К вопросу об охране Турцией Кабульского аэропорта. Часть 1

Турецкое руководство продолжает проводить всестороннюю проработку вопроса охраны силами Турции аэропорта в Кабуле после того, когда из страны уйдут американцы.

Вопрос представляется далеко не простым с учетом тех заявлений, которые по данному поводу, в последнее время – регулярно, делают представители движения «Талибан».

Эти заявления, очевидно, вступают в противоречие с замыслом турецкого руководства о том, что, исходя из фактора общей веры, представители движения «Талибан» не будут рассматривать турецкое присутствие в качестве «интервенции» и атаковать турецких военнослужащих, несущих охрану столичного аэропорта Афганистана и, соответственно, обеспечивающих, своим вкладом, то, что между страной и внешним миром сохраняется логистическая связь.

Накануне официальный представитель талибов Забиулла Муджахид в своем интервью для турецкого телеканала, вещающего на арабском языке TRT Arabi, сделал ряд важных заявлений, включая и те, что, разумеется, касаются Турции и её инициативы.

В частности, представитель «Талибана» заявил, что его движение обратилось к мусульманским странам с просьбой поддержать политическое решение, которое положит конец войне в Афганистане, добавив, в частности, что группировка желает поддерживать хорошие отношения с Турцией.

При этом, Забиулла Муджахид отметил, что решение текущей проблемы в Афганистане — это «инклюзивное» исламское правительство, и сказал, что движение хочет работать с другими странами, чтобы «восстановить мир и безопасность и начать процесс восстановления».

Цитируем слова представителя движения, касающиеся непосредственно Турции:

«Мы хотим хороших отношений с Турцией, Турция — наш брат, у нас много общего, основанного на вере. Мы хотим, чтобы Турция оставила прошлое и вернулась в настоящее и будущее. После этого мы можем попросить о диалоге».

Касательно афганской мирной конференции, которая, как ожидается, состоится в Стамбуле, представитель движения указал, что талибы оценили все возможности для установления мира в Афганистане и регионе. Изначально, мирная конференция была запланирована на конец апреля, но, в дальнейшем, она была отложена.

Забиулла Муджахид отметил, что обеспечение безопасности кабульского аэропорта, дипломатических представительств и посольств является обязанностью афганцев и что талибы будут рассматривать любой другой шаг как вмешательство во внутренние дела страны. Иными словами, разумеется, «вторжением» в глазах талибов будет и турецкое участие в эксплуатации аэропорта в Кабуле и вера, в данном вопросе, будет далеко не первична. Хотя, как мы можем заметить, представитель движения и отметил единство веры между талибами и турками.

Также Муджахид добавил, что талибы приветствуют возобновление диалога между Кабулом и его движением в ​​Катаре и надеются, что переговоры принесут хорошие результаты.

Стоит напомнить, что последний раунд межафганских переговоров не привел к прорыву: афганское правительство и талибы 18 июля, в совместном заявлении, пообещали продолжить и ускорить мирные переговоры на высоком уровне в Дохе.

Как отмечается турецкой прессой, ситуация в Афганистане приобрела важность в последние недели после того, как президент США Джо Байден объявил, что все американские силы будут выведены из этой раздираемой войной страны к 11 сентября нынешнего года, а союзники по НАТО последуют его примеру. Интенсивные бои между афганскими силами и талибами продолжаются на фоне вывода иностранных войск.

Со своей стороны, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, в очередной раз, заявил 20 июля, что Турция рассматривает возможность эксплуатации аэропорта Кабула и что Анкара готова обсудить мирный процесс с талибами, добавив, что группировка должна прекратить оккупацию (занимаемых ими территорий – И.С.).

На американо-турецком треке: переговоры между США и Турцией об обеспечении безопасности аэропорта после ухода США продолжаются. Ключевыми в этом смысле, стали переговоры между Р.Т.Эрдоганом и Д.Байдена на недавнем саммите лидеров НАТО в Брюсселе.

Стоит напомнить, что Анкара, в течение шести лет, проводила военные и логистические операции в кабульском аэропорту в рамках миссии «Решительная поддержка» под руководством НАТО. Впрочем, как подчеркивается турецкой стороной, силы Турции в Афганистане не участвовали в боевых действиях, что, разумеется, на взгляд турок должно продемонстрировать афганцам, вообще, и движению «Талибан», в частности, что Турция не является «врагом Афганистана и афганского народа» и что её стоит рассматривать совершенно иначе, чем, допустим, советский и американский воинский контингенты.

Однако, заявления «Талибана», которые прозвучали уже не раз, указывают на то, что фактор общей религии («в «своих» стрелять не будут, а будут договариваться»), а также тот факт, что Турция, будучи частью миротворческого контингента, не участвовала в боевых действиях, вопреки ожиданиям турецких идеологов внешнеполитического курса, с талибами, при первом «подходе к весу», не срабатывает.

