О состоянии и перспективах развития программы баллистических ракет в Иране. Часть 2

Организационная структура ракетно-космической программы ИРИ

Основной структурой Ирана, занимающейся разработкой и производством ракет, является Организация аэрокосмической промышленности (Aerospace Industries Organisation, AIO, Тегеран), которая находится под прямым контролем Министерства обороны и поддержки ВС Ирана (Ministry of Defence and Armed Forces Logistics, MODAFL, далее – МО ИРИ). По данным IISS, AIO разделена, как минимум, на шесть так называемых промышленных групп, сосредоточенных вокруг конкретных направлений ракетостроения:

  • Промышленная группа «Шахид Хемат» (Shahid Hemat Industrial Group,SHIG; н.п. Хакимие, провинция Олборз) ведет разработку и производство ракет с жидкостными двигателями;
  • Промышленная группа «Шахид Бакери» (Shahid Bakeri Industrial Group, SBIG; н.п. Хакимие) занимается твердотопливным ракетам;
  • Промышленная группа «Шахид Ахмад Кезами» (Shahid Ahmad Kazemi Industrial Group, SKIG; н.п. Хакимие) отвечает за ракеты класса «земля-воздух»;
  • Промышленная группа «Самен Алами» (Samen Alaeme Industrial Group, SAIG; Парчин, военный комплекс, 30 км к юго-востоку от Тегерана) специализируется на крылатых и противокорабельных ракетах;
  • Промышленная группа «Я Махди» (Ya Mahdi Industrial Group, YMIG; Парчин) ведает противотанковыми управляемыми ракетами и, предположительно, переносными зенитно-ракетными комплексами;
  • Промышленная группа «Шахид Махаллати» (Shahid Mahallati Industrial Group, SMIG; н.п. Хакимие), вероятно, специализируется на материаловедении и вопросах металлургии.

Каждая из перечисленных промышленных групп, в свою очередь, разделена по отраслям на несколько подразделений с более конкретными функциями. Кроме того, помимо своих официальных дочерних структур, AIO использует сеть сменных подставных компаний для закупки материалов, комплектующих и оборудования за рубежом.

В публикациях зарубежных источников, определенный интерес вызывают взаимоотношения между промышленными группами (в частности, между группами «Шахид Хетам» и «Шахид Бакери») и вопрос, работают ли эти структуры в тандеме или представляют конкурирующие институциональные центры. Представляется, что ответ находится где-то посередине. Так, в документальном фильме 2014 года об ирано-иракской войне один иранский инженер-ракетчик утверждает, что разработка и развитие жидкостных и твердотопливных ракет проходила параллельно. Причем, между ними не было противоречий. «Иногда они помогали друг другу в форме соревнования, а иногда действительно предоставляли свои возможности и информацию в распоряжение друг друга». Примером такого сотрудничества является базовая технология наведения, которую разработчики жидкостных ракет передали коллегам по твердотопливным системам. Позже, в рамках твердотопливной программы впервые была разработана иранская технология терминального наведения, ставшая общим достоянием.

Другим важным элементом ракетной программы МО ИРИ является компания Iran Electronics Industries (IEI) и ее дочерние организации, поставляющие различные электронные компоненты для строительства ракет. В частности, дочернее предприятие IEI компания Shiraz Electronics Industries работала над кольцевыми лазерными гироскопами. Одновременно, другая дочерняя компания Isfahan Optics Industries принимала участие в разработке БР «Фатех-110». Непосредственно сама IEI также участвовала в разработке высокоточного наведения для четвертого поколения семейства БР «Фатех».

Свой вклад в ракетную программу Ирана вносит подчиненная МО ИРИ Организация оборонной промышленности (Defence Industries Organisation, DIO). В 2021 году под эгидой DIO представили новую твердотопливную двигательную установку, которую назвали наиболее сложной в стране. Правда, при этом точная институциональная принадлежность или местонахождение агрегата не сообщались.

Предположительно в ракетной программе Ирана участвует курируемая МО ИРИ Организация оборонных инноваций и исследований (SPND), хотя в основном эта структура известна своей связью с прошлой иранской программой создания ядерного оружия «Амад». В 2020 году, в интервью бывший глава Организации по атомной энергетике Ирана (Atomic Energy Organisation of Iran) Ферейдун Аббаси-Давани (Fereydoon Abbasi-Davani) сообщил, что SPND и  возглавлявший её ранее Мохсен Фахризаде (Mohsen Fakhrizadeh) работали над ракетной проблематикой. В том же интервью он подчеркнул роль компьютерного моделирования в разработке высокоточных ракет, что потенциально указывает на особую роль SPND в этой области.

