О целях визита министра иностранных дел Алжира Р.Ламамры в Эфиопию, Судан и Египет

Алжирское руководство продолжает демонстрировать свою страну ведущим игроком на африканском континенте, заявляя о своем стремлении решать там многочисленные кризисы. Причем делается это, не завершив ливийский конфликт.

Особое внимание алжирского руководства вызывает «нильский» конфликт, связанный со строительством Эфиопией в верховьях реки Нил плотины «Возрождение». В результате, как ожидается, поступление воды в страны ниже по его течению, включая Судан и Египет, существенно уменьшится. А это угрожает в первую очередь их сельскому хозяйству, зависящему от орошения, и, соответственно, продовольственной безопасности.

Предположим, что осязаемых путей решения данной проблемы нет – с одной стороны, Эфиопии с ее постоянно растущим населением и амбициозными планами местного руководства относительно развития сельского хозяйства и промышленности, требующими все больших объемы воды и электроэнергии. С другой стороны, это прямо конфликтует с интересами стран, находящихся ниже по течению Нила, которые не могут быть не задеты в случае реализации данных планов Аддис-Абебы. Поскольку какие бы самые современные технические предложения она бы в данном случае не реализовала, это означает задержку серьезных объемов нильской воды. Причем даже самое незначительное снижение может быть фатальным для Египта и Судана, если это наложится на засушливый год.

Однако алжирское руководство это нисколько не смущает, и оно демонстрирует готовность включиться в урегулирование данного конфликта, не добившись при этом решения собственной водной проблемы.

В частности, данное стремление проявил министр иностранных дел Рамтан Ламамра в ходе его визита в «нильские» страны, включая Эфиопию, Судан и Египет, состоявшегося в самом конце июля текущего года.

Алжирские источники указывают, что его провели по инициативе Аддис-Абебы, которая якобы упросила АНДР стать посредником в ее споре с Каиром и Хартумом, на что они, якобы, и согласились.

Каковы же результаты этого визита? Реально стороны продемонстрировали в очередной раз готовность договариваться, что, впрочем, они делали и раньше, но проблема не решалась.

На совместной пресс-конференции со своим египетским коллегой Р.Ламамра в ответ на вопрос о своих поездках в Эфиопию и Судан и алжирском видении возможного исхода «нильского» конфликта заявил, что Алжир считает, что отношения между Суданом, Египтом и Эфиопией, проходят через «деликатную» конъюнктуру.

По словам министра иностранных дел АНДР, «Алжир с интересом следит за этим вопросом, поскольку он имеет решающее влияние на братские и дружественные страны», подчеркнув свою неизменную приверженность при этом «не ставить под угрозу стратегические и привилегированные отношения между арабскими и африканскими странами».

В то же время он подчеркнул необходимость поиска решений, удовлетворяющих все стороны, которые бы гарантировали права и прописывали обязанности каждой из них, чтобы обеспечить абсолютную транспарентность в этих отношениях, которые должны быть установлены на прочной основе. Плотина «Возрождения» — это глобальный вопрос, который был темой заседания Совета Безопасности ООН. Мы должны представить мнения и идеи по этому поводу».

Глава алжирской дипломатии подчеркнул неизменную готовность Алжира, когда будут созданы соответствующие условия, содействовать решению всех основных вопросов, представляющих интерес для наших братьев, посредниками между которыми мы являемся и сообщаем им их позиции».

И это лишь небольшая часть того малосодержательного словесного потока, который выдал Ламамра по итогам своего «нильского» визита, традиционно продемонстрировав поразительное умение алжирским чиновникам его ранга болтать часами без конкретики.

Если же «слить воду» из его выступления, то окажется, что ничего конкретного в плане решения «нильского конфликта» почти не последовало. Так, пока Эфиопия продолжает завершать технические работы на своем мега-гидротехническом проекте, а взволнованные этим Египет и Судан не получают никаких гарантий поступления в дальнейшем необходимых им объемов пресной воды.

Между тем, СМИ стран региона, проявившие понятное внимание к данному событию, отмечают, что переговоры Ламамры с властями трех стран направлены на сближение их взглядов по данному кризису.

При этом подчеркивается, что его визиты в Эфиопию, Судан и Египет свидетельствуют о наличии серьезной алжирской инициативы по возобновлению переговоров по плотине Возрождение», которую они все поддерживают. Остается лишь дело за малым – за поиском конкретного решения, которого, во всяком случае, пока не существует.

Соответственно, особых иллюзий на итоги визита алжирский МИД мало кто испытывает. И отзывы на его действия – соответствующие. Так, бывший заместитель министра иностранных дел Египта по делам Африки посол Али Хефни отметил, что «визит министра иностранных дел Алжира во все три страны имеет важное значение с учетом его опыта и наличия широких связей в области достижения безопасности и мира на африканском континенте».

И эта оговорка сделана не случайно. Как известно, Ламамра уже успел побывать специальным посланником Африканского союза, успешно содействовав решению так называемого «конфликта Великих озер» в Центральной Африке.

Кроме того, президент Эфиопии высоко оценил роль Алжира в его «успешном посредничестве между ней и Эритреей».

Однако, перечислив былые заслуги Ламамры, высокий представитель египетской дипломатии заявил, что успехом алжирской дипломатии стало бы подписание Эфиопией «юридически обязательного и справедливого соглашения между тремя сторонами по эксплуатации и наполнению эфиопской дамбы», которое бы гарантировало всем сторонам справедливый учет их интересов.

Соответствующую позицию заняли и суданские власти, отметившие, что «Хартум ищет дипломатическое решение кризиса», что в переводе на русский язык означает желание перейти от дипломатической «говорильни» в практическую плоскость решения «нильского» спора.

Однако Аддис-Абеба упорно увиливает от подписания каких-либо обязательных соглашений и, как представляется, оттягивает время, необходимое ей для завершения технической реализации своего мега-гидротехнического проекта, при этом делая невозможным какое-либо оправданное давление в отношении себя, поскольку на словах она выступает за мирное решение и демонстрирует готовность сесть за стол переговоров.

Но заметим, что времени у Каира и Хартума для этого остается все меньше. И в случае совершения каких-либо силовых действий в отношении источающей миролюбие Эфиопии симпатии значительной части мирового сообщества будут на ее стороне.

Что касается Алжира, то данный визит был не только «имиджевый», демонстрирующий его влияние в Африке. Он во многом реально преследовал цель «пустить пыль в глаза» Египту и Судану в условиях их вовлеченности в ливийский конфликт на стороне нелояльного АНДР фельдмаршала Халифы Хафтара.

Алжирское руководство прекрасно понимает, что инициированная им дипломатическая «нильская говорильня» на практике мало что может дать участникам спора. Однако сам Алжир, демонстрирующий свое влияние на Эфиопию, в результате пытается получить рычаги для изменения позиции Египта и Судана по Ливии, и в частности, относительно их вовлеченности в ливийский конфликт и поддержки ими помогающих Хафтару наемников.

51.48MB | MySQL:101 | 0,257sec