Реакция Турции на события в Афганистане. Часть 1

Обстановка в Афганистане разворачивается стремительно. 15 августа боевики «Талибана» объявили о полном контроле над Афганистаном, включая взятие столицы – Кабула, а президент покинул страну.

Ранее на страницах ИБВ мы писали уже о турецкой позиции по Афганистану. В частности, о турецком намерении обеспечивать безопасность и функционирование Кабульского аэропорта, разумеется, при соблюдении выдвинутых турецким руководством условий, мы писали ранее на страницах сайта Института Ближнего Востока (в частности, см. ссылку: http://www.iimes.ru/?p=78637).

Однако, ситуация становится для Турции далеко не только возможностью, но и немалой угрозой. В частности, Турция уже успела обвинить Исламскую Республику Иран и её руководство в том, что они беспрепятственно пропускают нарастающий поток афганских беженцев через свою территорию, в результате чего те попадают на территорию Турции.

В частности, как накануне сообщило Управление по делам миграции турецкому информационному агентству «Анадолу», за 7 месяцев текущего года Турция выслала из страны 37 072 нелегальных беженцев, включая: 12 893 афганцев, 5840 пакистанцев, 18 339 лиц прочих национальностей.

При том, что по данным 2020 года Агентства ООН по делам беженцев в Турции находится около 116,4 афганских беженцев со статусом под «международной защитой» (ссылка на источник информации: https://www.haberler.com/turkiye-de-kac-afgan-var-ulkemizde-kac-afgan-14323773-haberi/). Более того, по данным Управления по делам миграции, в потоке нелегальных беженцев, проникающих на территорию Турции, на первом месте – именно афганцы.

Согласно опубликованным изданием Independent Türkiye данным, в 2017 году турецкими правоохранительными органами было задержано 45,29 тыс. нелегалов, в 2018 г. – 100,841 тыс., в 2019 году – 201,437 тыс., в 2020 г. – 50,161 тыс., в 2021 г. – 25,643 тыс. (это, к слову сказать, дает представление, если сравнивать цифры выше по высылке афганцев, что процесс высылки идет пусть и параллельно, но не так чтобы моментально и «один в один» — И.С.). Тем не менее, как указывается турецкими авторами, между сирийцами и афганцами есть существенная разница – большинство сирийцев планируют остаться в Турции и видит для себя страну в качестве «конечной станции», а вот афганцы, все же, стремятся в Европу.

В общей сложности, согласно публикации Kırım Haber Ajansı в Турции проживает 5,5 млн беженцев из 196 стран, из которых 3,6 млн сирийцев (ссылка на публикацию: https://qha.com.tr/haberler/politika/goc-ve-uyum-konulu-toplantida-turkiye-deki-goc-olgusu-anlatildi/310229/).

На самом деле, Турция долгие годы позиционирует себя как «мост» и «перекресток» между Востоком и Западом, говоря о том, что «география – это судьба». Но не стоит забывать, что «судьба» заключается не только в тех преимуществах, которое дает подобное географическое положение. Судьба также заключается и в тех потенциальных рисках и угрозах, которые возникают в том случае, когда регион переживает потрясения и «снимается с насиженных мест».

Так что, стоит ли удивляться тому, что количество и состав «пассажиров» на «станции» Турция отражают процессы, происходящие в регионе? Сейчас в «тренде» — Афганистан. Ну, а в Турцию уже направился (пока ещё не хлынул) поток афганских беженцев, ищущих лучшей жизни в Европе или в самой Турции. Этот поток угрожает возникновением в Турции очередного миграционного кризиса. Говорим «очередного», имея в виду то, что в одном миграционном кризисе – сирийском, Турция уже, де-факто, живет с 2011 года.

После того, как в Турцию переселилось 4 млн сирийских беженцев в стране прибавился ещё один серьезный межнациональный вопрос, в дополнение к уже существующему курдскому. О нем не принято говорить внутри страны в контексте межнациональных проблем, которые возникают (скорее говорится о том, что денег на финансирование беженце не хватает – И.С.), но о себе он заявляет. Вот лишь один из небольших примеров того, что, в этом смысле, в Турции происходит.

11 августа в столице страны, в Анкаре, в районе Алтындаг, после спора и потасовки, сирийскими беженцами был убит молодой человек Эмирхан Ялчин. После чего последовали погромы (ссылка на кадры погромов: https://youtu.be/fjxNBABAgbA) мест компактного проживания и работы сирийцев в Анкаре. При этом, надо понимать, что это – далеко не единственный случай. Речь просто идет об инциденте, который стал достоянием общественности. А сколько такого рода проблем возникает, допустим, не переходящих в столкновения, но разного рода трений, как выросла преступность – от уличной до организованной и проч., все это вопросы ответы, на которые не афишируются турецкими властями. Впрочем, по вполне понятным причинам – турецкое общество, как показали даже те же погромы в Анкаре, является достаточно взрывным «от любой искры», чтобы воспламениться в случае, если увидит в качестве жертвы граждан Турции.