Теперь перед Турцией – очевидная дилемма:

  1. С одной стороны, охрана силами Турции аэропорта в Кабуле – это повышение статуса Турции в НАТО, вклад в положительную повестку дня с США, а также рост турецкого влияния на Центральную Азию. То есть, речь идет о «хорошем заходе» в регион, когда Турция становится одним из гаранторов безопасности не просто отдельно взятого инфраструктурного объекта в Афганистане, пусть и одного из ключевых, но и безопасности «подбрюшья» центральноазиатских государств. А от такого трамплина можно продолжать и разговоры вокруг статуса Тюркского совета, в военно-политическом аспекте. При этом также — налицо попытка перезагрузки Турцией своих отношений с Западом, которые переживают далеко не лучшие времена, и Афганистан способен становиться противовесом в отношениях между Турцией и США.
  2. С другой стороны, охрана силами Турции аэропорта в Кабуле – это втягивание Турции ещё в одну войну – на фоне активных боевых действий в Сирии, в Ливии и в Ираке. Причем «пряники» из п.1 могут выглядеть «в текущем моменте» абстрактными и трудноизмеримыми, а вот предстоящие потери Турции, которые выглядят неизбежными при изложенной выше позиции талибов, в случае её неизменности, таковыми не назовешь. А отсюда возникает вопрос: нужна ли Турции ещё одна война, в нынешней ситуации с экономикой и внутренней политикой?

Турецкая лира за последние 3 года ослабла, по отношению к мировым резервным валютам, приблизительно вдвое, как никогда, в период правления Партии справедливости и развития, скакнул уровень инфляции. В Турции, очевидно, нарушен экономический договор между властью и населением, внутриполитическая площадка страны – фрагментирована, а через два года в стране – всеобщие президентские и парламентские выборы. К которым турецкая власть подходит с большими проблемами и непредсказуемыми результатами.

Опять же, возникает вопрос: может ли Турция, даже при соблюдении её требований (см. ниже – И.С.) перехватить этот вопрос у США, не получив ещё одного острого противостояния? Турецкая попытка напоминает кадры из фильмов про ограбления, где ценный экспонат, лежащий на датчике, похитители заменяли быстрой установкой на его место мешка с песком того же самого веса в надежде на то, что датчик подмены «не почувствует» и «не сработает». Почувствуют ли в Афганистане того, что «произошла подмена»? – Представляется, что вопрос – очевиден. Талибы уже почувствовали подмену.

Теперь обратимся к самым свежим заявлениям турецкой стороны, которые отражают её взгляд на данную дилемму. Понятно, при этом, что турки захотят, выражаясь фигурально, обеспечить «хеджирование своих рисков», причем рисков немалых, которые показали себя уже «в полный рост» в виде заявлений официальных представителей движения «Талибан».

Наиболее свежие высказывания касательно турецкого участия в афганском процессе прозвучали со стороны президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, который 20 июля с.г. прибыл на Северный Кипр для отмечания праздника Курбан-байрам и после молитвы он выступил с некоторыми заявлениями.

Выступая на выходе из мечети Хала Султан в Никосии, президент Р.Т.Эрдоган заявил, что безопасность афганского аэропорта Кабула «никогда не обеспечивалась без каких-либо проблем» и что у Анкары, которая возьмет на себя задачу в этом отношении, будут решения. Надо понимать, что президент Р.Т.Эрдоган под «решениями» подразумевает какие-то отличные подходы от практик прошлого. Из заявлений турецкой стороны, можно сделать вывод о том, что турки хотят предложить «мусульманское решение» для «мусульманской страны», что должно выигрышно отличать это решение от решений прошлого афганских проблем со стороны «не единоверцев» (впрочем, реакцию талибов на это решение см. выше).

Заявив, что турецкая сторона обсудит процесс по Афганистану с талибами, «которые испытывают некоторый дискомфорт», президент Р.Т.Эрдоган сказал: «Как Турция, мы рассматриваем возможность управления эксплуатацией кабульского аэропорта, если наши условия будут выполнены».

На самом деле, здесь стоит напомнить, что и раньше от турецкой стороны уже звучала мысль о том, что турецкое участие не будет безусловным, даже если считать, что в пользу Турции будет производиться регулярная (по-видимому, ежегодная финансовая компенсация –И.С.). Об этом заявлял президент Р.Т.Эрдоган на Саммите НАТО в Брюсселе, где состоялась его первая очная встреча с президентом США Джо Байденом.

Правда, тогда президент Р.Т.Эрдоган высказывал свою мысль достаточно в общем виде, говоря о том, что со стороны США / НАТО Турции «должна быть оказана поддержка». В свои «партнёры» по эксплуатации Кабульского аэропорта Турция тогда предложила взять Пакистан и Венгрию. Хотя понятно, что тот же Пакистан в состоянии обеспечить контроль лишь над частью движения «Талибан». А по другой части имеет смысл говорить с Ираном (о нынешних контактах Турции с Ираном мы поговорим чуть позже – И.С.). Что же до Венгрии, то её появление в списке озвученных Турцией стран смотрится достаточно причудливо, но, по всей видимости, у венгров будет своя мотивация в данном вопросе. В том случае, если они согласятся, разумеется, на предложенную Турцией модель.

