Ливия: о некоторых промежуточных итогах политического диалога

С 18 июля весь мусульманский мир начнет отмечать праздник Ид аль-Адха, второе по значимости для мусульман событие после священного месяца рамадан. Традиционно, накануне этого дня принято подводить итоги за предшествующий ему год, что и попытался сделать ливийский политолог и публицист Рашид Ханана, на обзоры которого мы уже неоднократно ссылались в материалах, посвященных Ливии. С чем же подошла страна к этому празднику? Здесь Р.Ханана отмечает главное – удалось избежать продолжения гражданской войны и вывода ее на новую фазу, грозившую обрушить в хаос весь регион Магриба. О разрушительных последствиях политики Запада, направленной против Джамахирии неоднократно предупреждал М.Каддафи, во времена которого невозможно было представить себе то, что творится нынче на территориях сопредельных с Ливией, ее южных соседей, Нигера, Мали, Чада. Тем не менее, не обуздай США и их союзники дальнейшую раскрутку ливийского противостояния, в которое активно вмешались новые игроки, ситуация была бы гораздо хуже. Итак, нового витка войны удалось избежать, что дальше?

По мнению Р.Хананы, недавнее заседание Совета Безопасности ООН имело особое значение, так как оно проводилось на уровне министров иностранных дел и под председательством Франции, которая, как известно участвует в поддержке командующего ЛНА Халифы Хафтара. Москва предвосхитила это заседание Совета Безопасности ООН, чтобы «поднять свои ставки» и призвала «одновременно» изгнать иностранных боевиков из Ливии. По мнению Р.Хананы, «если бы эта позиция, озвученная заместителем главы МИД России Сергеем Вершининым, была искренней, Москва была бы в числе инициаторов вывода бойцов ЧВК «Вагнер» одновременно с другими наемниками. Однако, С.Вершинин сообщил, что Россия представила бывшему госсекретарю Майку Помпео еще в конце 2019 года проект по созданию всеобъемлющего консультационного механизма, касающегося мирного урегулирования конфликта в Ливии. Вершинин подтвердил, что до сих пор Москва не получила ответа от Вашингтона на свое предложение. Более вероятно, что отказ Вашингтона отреагировать на инициативу РФ объясняется тем, что он не увидел, чтобы русские серьезно относились к вопросу о наемниках Вагнера, который Москва не считает связанным с российским государством».

Вывод иностранных войск и наемников из Ливии было основным предметом консультаций на 2-ой Берлинской конференции 23 июня, завершившейся заключительным заявлением по 56 пунктам, включая и этот, в качестве одного из основных. По оценкам ООН, их число составляет около 20 000 человек, и они являются гражданами России, Сирии, Судана, Чада и других государств. По словам посланника ООН в Ливии Яна Кубиша, на заседании было рассмотрено положение с выборами, запланированных на конец этого года. Также ожидалось, что оно будет касаться зафиксированных нарушений прекращения огня, хотя Я.Кубиш не раскрыл всех подробностей заседания. Похоже, пишет Р. Ханана в своей статье, опубликованной на портале «Либия.нет», что «посланник ООН стремится провести новую встречу для участников Форума ливийского политического диалога, мотивированный навязчивой идеей оживить заблокированные пути, после провала последней встречи в Женеве, в результате атмосферы конфликта и насилия, которая преобладала в ней».  Однако, сам Я. Кубиш отрицал, что женевская встреча провалилась, и подчеркнул, что он обсудил идеи и предложения, которые должны продвинуть страну к избирательному процессу. В подтверждение этого Кубиш заявил, что комитет, который был сформирован в Женеве для преодоления расходящихся позиций, должен собрать предложения и объединить идеи относительно того, как проводить выборы на конституционной основе.

При этом он косвенно обвинил Палату представителей (восток Ливии) и Высший государственный совет (запад Ливии), считая, что именно они, а не ООН несут ответственность за «подготовку необходимого законодательства и работу по утверждению конституционной основы для проведения выборов». Наблюдатели отметили, что Я.Кубиш пытается выкрутить руки противникам в реализации «дорожной карты» Берлина, чтобы положить конец разногласиям, которые омрачили последнюю встречу в Женеве и привели к срыву процесса. Источник, близкий к посланнику ООН, заявил, что он «полон решимости, если Палата представителей продолжит отказываться обсуждать бюджет, представить его на Форуме

