Ситуация в Алжире: июнь 2021 г.

Главным событием месяца в Алжире стали парламентские выборы 12 июня. Они были призваны придать новую законность режиму, хотя изначально было известно, что их будет бойкотировать часть оппозиции. Эти выборы должны были состояться в 2022 г. Однако власти и военные ускорили их проведение с тем, чтобы парировать вернувшееся на улицы начиная с конца февраля протестное движение «Хирак». Это были первые парламентские выборы, проводившиеся с начала мирного протестного движения, родившегося 22 февраля 2019 г. В нем приняли участие те, кто отверг попытку президента Абдельазиза Бутефлики баллотироваться на 5-й срок. Два месяца спустя протестное движение привело к его отставке после 20 лет правления.

Парламентским выборам предшествовали президентские выборы в 2019г. и референдум по конституции в 2020 г., для которых стали характерными рекордно низкие показатели участия алжирцев. На 407 мест в Национальной народной ассамблее претендовали свыше 13000 человек, из них свыше половины позиционировали себя как «независимые». Свой выбор могли сделать около 24 млн алжирцев, располагавших соответствующим правом.

Если движение «Хирак», левая оппозиция в лице, в частности, Фронта социалистических сил (ФСС) и светское Объединение за культуру и демократию (ОКД) отказались от участия в выборах, близкое к «Братьям-мусульманам» исламистское Движение общества мира (ДОМ) и другие однотипные организации заявили, что будут в них участвовать с тем, чтобы «способствовать разрыву с желаемыми (властями) изменениями». Одно это вызвало подозрения в том, что ДОМ так или иначе пытался повторить то, что сделал ныне запрещенный Исламский фронт спасения в 1991 г.

Более того, глава ДОМ Абдерраззак Макри заявил о «готовности возглавить (исполнительную) власть» в случае победы на выборах. И такая победа могла быть реальностью, поскольку традиционные правящие партии – Фронт национального освобождения (ФНО) и Национальное демократическое объединение (НДО) – во многом «потеряли лицо» после многих лет сотрудничества с А.Бутефликой. Именно поэтому некоторые аналитики предсказывали, что по итогам выборов относительное большинство в ННА могут получить исламисты.

4 июня, в очередную протестную пятницу, власти не допустили шествий в Алжире, однако они прошли в основных городах Кабилии. Согласно интерпретации властей, они ответили на основные требования протестного движения «Хирак» «в рекордные сроки». Они же стали называть активистов движения «Хирак» «контрреволюционной магмой», находящейся на содержании враждебных Алжиру «иностранных сторон».

По сути власти стали к тому времени гражданским фасадом военной иерархии. В предшествовавшие месяцы, воспользовавшись ограничительными мерами, связанными с коронавирусом, они попытались задушить протестное движение.

В пятницу 11 июня, за сутки до выборов, превентивные действия полиции блокировали Алжир.

В целом, голосование 12 июня проходило в спокойных условиях. Исключение составила Кабилия, где выборы были сорваны и где были отмечены протестные выступления, приведшие к десяткам арестов. Там избирательные участки просто не открылись. Так, в Беджаие из 500 избирательных участков утром открылись лишь 17. К 14 часам и они оказались закрыты.

13 июня исламисты из ДОМ, действуя по традиционной для них схеме, не дожидаясь официальных результатов голосования, выступили с утверждением, что победили на парламентских выборах в большинстве провинций страны и за границей. Одновременно в своем коммюнике ДОМ «предостерегла против многочисленных попыток изменить результаты голосования, как это делалось ранее».

На коммюнике ДОМ немедленно отреагировала Национальная независимая администрация по контролю за выборами (ANIE), назвав заявление исламистов «необоснованным».

По данным этой структуры, предварительный показатель участия алжирцев в выборах составил 30,2%, показатель понятно невысокий, но, как посчитали некоторые аналитики, достаточно «реальный». На выборах 2017г. он составил 35,7%, в 2012 г. он был 42,9%. Все это дало право аналитикам назвать не пришедших на выборы «самой большой партией Алжира».

15 июня ANIE объявила, что победу на парламентских выборах одержал ФНО. Он завоевал 105 мандатов из 407, потеряв таким образом 50 мест по сравнению с предыдущим составом ННА. Независимые кандидаты добились 78 мест. Третье место заняло ДОМ с 64 мандатами. Традиционный союзник ФНО – НДО – получило 57 мест. К этому моменту был пересмотрен в сторону понижения окончательный показатель участия. Он составил всего 23,03%. Такое снижение было связано с тем, что свыше 1 млн бюллетеней оказались испорченными.

16 июня ФНО и ДОМ поздравили друг друга с результатами, достигнутыми на выборах. При этом ДОМ выразило готовность делегировать своих представителей в будущее «правительство национального единства» Алжира. В период с 1996 по 2011 гг. ДОМ входило в правившую коалицию.

23 июня Конституционный совет официально подтвердил победу ФНО на парламентских выборах. Правда, согласно окончательным данным, он получил 98 мест в ННА. Независимые получили 84 места. Ведущая исламистская партия ДОМ получила 65 мандатов, традиционный союзник ФНО партия НДО получила 58 мест.

24 июня премьер-министр Абдельазиз Джерад подал в отставку вместе со своим кабинетом. Он должен был выполнять свои функции вплоть до назначения нового премьера. 26 июня президент АНДР А.Теббун начал политические консультации по поводу состава нового кабинета. Показательно, что сразу после избрания большинство независимых присягнуло на верность А.Теббуну.

