«Братья-мусульмане» и кризис в Сирии. Часть 3

По информации  сирийского исследователя члена СНК А.аль-Хаджа  «Братья-мусульмане» в октябре 2012 года создали «Ассамблею батальоны мира», куда входили «Армия Абдулфаттаха Абу Гуды», которая сражалась в старых кварталах Халеба. Они также поддерживали и другие вооруженные отряды типа «Щит аш-Шахба», действовавшие в Идлибе, Халебе и Ар-Ракке. Частично «Братья-мусульмане» поддерживали и другие отряды в частности «Батальон веры», действовавший в других районах Сирии, в том числе в пригородах Хамы. Другие эксперты считали, что ряд членов «братства» были причастны к созданию отряда «Муаатаз биллахи» в Дераа в начале 2013 года, часть членов которого до этого находились за границей.

К концу 2012 года лидеры «Братьев-мусульман» стали серьезно задумываться над тем, чтобы возобновить работу организации на территории Сирии, а также над тем, чтобы возобновить работу призыва («ад-даава») к благотворительности и добровольческой деятельности, но уже на новой основе.

Как уже указывалось лидеры «братства», часть его руководящих членов внутри Сирии были разделены на несколько групп и на несколько уровней. Часть членов организации представляли те, кто в 1992 году был выпущен режимом из тюрем под письменные обязательства отказа от занятий политической деятельностью в Сирии. Организация стремилась реорганизовать эту группу лиц за счет обновления миссии организации. Вторую группу представляли старые члены организации, которые так и не были раскрыты сирийскими спецслужбами, действовали в глубоком подполье и поддерживали тайные контакты с членами организации. Третья группа состояла в основном из тех, кто жил за границей. В тоже время не все из вышеперечисленных членов имели равные обязательства перед организацией и одинаковую готовность работать с ней. На деле многие из них ушли в частную жизнь и занимались своими семьями и бизнесом.

С началом революционного движения, его развитием, перерастанием в вооруженную борьбу, переходом части территории под контроль повстанцев, «Братья-мусульмане» приняли новую стратегию возврата в Сирию, с тем, чтобы возродить движение и приспособить его к новым условиям. Так на уровне руководства было создано два отделения одно в   Хаме, другое в Халебе, а также был создан Исполком. В состав Исполкома вошли 22 человека (из них две женщины), большинству из которых было от 40 до 60 лет.

В начале 2013 года «Братья-мусульмане» решили перестроить организацию изнутри. При этом опора была сделана на старых проверенных членов, которые находились в подполье и в качестве метода были избраны секретные операции. Их попросили возобновить членство в организации, и начать деятельность с распространения «призыва». Начинать вести работу было решено среди тех, у кого родственники были убиты или пропали без вести в тюрьмах. На зарубежном уровне было решено активизировать работу среди членов организации, их семей и родственников.

В результате многих удалось вернуть в члены организации, и ее численный состав заметно вырос. В тоже время «Братья-мусульмане» внимательно относились к подбору новых кадров с учетом их взглядов, политической деятельности, отношению к «братству», его внутреннему уставу и правилам работы. В августе 2013 года первое официальное отделение «Братьев-мусульман» было открыто в Халебе в присутствие его руководящих членов.

В период 2013 — начала 2014 годов   движение работало над созданием своей новой политической партии. Новое имя партии «Ваад» акроним, который в переводе с арабского языка означает Родина, Справедливость, Демократия. В августе 2013 года в Стамбуле прошел первый организационный съезд этой партии. Некоторые считали, что «Ваад» должна была быть более либеральной, чем египетская партия «Братьев-мусульман» Партия справедливости и свободы. В состав нового руководства партии вошли некоторые представители левого движения и несколько христиан. Одним из наиболее известных основателей  партии «Ваад» был Мухаммед Хикмат Валид, который считался одним из известных членов организации. Возможно одним из общих представлений о роли «Братьев-мусульман» в Сирии являлся их некий собирательный образ.

Он состоял из их исторического прошлого, современной деятельности в Сирии, представлений сформированных о них в зарубежных СМИ, связей с Катаром и Турцией, их слабыми позициями в вооруженном движении внутри сирийского общества, их ограниченном участие в вооруженном восстании и весьма непростых отношениях с враждующими фракциями и отрядами сирийской политической оппозицией.