Одним из главных нерешенных вопросов с исполнительной властью переходного периода является назначение министра обороны. Собственно говоря, его отсутствие олицетворяет отсутствие у Ливии единых организованных вооруженных сил как одного из атрибутов государства.  Это в самом деле так, сколько бы не надевали на себя шевронов и аксельбантов участники вооруженных формирований в Триполитании и в Киренаике, и какие бы номера воинских частей себе на присваивали – и те, и те, всего лишь подобие вооруженных сил. В этой связи, Я.Кубиш говорил в частных интервью о проектах и ​​планах, которые были сорваны из-за нежелания парламента принять бюджет, который правительство А.Х.Дбейбы представило ему некоторое время назад. С другой стороны, противники обсуждения парламентом бюджетного вопроса требуют, чтобы министр обороны был назван до рассмотрения представленного им законопроекта. Председатель комитета по обороне и национальной безопасности Палаты представителей, Талал аль-Маджуб, обосновывая такую позицию, говорит, что «государственный бюджет не может быть принят и утвержден без понимания способности правительства его расходовать и выполнять, в том числе, в сфере оборонных расходов». В этом контексте различные толкования и ссылки на судебную практику не раз возникали у оппонентов представления бюджета в Палату представителей, оправдывающих необходимость спешить с вопросом. В частности, член Палаты представителей и член Форума, Зиад Дагим сослался на статью политического соглашения, которая позволяет правительству представлять бюджет Президентскому совету и Совету директоров Центрального банка Ливии для утверждения, и не ждать одобрения парламента в свете уклонения того от рассмотрения переданного ему бюджета. Сторонники представления бюджета парламенту обвинили его спикера Акилу Салеха в том, что он стоял за этими проволочками, напомнив, что он (т.е. Салех) не может председательствовать на заседаниях из-за известного правила о конфликте интересов после того, как его список не прошел в голосовании в Женеве в феврале прошлого года после соревнования между его списком и списком Мухаммеда аль-Манфи и Абдель Хамида Дбейбы. В дополнение к этому правовому противоречию можно сказать, что борьба с коррупцией в Ливии улучшилась после обработки информации, которая годами хранилась в секрете. Глава ПНЕ Абдель Хамид Дбейба недавно получил финансовый обзор работы Центрального банка Ливии с его двумя филиалами в Триполи и в Аль-Байде (Киренаика), подготовленный  с участием международных институтов и организаций. Это один из первых шагов такого рода к обеспечению прозрачности центральных институтов Ливии. Хотя эта мера считается отступлением от суверенитета Ливии, ход внутриливийского конфликта в последние годы сделал такой обзор еще одним проявлением интернационализации кризиса. Как упоминал бывший посланник ООН в Ливии Гасан Саламе, три года назад именно Правительство национального согласия во главе с Фаизом Сарраджем обратилось к Совету Безопасности ООН с просьбой о проведении международного обзора состояния финансов Ливии. Можно сказать, что к этому Сарраджа подтолкнуло стремление снять с ПНС любые подозрения в манипулировании государственными деньгами через Центральный банк Ливии ЦБЛ). Официальная церемония передачи отчета на прошлой неделе позволила управляющему ЦБЛ Сиддику аль-Кабиру и его заместителю Али аль-Хибри, который в течение семи лет руководил главным филиалом в городе Аль-Байда, в рамках конкуренции между ними, возникшей из-за политического раскола в стране прекратить наконец     спор между двумя главами ЦБЛ. Кроме того, это может вывести Ливию из «серого списка» стран, обвиняемых в схемах с отмыванием денег и финансированием терроризма. Следовательно, процесс представления международного отчета, по-видимому, является началом объединения ЦБЛ, что станет хорошим импульсом для реализации целей бюджета на 2021 год, который Палата представителей все еще не хочет утвердить, несмотря на то, что прошло полгода с момента его представления. Несмотря на важность этой темы для реализации условий «дорожной карты», политические разногласия в рамках Форума имеют самое большое влияние, будь то положительное или отрицательное, на ее судьбу. В том же контексте докладчик Комитета по наблюдению за органами надзора Ибтисам аль-Рубаи недавно направил письмо главе Управления административного контроля Сулейману аль-Шатти, уведомив его о приостановлении его полномочий и направив его дело на расследование. Однако аль-Шатти отклонил это решение и посчитал, что «квартет» (три члена Президентского совета и премьер-министр) не уполномочен принимать те решения, которые принадлежат спикеру парламента согласно правилам регламента Палаты представителей.

Ожидать того, что Дбейба и Хафтар смогут, каким-то образом, договорится насчет назначения министра обороны, подобно тому, как это сделали аль-Кабир и аль-Хибри относительно ЦБЛ (здесь мы вполне допускаем мысль, что означенный отчет содержал помимо прочего столь убедительный компромат на обоих ливийских «главных банкиров», что им ничего не оставалось кроме как принять условия договоренностей, чтобы остаться на своих постах до проведения выборов – авт.) явно не стоит. Хафтар ведет себя как полновластный правитель Восточной Ливии, накануне распорядившись о выплатах в честь праздника Ид аль-Адха пособий малоимущим и семьям военнослужащих ЛНА. Интересно, не из тех ли средств, которые ЛНА конфисковала и «отжимала» у нелояльных ей, или просто лакомых бизнесов и владельцев собственности в Киренаике. Представить себе, что он добровольно сложит с себя полномочия самопровозглашенного верховного главнокомандующего невозможно. Равно как и то, что мисуратский клан пойдет навстречу своему главному антагонисту. Дбейбе по большому счету, до выборов можно вообще не обращать внимания на сложившуюся с постом министра обороны коллизию, да, ему и некогда отвлекаться на такие, второстепенные по сравнению с тем, чем ему приходится заниматься, вопросы.

