировали, вооружали и обучали джихадистские группировки в Сирии и Ливии и бросили вызов саудовско-египетскому доминированию в арабских делах на Ближнем Востоке и в Северной Африке. За эти годы было заключено много сделок между Турцией и Катаром. Например, в спешно сделанных договоренностях в 2018 году Эрдоган поспешил одобрить соглашение между Турцией и Катаром через парламент до того, как принял решение передать завод стоимостью 20-миллиардов долларов по производству танков  компании, управляемой совместно его соратниками и катарской армией. Сделка — соглашение об избежании двойного налогообложения — состоялась как раз в тот момент, когда правительство Эрдогана преподнесло национальный танковый завод на серебряном блюде турецко-катарскому производителю бронетехники BMC, компании, которой руководит Этем Санкак, член исполнительного органа правящей ПСР. Анкара и Доха также подписали протокол безопасности для развертывания турецких полицейских подразделений в Катаре во время чемпионата мира по футболу, который пройдет в ноябре-декабре 2022 года, и других крупных событий, а недавно страны заключили сделку об обучении катарских военных летчиков  на одной из турецких военных баз.

53.17MB | MySQL:101 | 0,326sec