После начала военной операции России в Сирии в сентябре 2015 г. задачи организации изменились. Основной заботой «Братьев-мусульман» стало восстановление единства между их внутренними и внешними филиалами. Именно этим  активно занималась организация как внутри, так и за рубежом Сирии путем исламского призыва и другими методами.

Действительно, «Братья-мусульмане» хронически испытывали угрозу внутреннего раскола, с одной стороны, и раскола между внутренним и внешним филиалами, с другой. Это ярко проявилось на примере взаимоотношений двух его филиалов в Хаме и Халебе. Так, руководство в Халебе делало все возможное, чтобы восстановить свою деятельность в городе и расширить присутствие в Исполкоме за счет привлечения туда женщин и молодежи. Однако именно на этом пути «Братья-мусульмане» сталкивались с наибольшими проблемами. Наряду с этим существовала скрытая борьба за власть и несогласие внутри самого руководства филиалов и те трудности которые его руководители испытывали с привлечением в организацию молодежи которая имела за спиной боевой опыт и была хорошо представлена в политической и информационной сфере. Ряд активных молодых членов предпочитали заниматься индивидуальной работой. Поэтому одной из сложнейших проблем движения являлось не только привлечение молодежи, но и ее воспитание.

Несмотря на указанные проблемы, ряд аспектов в работе организации внутри Сирии по-прежнему остаются весьма сильными. Это, прежде всего, касалось их позиций в зарубежных СМИ и способности привлекать за рубежом на свою сторону новых членов. Доказательства этому были получены на примере Туниса, Египта и Ливии. Им удалось быстро завоевать позиции в обществе и укрепиться на низовом уровне в этих странах. Они также смогли успешно перестроиться изнутри. Ряд членов организации, несмотря на то, что они действовали на индивидуальной основе, смогли добиться на указанных направлениях определенного успеха, и продолжают считать себя членами организации. Речь в первую очередь идет о таких видных деятелях организации как М.Р.аш-Шакфа, Зухейр Салим, Мухаммед Тайфур, Али Садреддин аль-Байануни, Иссам аль Аттар, Обадия ан-Нахас, Ахмед Рамадан.

Идеологическая платформа «Братьев-мусульман» была достаточно насыщенной. Во-первых, они стремились к свержению режима Башара Асада и перестройке институтов государства с одновременным усилением их участия в политической жизни и управленческой деятельности в государстве. Они также хотят укрепить свои позиции в сирийском обществе.  Поддерживают вооруженные операции и хотят создать собственные вооруженные подразделения. Стремятся усилить свое политическое влияние как внутри страны, так и за рубежом.

Сирийские «Братья-мусульмане» поддерживали тесные контакты с Турцией и Катаром. Они пользовались поддержкой со стороны этих двух стран в информационном и материальном плане. К тому же они получали поддержку и от других организаций «Братьев-мусульман», действующих по всему миру.

Многие отряды, поддерживаемые или созданные «Братьями-мусульманами» участвовали  в вооруженных операциях Сирийской свободной армии (ССА), а также координировали свою деятельность с другими отрядами в вопросах безопасности и проведения военных операций.

В основе их идеологических и политических установок лежало стремление вернуться в политическую жизнь страны. С момента своего создания в Сирии в 1946 году представители «Братьев-мусульман» активно участвовали в политике, заседали в парламенте и образовывали политические коалиции с другими политическими движениями, в том числе светскими. В связи с этим, за последние несколько лет, «Братья-мусульмане» систематически работали над тем, чтобы усилить демократические аспекты в своей идеологической платформе, что отражалось в их публичных заявлениях и литературе. Одновременно, организация также посылала ободряющие сигналы, меньшинствам Сирии, обещая им свою поддержку и покровительство, уважение их прав. «Братья-мусульмане» открыто говорили об установлении в Сирии демократического режима исламской ориентации, делая упор на мирном характере смены власти, политическом, религиозном и культурном плюрализме. Однако у части общества, особенно среди конфессиональных меньшинств сохранялись сомнения в отношении искренности «Братьев-мусульман» в случае их прихода к власти в Сирии.

51.5MB | MySQL:101 | 0,267sec