30 июня ДОМ объявило, что не войдет в состав нового правительства из-за того, что не были удовлетворены некоторые из его предварительных условий. Это решение было объявлено после встречи делегации партии с А.Теббуном. «Мы хотим быть у власти, а не ее фасадом», — пояснил глава ДОМ Абдерраззак Макри. По его словам, ему было предложено представить список из 27 активистов ДОМ, из которых некто выбрал бы 4 или 5 кандидатов в министры.

Также 30 июня на пост премьер-министра Алжира был назначен 54 -летний Аймен Бенабдеррахман, до этого работавший на посту министра финансов. Об этом объявила канцелярия президента страны.

1 июня Алжир частично вновь открыл свои границы, закрытые более чем год назад из-за пандемии коронавируса. В тот день возобновилось воздушное сообщение между Алжиром и Парижем. Прибывшие из Парижа самолетом авиакомпании «Эр Альжери» более 200 пассажиров были перевезены в один из отелей Зеральды (прибрежный городок к западу от Алжира), где они провели в режиме карантина 5 дней. Оплату счетов за нахождение в отеле и медицинские исследования власти возложили на пассажиров. Подобные действия властей вызвали недовольство влиятельной алжирской диаспоры, и в частности, во Франции.

Ранее алжирские власти сообщили о постепенном восстановлении воздушного сообщения с Францией, Испанией, Тунисом и Турцией. Наземные и морские границы Алжира на тот момент оставались закрытыми.

По состоянию на 1 июня в Алжире от коронавируса  умерли около 3,5 тысяч человек при общем числе заболевших в 130 тысяч случаев.

8 июня показал свое отношение к событиям в Ливии президент Алжира Абдельмаджид Теббун. В интервью катарскому телеканалу «Аль-Джазира» он заявил, что его страна была готова вмешаться в события в соседней Ливии тем или иным образом с тем, чтобы остановить наступление сил Халифы Хафтара на Триполи в 2019 – 2020 гг. По его словам, тогда он изучал возможность вмешательства в Ливии, поскольку «Триполи был «красной линией»». «Мы не приемлем, чтобы столица одной из стран Магриба и Африки была оккупирована наемниками. Мы собирались вмешаться», — сказал глава АНДР. Отвечая на вопрос – шла ли речь о «военном вмешательстве», А.Теббун сказал, что Алжир готовился вмешаться «тем или иным образом, мы не собирались оставаться со скрещенными руками». «Когда мы сказали, что это – «красная линия» — нас услышали, и Триполи не был оккупирован», — сказал он. А.Теббун подтвердил также информацию об изменении доктрины обороны Алжира, которая теперь предусматривает возможность участия Национальной народной армии (ННА) в операциях вне национальной территории в случае одобрения этого двумя третями депутатов парламента.

13 июня Министерство информации Алжира объявило об «окончательном» изъятии аккредитации у французского телеканала France 24 по причине «неоднократного выражения враждебности» по отношению к АНДР в его информационных материалах. Ранее, в марте, алжирские власти уже делали  телеканалу «последнее предупреждение» в связи с тем, как он освещал деятельность протестного движения «Хирак».

В июне алжирские военные в ходе учений «Сахк-2021» впервые продемонстрировали состоящие на вооружении ННА боевые машины поддержки танков БМПТ-72 («Терминатор-2») и зенитный ракетный комплекс С-300ПМУ-2 российского производства. Об этом сообщило специализированное издание menadefense.net.

По его данным, этими маневрами ННА завершила 2020-2021 учебный год. За ними наблюдал начальник Генштаба ННА корпусной генерал Саид Шенгриха. Межвидовые учения проходили на полигоне «Хасси Баба», находящемся в зоне ответственности 1-го военного округа. В них приняли участие ВВС, Силы противовоздушной обороны территории и Сухопутные войска. Последние были представлены частями 12-й механизированной дивизии.

Издание отмечает, что впервые ННА показала боевые машины поддержки танков БМПТ-72 «Терминатор-2». В учениях также участвовали подразделения 12-й механизированной дивизии, имеющие на вооружении танки Т-55 этапа модернизации АМВ, боевые машины пехоты БМП-1 и БМП-2 с боевыми модулями «Бережок». Прикрытие с воздуха осуществляли зенитный артиллерийский полк 12-й дивизии и зенитный ракетный комплекс С-300ПМУ-2. Последний в ходе учений поразил зенитной управляемой ракетой 5В55Р воздушную мишень на дальности 40 км.

По данным издания, в учениях также принял участие полк радиоэлектронной борьбы (РЭБ). Оно не приводило данных о том, какие системы находятся на его вооружении, но не приходится сомневаться, что они – российского производства.

Артиллерия на учениях была представлена модернизированными 122-мм самоходными артиллерийскими установками 2С1 «Гвоздика» российского  производства и 155-мм ASH4 китайского.

В авиационной составляющей учений приняли участие самолеты Су-24 в трех версиях (разведывательной, РЭБ и фронтового бомбардировщика), а также боевые вертолеты Ми-28НЭ.

В российских компетентных структурах не принято комментировать военно-техническое сотрудничество с Алжиром. Однако всегда подчеркивается, что эта страна – среди крупнейших покупателей российских вооружений.

В целом, традиционно правившие в Алжире партии ФНО и НДО по итогам парламентских выборов сотворили большой сюрприз, в целом сохранив свои позиции в парламенте и создав тем самым для властей достаточно комфортную ситуацию. Тем не менее это совсем не означает, что выборы вывели Алжир из политического тупика, в который его завела правившая ранее элита. В любом случае для формирования парламентского большинства вырисовывалась коалиция в составе ФНО, НДО, ДОМ и некоторых независимых. Ситуация с ДОМ в целом похожа на торг.

51.58MB | MySQL:101 | 0,491sec