Опять же, надо понимать, что афганцы – это даже далеко не сирийцы. Первые на фоне вторых предстают куда как более серьезной потенциальной проблемой для страны. Именно поэтому в эти дни – столько разговоров в турецких СМИ о ситуации в Афганистане и об афганских беженцах. А равно, как и о той позиции, которую следует занять Турции по отношению к разворачивающимся событиям.

Обратимся в этой связи, в частности, к публикации одного из ведущих политологов страны, генерального координатора Фонда политических экономических и социальных исследований Турции (SETAV) Бурханеттина Дурана. Который 16 августа с.г. опубликовал в ведущем турецком англоязычном издании страны, газете Daily Sabah, рассчитанном на зарубежную читающую публикую, включая политиков и дипломатов, свою статью под заголовком: «Что означает для Турции афганский кризис?».

Обратимся к основным идеям, изложенным в статье:

Как отмечается турецким аналитиком, «Талибан» продвинулся к Кабулу быстрее, чем ожидалось. К воскресенью, 15 августа, группировка взяла под контроль президентский дворец в Кабуле.

Напоминая хронологию событий последних дней, Бурханеттин Дуран ссылается на высказывание президента Афганистана Ашрафа Гани, где тот заявил, что ««Талибан» победил, поскольку боевики вошли в Кабул». Сам же А. Гани исчез, когда группировка (которую автор именует «повстанцами» — И.С.) приблизилась к столице, «прежде чем, в конечном итоге, войти в город и захватить президентский дворец, обеспечив общенациональную военную победу всего за 10 дней».

Как отмечается автором, «Администрация президента Джо Байдена подготовила почву для прогресса движения «Талибан»», которое уже привело к перемещению сотен тысяч людей. Тем не менее, еще в 2011 году бывший президент Барак Обама первоначально сигнализировал о намерении Вашингтона отступить, заявив, что «Талибан не является его врагом». В конце концов, как напоминается турецким автором, Байден реализовал план ухода из Афганистана, с которым затягивал его предшественник Дональд Трамп. Причем, «серьезнейшей ошибкой» Бурханеттин Дуран называет «отступление», без начала политического переходного процесса на переговорах в Дохе между правительством Афганистана и талибами.

Как отмечается турецким автором, «Эта ошибка будет предметом многих книг в США. Американские ученые теперь могут рассказать историю своей страны, которая потерпела неудачу в своих попытках «восстановить» и «демократизировать» Ирак и Афганистан. Администрация Байдена, в свою очередь, может сконцентрироваться на виртуальном «саммите за демократию», который состоится в декабре».

При этом, как пишется автором. Ситуация — намного хуже для стран, на которые может повлиять афганский кризис. В числе этих стран турецким автором указываются Туркменистан, Узбекистан, Таджикистан, Россия, Китай, Индия, Пакистан, Иран и, наконец, сама Турция.

Как отмечается турецким автором, вопросы, требующие внимания, включают конкуренцию между Россией и Китаем, а также Индией и Пакистаном, безопасность маршрута «Один пояс, один путь», статус уйгуров, будущие волны беженцев, новое состояние незаконного оборота наркотиков, а также прямые и косвенные проблемы безопасности, которые талибы создадут для Центральной Азии. Мы видим довольно исчерпывающий список проблем и вопросов, которые будут порождены нынешней ситуацией в Афганистане. При этом, разумеется, автором используется термин «вакуум силы» в контексте тех событий, которые повлек за собой стремительный выход США из региона.

Кандидатом на заполнение этого вакуума силы называется Россия: «Чтобы заполнить этот вакуум, Россия продвигает военное сотрудничество с Таджикистаном и Узбекистаном». Про Индию: «Индия обеспокоена растущей мощью Пакистана». Про Китай: «(Китай) обеспокоен любым воздействием на уйгуров».

Достаточно любопытным является выпадение из списка пострадавших стран Ирана. Скорее он, на взгляд турецкого эксперта, может стать выгодоприобретателем нынешней ситуации. Цитируем: «Иран, в свою очередь, стремится извлечь выгоду из хаоса».

Что же до Турции и управления ей Кабульским аэропортом, то вот, что пишется автором: «По мере углубления нового кризиса в Афганистане, Турция сталкивается с критикой за (планируемый – И.С.) контроль над Кабульским международным аэропортом имени Хамида Карзая. Анкара, которая выдвигает определенные условия, получает призывы к выводу из страны от определенных заинтересованных сторон, которые ставят под вопрос, совместима ли некомбатальная роль Турции с ее национальными интересами?».

С другой стороны, как отмечается турецким автором, президент Реджеп Тайип Эрдоган, в свою очередь, настаивает на участии в «уравнении» в Афганистане, предлагая при необходимости «поговорить» с представителями «Талибана».

С другой стороны, автор призывает не забывать о том, что у Турции нет (и не будет) достаточных военных обязательств, чтобы участвовать в потенциальной гражданской войне в Афганистане. Цитируем: «Турки, которые поддерживают теплые отношения со всеми сторонами, включая «Талибан», не намерены вступать в боевые действия».