Отдельным вопросом представляет то, почему Турция «тянет» везде за собой Венгрию – будь то Тюркский совет (где Венгрия – страна-наблюдатель и одна из офисов организации – И.С.), или же эксплуатация аэропорта в Афганистане. Тут, помимо личных отношений между руководителями двух стран, присутствует и желание Турции сделать Тюркский совет не просто организацией азиатской или, несколько условно, евразийской, но и европейской. И Будапешт для этого является отличным решением, которое придает Тюркскому совету возможность «замахнуться» уже и на расширение в сторону Европы.

Заявив, что США хотят, чтобы Турция обеспечила бы продолжение функционирования аэропорта в Кабуле, президент Р.Т.Эрдоган перечислил условия для этого следующим образом:

«В вопросе дипломатии, Америка займет место на нашей стороне. Во-вторых, в вопросе логистики, она мобилизует имеющиеся у неё возможности. Каковы бы ни были её возможности, в логистической сфере, она предоставит их Турции. И следующее, конечно, здесь, в ходе этого процесса, будут очень серьезные проблемы, как в финансовой части, так и в административной части. В этом вопросе, она (Америка – И.С.) окажет Турции необходимую поддержку. Если это будет обеспечено, то мы, как Турция, рассматриваем для себя возможности осуществлять в этом процессе эксплуатацию аэропорта в Кабуле».

Что же до контактов с талибами, что может представляться, после их очередных заявлений, самой серьезной проблемой для участия Турции в эксплуатации Кабульского аэропорта, то здесь турецкий лидер настроен достаточно оптимистично и выражает мнение, что Турции удастся с талибами договориться.

Итак, буквально президент Р.Т.Эрдоган заявил следующее: «Как «Талибан» провел некоторые переговоры с Соединенными Штатами, он должен чувствовать себя более комфортно с Турцией, потому что у Турции с ними, в вопросе веры, нет никаких противоречий. Поскольку нет противоречий, я допускаю (!), что мы по этим вопросам сможем и лучше встретиться, и лучше договориться».

Итак, какие выводы можно сделать из заявлений турецкого лидера?

Прежде всего, турки формируют список тех требований, которые они представят в обмен на то, что будут обеспечивать эксплуатацию аэропорта в Кабуле.

Заметим, что начинает здесь президент Р.Т.Эрдоган с вопроса о том, что США обеспечат Турции полную дипломатическую поддержку.

Проще говоря, как считают турки, даже выведя свои войска из Афганистана, американская сторона не выходит ни из страны, ни из процесса диалога с теми же талибами. При этом, неважно, что живую силу предоставит Турция. За её спиной, по мнению Турции, должна находиться американская дипломатия, со всеми возможными рычагами контроля над ситуацией – «от кнутов до пряников».

Более того, подчеркнем ещё раз, Турция, тем самым, добивается для себя тех условий, которых она не смогла добиться в той же Сирии. Американцы, как известно, на земле предпочли работать не с турками, а с курдскими Силами народной самообороны.

О чем, собственно, идет речь? – О том, что Турция предоставляет свою живую силу для реализации поставленной задачи. Если рассматривать её узко, то речь идет об эксплуатации аэропорта в Кабуле. Однако, географическое положение этой страны таково, что предопределяет её особое значение в регионе. А, следовательно, через Афганистан осуществляется проекция интересов соответствующей страны на регион в целом, в том числе, на Центральную Азию.

Надо понимать, что именно с прицелом на Центральную Азию Турция выказывает свою готовность идти на не слишком благодарную миссию в Афганистане. И заручившись дипломатической поддержкой со стороны США по аэропорту Кабула, Турция считает, что она может рассчитывать и на поддержку в своей Центрально-Азиатской политике. А последняя, и так, строится на утверждении о том, что Турция «балансирует» Россию в Центральной Азии, чтобы воспрепятствовать попыткам её возвращения в регион. Так что, вопрос далеко выходит за рамки отдельно взятого Афганистана.

Касательно логистической поддержки, Турция требует для себя полной поддержки со стороны США, каковы бы ни были возможности американской стороны. Трактовать это требование турецкой стороны, иначе как полное «раскрытие информации» со стороны американских спецслужб не получается. То есть, опять же, речь идет о том, что США будет делиться со своим союзником по НАТО и, в качестве, интересанта процесса той информацией, которой они располагают. Опять же, при этом Турция заметным образом укрепляет свои позиции в регионе, за счет новых получаемых в её распоряжение возможностей.

Третья сторона, о которой говорит президент Р.Т.Эрдоган – это финансы и администрирование процесса. И здесь также Турция требует для себя «особых условий», которые покроют все сумму возникающих у неё издержек. Опыт последних лет четко показал турецкой стороне, что договариваться надо «на берегу» и лишь потом «вписываться» в какие-то вопросы. Как произошло, в частности, с теми же сирийскими беженцами на турецкой территории.

51.58MB | MySQL:101 | 0,304sec