Подходы Германии к оценке ситуации в Тунисе

В конце июля президент Туниса Каис Саид отправил в отставку премьер-министра и на месяц приостановил работу парламента после того, как по стране прокатились массовые протесты. Сейчас государство находится на промежуточном рубеже этого 30-дневного срока. Пока международные партнеры Туниса и эксперты гадают, каким будет дальнейшее развитие событий, ФРГ старательно обходит упоминания о тунисской ситуации. Свою официальную позицию по проблеме федеральное внешнеполитическое ведомство к настоящему моменту обозначило в комментарии пресс-секретаря МИД, который сразу после июльских событий  подчеркнул необходимость «быстро восстановить конституционный строй» и нормальную работу парламента для сохранения достижений революции 10-летней давности.

Обозреватели германских СМИ подчеркивают, что министерство избегает термина «переворот». Также стоит обратить внимание на то, что по указанной проблематике не высказался министр иностранных дел Х.Маас, ввиду предвыборной гонки в Германии активно проявляющий себя на различных направлениях. По некоторым данным, консультации с Тунисом от лица ФРГ ведет посол П.Прюгель, однако, об их ходе в открытых источниках информация отсутствует. Также можно предположить, что осложняет использование данного канала коммуникации то, что президент Туниса активно взялся и за чистку в МИД, уволив, к примеру, посла страны в США.

Заметно более активны по указанной проблематике в публичной сфере представители старшей коалиционной партии ХДС/ХСС. Так, в своем недавнем выступлении представитель парламентской группы по внешней политике Ю.Хардт отметил «Тунис – единственная демократия в арабском мире. Вот почему парламентская группа ХДС/ХСС в Бундестаге обеспокоена тем, что Тунис находится под угрозой возврата к авторитарному режиму. Этому должно помешать возвращение Туниса к конституционному порядку. Это включает в себя признание прав Парламента и предоставление его членам возможности свободно исполнять свои обязанности». Помимо этого, политик сообщил, что страна «имеет решающее значение для демократического процесса в арабском мире», поскольку была «отправной точной т.н. “арабской весны”». Наконец, по его словам, без стабилизации Туниса не может быть обеспечена безопасность в Средиземноморском регионе.

Другой представитель блока ХДС/ХСС Р.Кизеветтер, являющийся традиционным участником крупных международных форумов, включая Мюнхенскую конференцию по безопасности, сосредоточился на том, как ситуация в стране может повлиять на отношения между Тунисом и Германией. По мнению политика, федеральное правительство должно «дать понять, что прогресс в процессе демократизации формирует основу для всестороннего сотрудничества и что отказ от данного пути на этом решающем этапе тунисских преобразований будет иметь последствия». Помимо этого Р.Кизеветтер говорит о важности оказания «адресной технической и финансовой поддержки», которая может стимулировать Тунис продолжить реформы, а также отмечает необходимость консолидации усилий внутри ЕС для реагирования на ситуацию в стране.

В целом же сдержанная позиция Германии относительно происходящего в Тунисе может объясняться несколькими группами причин. Во-первых, до июльских событий Берлин старательно формировал представление о Тунисе как об оплоте демократии в регионе. 25 июля, то есть ровно за месяц до судьбоносных шагов  президента Каиса Саида, глава внешнеполитического ведомства ФРГ Х.Маас и его тунисский контрпартнер О.Джеранди подписали декларацию о намерениях относительно сотрудничества сторон в рамках т.н. партнерства Ta’ziz во имя демократии. Данный проект представляет собой объединенную и унифицированную инициативу, основанную на программах «Трансформационное партнерство с арабским миром» и «Научное партнерство в странах с переходной экономикой Северной Африки / Ближнего Востока», запущенных МИД Германии в 2012 г. для поддержки государств после «арабской весны». Согласно июньским договоренностям было определено 7 приоритетных областей сотрудничества Германии и Туниса, среди которых поддержка независимых СМИ, судебной власти и верховенства закона, развитие гражданского общества. В дополнение к этому необходимо отметить, что Ta’ziz используется ФРГ как инструмент сближения еще с Ливаном, Ираком и Суданом. Соответственно, любые неудачи на тунисском треке неизбежно отразятся на партнерстве с тремя другими государствами.

Во-вторых, своего рода противоположностью процессов демократизации в регионе для Германии является Египет, а потому федеральное правительство пытается избегать формирования любых аналогий между египетским режимом и мерами, которые предпринял Каис Саид, поскольку это также бросит тень на стратегию федеральной республики в Северной Африке и Ближнем Востоке. В-третьих, признание тунисских событий «переворотом» и открытое осуждение страны за отказ от демократизации и нарушения прав и свобод осложнит экспорт вооружений, критика которого и без того звучит со стороны неправительственных организаций.  Несмотря на то, что Тунис не входит в список главных региональных импортеров вооружения и военной техники из ФРГ, ввиду существующих в отношении других стран ограничений, необходимость сдерживания контактов еще и с этим государством усилит негативные тенденции в ВПК Германии.

Наконец, тунисский кризис напрямую связан с европейским миграционным. Еще в мае текущего года Х.Маас пообещал дополнительную поддержку Италии, которая стала фиксировать увеличение притока нелегальных мигрантов из Африки на остров Лампедуза. События в Тунисе неизбежно приведут к новому потоку беженцев, что, в свою очередь, потребует от Берлина предоставить Риму обещанную помощь уже на текущем этапе, а также побудить партнеров внутри ЕС оказать аналогичное содействие, в том числе через программы квотированного распределения мигрантов. Все это рискует повлиять на расклад сил внутри ФРГ перед выборами, добавляя политических очков оппозиции, а также усилить напряженность между группами стран внутри ЕС.

52.79MB | MySQL:104 | 0,413sec