Аналитики НАТО о снижении качественного уровня командного состава турецкой армии

Турецкие офицеры, получившие звание генерала во второй по величине армии НАТО, относительно менее образованы и менее квалифицированы, чем их коллеги в предыдущие годы, особенно до 2016 года, показал доклад аналитиков штаб-квартиры НАТО. Согласно неписаной практике в турецкой армии, полковники, которые являются штабными офицерами  (то есть офицерами, окончившими престижные военные академии, которые принимают только кандидатов, сдавших трудный вступительный экзамен), обычно повышались до звания генерала. Эти штабные полковники должны были говорить по крайней мере на одном иностранном языке, иметь степень магистра в невоенных областях и проходили специальный курс по  военной стратегии, военной тактике и управлению войсками. Их обычно направляли в зарубежные миссии, особенно в НАТО, и из их числа отбирали военных атташе. После неудачного переворота в июле 2016 года президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган снял почти всех старших офицеров, оставив лишь небольшую часть на действительной службе, одновременно резко усиливая процентный состав исламистов и неонационалистов в командном составе. После неудавшегося переворота 15 июля 2016 года из армии  было уволено  больше генералов и адмиралов, чем представленное властями количество потенциальных и реальных путчистов.  Эти кадровые чистки происходили под предлогом уголовного преследования, путем  административных увольнений, досрочных отставок и принудительных отставок. По официальным данным, в  попытке переворота приняли участие 8651 военнослужащий, что соответствует лишь 1,5 % от численного  состава турецкой армии. Из них 1761 — призывники и 1214 — курсанты. Учитывая тот факт, что около 150 генералов и тысячи офицеров затем были судимы по обвинению в участии в перевороте, военные эксперты НАТО находят странным такое расхождение между реальным и официальным количеством уволенных и осужденных.  Уволенные генералы, которые были осуждены и получили длительные тюремные сроки или все еще находятся под судом, обвиняются в предполагаемых связях с религиозным движением Фетхуллаха Гюлена, которое правительство Эрдогана обвиняет в организации попытки переворота. Движение решительно отрицает какую-либо роль в неудавшемся перевороте, и правительство не представило никаких внятных  доказательств соучастия движения в попытке путча. Генри Барки, директор Ближневосточной программы Вашингтонского центра Уилсона, в феврале 2018 года сказал: «Многие генералы, уволенные турецким правительством, были пронатовскими и проамериканскими, и эта чистка означает возможный сдвиг в отношениях Турции и НАТО». В общей сложности 1119 из 1894 штабных офицеров, находившихся на службе на 15 июля 2016 года, были уволены после попытки государственного переворота. Согласно решениям Высшего военного совета в период с 2016 по 2021 год, очень немногие из офицеров, которых правительство Эрдогана повысило до звания генерала, были штабными офицерами. Например, Высший военный совет на этой неделе принял решение о присвоении звания генерала 56 полковникам, из которых только 10 являются штабными офицерами, то есть выпускниками военных академий. Из 37 полковников, ставших в этом году генералами Сухопутных войск ВС Турции, только 6 -штабные офицеры. В то время как 4 из 8 капитанов первого ранга, повышенных в ВМС, являются штабными офицерами, ни один из 11 полковников, повышенных в ВВС, не окончил военную академию. То же самое было и в прошлом году. Из 32 полковников, ставших генералами в Сухопутных войсках, только 5 были штабными офицерами, и только один из 10 — в ВВС. Исключением были ВМС где 6 из 9 капитанов первого ранга, получивших повышение, были выбраны из числа штабных офицеров. Во время повышений, произведенных в 2019 году, только 2 из 23 полковников Сухопутных войск были штабными офицерами. В ВВС ни один из 6 полковников, получивших звание генерала, не был штабным офицером. ВМС снова были исключением, 4 из 7 в пользу штабных офицеров. Их доля  в назначениях 2017 года составила почти половину – 32 на 31. До 2016 года в Сухопутных войсках традиционно можно было повышать в звании до генерала только 2 офицеров, которые не имели статус штабного. Однако в ВВС и ВМС почти каждый офицер, которому присваивалось звание генерала (адмирала), обязательно должен был быть штабным офицером.

Поскольку офицеры, которые не являлись штабными быстро становятся генералами, турецкие военные вскоре столкнутся с новой ситуацией. Согласно кадровому закону Вооруженных сил Турции, генерал-майор должен пройти подготовку в военных академиях, чтобы стать генерал-лейтенантом и, в конечном счете, полным генералом, а это означает, что офицер, не являющийся штабным офицером, не может стать начальником Генерального штаба. Таким образом, турецкие военные могут просто не найти кандидатуру  высшего офицера для продвижения до начальника Генерального штаба в ближайшем будущем, или закон придется изменить. После попытки государственного переворота в 2016 году правительство также изменило процедуру отбора штабных офицеров, которую оно рассматривало как угрозу нового переворота. Во-первых, военные академии были закрыты, а в недавно открывшемся Национальном университете обороны был создан новый факультет под названием Объединенного военного института. Была введена новая экзаменационная система, в рамках которой правительство решает, кто может быть штабным офицером. Офицеры в званиях от первого лейтенанта до подполковника теперь могут сдавать штабной экзамен, который ранее был доступен только старшим офицерам. Кандидаты, имеющие возможность стать штабными офицерами, должны участвовать в дистанционном обучении на первом этапе в Национальном университете обороны. Те, кто сдаст выпускные экзамены, будут приняты на обучение на курс штабных офицеров в два разных сезона.

51.47MB | MySQL:101 | 0,372sec