То есть, можно сказать, что турецкая сторона обозначила себе определенные приемлемые рамки в Кабуле и намерена исходить из них. В первую очередь, как отмечается турецким автором, «Турция хочет внести дипломатический вклад в предотвращение гражданской войны после ухода США. С точки зрения Анкары, такая позиция является отражением исторических связей между турками и афганцами».

Как напоминает Бурханеттин Дуран, с тех пор, как «Талибан» захватил страну, в нарушение переговоров в Дохе, Афганистан кажется изолированным от остального мира. Европейский союз уже пообещал сократить финансовую помощь в этих обстоятельствах.

В свою очередь, по словам Бурханеттина Дурана, Анкара намерена создать необходимые условия для того, чтобы ее небоевые войска могли контролировать аэропорт Кабула в обоих случаях. Турция при этом утверждает, что финансовая и материально-техническая поддержка являются ключом к выполнению этой миссии. В то же время, продолжаются попытки убедить талибов. В этом отношении «Турция хочет стать надежным посредником и стабилизирующей силой».

Как отмечается Бурханеттином Дураном, это правда, что «США перепозиционировали себя на Ближнем Востоке, отступив из Афганистана. Расстановка сил в Центральной Азии тоже претерпевает определенные изменения».

Ну, а «если Турция стремится играть активную роль в политике Центральной Азии, то она должна быть частью равновесия в Афганистане. Более того, турки уже знают о преимуществах активной роли в такие времена».

И далее:

«Страна работает в Ираке, Сирии, Ливии, Нагорном Карабахе и Афганистане. Турция не может взять на себя ответственность за ситуацию в Афганистане, но и не может убежать от кризиса. Учитывая, что афганские беженцы уже в пути, наиболее разумный курс действий — сыграть свою роль в управлении надвигающимся кризисом».

Итак, как мы можем видеть, первая реплика одного из ведущих политологов страны Бурханеттина Дурана призывает Турцию не останавливаться и не воздерживаться от своих планов даже на фоне того, что «Талибан» (который признается террористической организацией практически во всем мире – прим.) уже установил контроль над целой (!) страной.

Впрочем, как сообщило 17 августа с.г. турецкое издание Daily Sabah, источники в силовых структурах, беседовавшие с ним, на условиях анонимности, поздно вечером 16 августа, отрицали, что Турция отказалась от своих планов по установлению контроля над Кабульским международным аэропортом имени Хамида Карзая. Представителям издания было заявлено, что пока такого решения не принято.

С другой стороны, ранее в тот же день 16 августа, Reuters и Bloomberg сообщили, что Турция отказалась от планов по установлению контроля над кабульским аэропортом, поскольку талибы взяли под контроль Афганистан и сформировано переходное правительство.

«На данный момент в аэропорту Кабула царит полный хаос. Порядок полностью нарушен», — сказал Reuters один из источников на условиях анонимности. «На данном этапе процесс взятия под контроль аэропорта турецкими солдатами был автоматически прекращен», — добавил этот человек. «Однако в случае, если талибы обратятся за технической поддержкой, Турция может обеспечить безопасность и техническую поддержку в аэропорту».

Впрочем, флагман турецких авиаперевозчиков, Turkish Airlines (THY) отменили все свои регулярные рейсы в Афганистан с понедельника 16 августа и начали эвакуационные рейсы из столицы страны Кабула на фоне продолжающегося хаоса после захвата власти талибами.

В частности, борт Turkish Airlines, который приземлился в Кабуле рано утром 16 августа после отправки для эвакуации граждан Турции, приземлился в Стамбуле тем же днем. Самолет с более чем 320 пассажирами прибыл в аэропорт Стамбула около 16:45.

Посольство Турции 15 августа с.г. было переведено в международный аэропорт Кабула имени Хамида Карзая по соображениям безопасности. Министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу заверил турецких граждан, оказавшихся в афганской столице, что Посольство работает над обеспечением их безопасности и продолжит свою деятельность. Турецкий МИД призвал в воскресенье всех граждан Турции, желающих уехать, «немедленно связаться» с посольством.

Итак, если подводить промежуточную черту под сказанным в этой части публикации, то мы видим, что ситуация развивается быстрее, чем того ожидала Турция.

При этом, первые действия Турции указывают на то, что она готовится к тому, чтобы действовать в широком диапазоне возможных сценариев – от полной эвакуации своих граждан из Афганистана, до продолжения контактов с талибами, по крайней мере, в рамках поддержания торгово-экономических отношений. Талибы уже не раз заявили о том, что они ожидают полного вывода турецких военнослужащих из страны. Последний срок, который был дан талибами Турции – 1 сентября с.г.

На этом фоне, законные вопросы возникают в отношении того, что случится с турецким планом по контролю над Кабульским аэропортом? – Этот план был хорош ровно до того времени, когда были надежды на то, что действующая власть сохранит свое присутствие в стране и между ней и талибами, при международном посредничестве будет диалог. Пример такого образа действий Турция продемонстрировала в рамках закрепления на Африканском роге в Сомали.

55.6MB | MySQL:108 | 0,702sec