Помимо перечисленных организаций, управляемых MO ИРИ, существуют структуры, связанные с ракетами, но находящиеся под более прямым контролем иранских военных формирований. В частности, западные источники относят к таковым Организацию джихада по исследованиям и самообеспечению сухопутных войск иранской армии (Research and Self-Sufficiency Jihad Organisation of the Iranian Army Ground Forces, SSJO-A). Эта организация разработала аппаратуру высокоточного наведения для устаревших реактивных систем залпового огня (РСЗО) типа «Назеат» (Nazeat), состоящих на вооружении СВ. В 2021 году было объявлено, что СВ Ирана находятся в процессе испытаний новой РСЗО с дальностью стрельбы до 300 км, потенциально сигнализируя о более серьезном повороте в сторону ракетных технологий со стороны регулярной армии Ирана.

В середине 2000-х годов, как параллельная структура промышленной группы «Шахид Хемат» по направлению твердотопливных космических ракет-носителей, начала свою деятельность Организация исследований и самообеспечения джихада КСИР (Research & Self-Sufficiency Jihad Organisation, SSJO). Предположительно, организация являлась прикрытием для приобретения технологий производства БР большой дальности. Демонстрация двигателя верхней ступени «Салман», запуск ракеты-носителя «Касед» и деятельность на её крупном объекте в Шахруде (Shahroud) показывают, что организация продолжает функционировать в этой роли. Наконец, формирования «Аль-Кудс» КСИР (подразделение 340) в сотрудничестве с Аэрокосмическими силами (АКС) КСИР и ракетной промышленностью страны возглавляют общие усилия Тегерана по предоставлению неуправляемых и управляемых ракет и технологий их производства негосударственным союзникам Ирана за рубежом.

Университеты – еще один важный участник развития иранских ракетных технологий. Государственные университеты сыграли свою роль почти во всех ракетных проектах, получивших иранскую премию Хорезми. Среди прочего, участие «университетских профессоров со всей страны» в разработке БР «Саджиль», помощь трех университетов в разработке двигателя «Симорг» и участие Технологического университета им. К. Н. Тооси (Тегеран) и Технологического университета Шарифа (Тегеран) в разработке иранской БР «Фатех-110». Специалисты отмечают особые позиции и глубокое проникновение в иранские ракетные программы Технологического университета Малека Аштара (Тегеран, Исфахан), подчиняющегося МО ИРИ, и университета им. имама Хоссейна (Тегеран), контролируемого КСИР. При этом, университет Малека Аштара задокументировал разработку процесса производства полибутадиена с гидроксильными концами –  полимера, используемого в твердом топливе.

Государственные и частные компании, не принадлежащие военным формированиям ИРИ, также сыграли свою роль в развитии иранских ракетных технологий. Их участие варьируется от относительно второстепенных ролей, таких как предоставление через публичные тендеры некоторых материалов, необходимых соответствующим организациям, до строительства и установки оборудования на иранских ракетных объектах и до более существенного сотрудничества. Примером последнего является производитель трейлеров Mammut Industrial Group, на которого Министерство финансов США наложило санкции за поставку оборудования для БР в интересах промышленной группы «Шахид Хемат», и который, вероятно, также участвует в производстве транспортно-пусковых установок. Представляя новую ракету «Раад-500» в начале 2020 года, командующий АКС КСИР Амир Али Гаджизаде (Amir Ali Hajizadeh) упомянул частный сектор, который может помочь в производстве усовершенствованного корпуса двигателя из углеродного волокна. Очевидно, что в перспективе частный сектор начнет играть более значимую роль в иранском ракетостроении.

Космос. Институциональная основа космической программы ИРИ делится на организации, находящиеся как под военным, так и под гражданским контролем. В военном отношении важную роль играет AIO, разрабатывая и производя ракеты-носители «Сафир», «Симорг» и «Золянах». Собственные усилия в области освоения космоса предпринимает SSJO. Деятельность организации включает создание небольших спутников CubeSat для военной разведки, а также разработку усовершенствованных двигателей для твердотопливных ракет-носителей. Подведомственная МО ИРИ компания Iran Electronics Industries, согласно документальным данным, принимала участие в разработке первого иранского спутника «Омид».

Руководство гражданской стороной космической программой Ирана осуществляют несколько организаций, подчиненных Министерству информационных и коммуникационных технологий ИРИ. В качестве головной структуры действует Иранское космическое агентство (Iranian Space Agency, ISA) – координирующий орган гражданских космических усилий Ирана. Иранский центр космических исследований (Iranian Space Research Centre, ISRC) – основная организация, занимающаяся разработкой космических технологий, таких как малые апогейные двигатели и испытания спутников. Институт аэрокосмических исследований (Aerospace Research Institute, ARI) разработал серию ракет для зондирования атмосферы «Кавошгар» (Kavoshgar), а также биокапсулы для экспериментального запуска обезьян. Ему же поручена разработка пилотируемой капсулы для первого суборбитального полета иранца в космос. Как и в случае с военной ракетной программой, важную роль в иранской космической программе играют государственные университеты. Так, в создании иранских спутников принимали участие Научно-технологический университет Ирана (Iran University of Science and Technology, Тегеран), Технологический университет им. Амира Кабира (Amirkabir University, Тегеран) и университет Шарифа.

51.55MB | MySQL:101 | 0,345sec