На фоне продолжающегося соперничества в столицах обостряется маргинализация Феццана на юге страны, который «по-прежнему является транзитным пунктом для торговли оружием всех размеров и типов, а также сетей контрабанды и торговли людьми, что ставит его вне пути, начавшегося в прошлом году из Берлина», — рассуждает Р.Ханана.  А юг страны, который считается мягким флангом Ливии, не принимал ни одного из высокопоставленных чиновников более десяти лет. Напряжение там заметно возросло после того как Хафтар отправил отряд наемников в регион недалеко от  границы с Алжиром, что побудило алжирское правительство закрыть границу с Ливией. В этом смысле соседние страны кажутся отсутствующими в ливийских делах, несмотря на попытки Африканского союза участвовать в усилиях по восстановлению стабильности в Ливии. Ясно, что исключение этих стран из 1-ой и 2-ой Берлинских конференций, за исключением Алжира, свидетельствует об их недооценке и отрицании какой-либо роли, которую они могут сыграть в урегулирование кризиса, несмотря на то, что они пострадали в первую очередь. Но именно они и станут первыми, кто извлечет выгоду из возвращения  стабильности и безопасности в Ливию. Похоже, что самые важные соседи Ливии из арабских стран отказались от участия в ее событиях, что сделало их маргинальными в дипломатическом процессе, который прокладывает путь к организации выборов.

Ситуация усугубилась убийством президента Чада от рук ополченцев из-за пределов государства, у которых было более современное оружие, чем у армий стран Сахеля и Сахары. Аналитики не исключают, что эти вооруженные формирования используются крупными странами или региональными державами для запутывания ситуации в Ливии. Тяжелая ситуация там и масштабы серьезных угроз безопасности очевидны из решения Франции вывести свои войска из Мали, Нигера и Чада и положить конец операции «Бархан», в которой задействовано более 5000 французских военнослужащих, некоторые из которых погибли в боях с местными вооруженными формированиями. Американцы считают, что продолжение гражданской войны в Ливии создало благоприятный климат для вывода вооруженных групп из Ирака и Сирии, чтобы они могли искать убежища на юге этой страны и расширяться в своем влиянии в направлении Сахеля и Сахары. Будет сложно преследовать эти группы на огромном пространстве, эквивалентном площади в 7 млн кв. км и с населением более 140 млн человек, принадлежащих к разным расам, национальностям и этническим группам. Десять стран Сахеля представляют собой идеальный инкубатор для движений, классифицируемых как террористические, сети контрабанды и торговля оружием, и они относятся к беднейшим странам мира, а их скотоводческая экономика — среди самых традиционных и примитивных. С этой точки зрения немцы, являющиеся владельцами берлинской инициативы, считают, что восстановление стабильности в Ливии является ключом к контролю над ситуацией в Сахелье и, как следствие, наиболее эффективным решением для эвакуации элементов вооруженных групп из региона, чтобы те не могли воспользоваться подходящей возможностью распространиться на север, к южным берегам Европы, и поставить под угрозу стабильность в таких странах, как Германия, Италия и Франция. Таким образом, политическое решение в Ливии становится региональной и даже международной необходимостью, что было подчеркнуто канцлером ФРГ  А.Меркель, когда она предупредила, что продление кризиса в Ливии заставит его фрагменты переместиться в другие африканские страны.

Итак, большой войны в Ливии и сползания всего региона в хаос удалось избежать, но не все, далеко не все так однозначно. Зыбкий процесс переформатирования ливийской государственности изобилует многочисленными подводными камнями и пока что, несмотря на прогресс во многих направлениях, особенно, в экономике, положительные тенденции отнюдь не имеют законченного характера.

Тем не менее, диалог продолжается. И, смеем надеяться, некоторые позиции сторон будут изменяться и сближаться, в том числе, по отношению к внешним участникам ливийского конфликта.

Как сообщает сайт African intelligence, начальник штаба ливийской армии генерал-лейтенант Мухамед аль-Хаддад прибыл 11 июля, в Россию с пятидневным визитом, целью которого было обсуждение ситуации с безопасностью в Ливии и решение проблем, «вызывающих озабоченность». Он встретится с министром обороны России Сергеем Шойгу и его заместителем Александром Фоминым. аль-Хаддад стремится обсудить воссоединение ливийских вооруженных сил, одновременно обращаясь к одному из самых спорных моментов, препятствующих мирному процессу, которым является единое командование ливийской армии. Французский сайт отмечает, что визит аль-Хаддада в российскую столицу состоялся через несколько дней после посещения Москвы главой вооруженных сил Алжира. Согласно тому же источнику, начальник штаба алжирской армии Саид Шангриха обсуждал во время своего недавнего визита в Москву ливийское досье и другие связанные с этим вопросы.

53.23MB | MySQL:101 | 0,440sec