Израильские эксперты о ситуации в Ливане и стратегии Израиля

20 июля с территории Ливана по еврейскому государству были запущены две ракеты. До этого Израиль обстреливался из Ливана в мае месяце во время 11-дневного конфликта между Израилем и палестинскими военизированными организациями в секторе Газа. В 2006 г. Израиль вел войну против проиранской шиитской организации «Хизбалла», которая контролирует юг Ливана. С тех пор граница в основном была спокойной.

Последний по времени обстрел израильской территории произошел за несколько часов до визита нового премьер-министра Израиля Нафтали Беннета в город Маалот-Таршиха в Западной Галилее. Одна из ракет была перехвачена системой противоракетной обороны «Железный купол», а вторая упала на открытой местности недалеко от береговой линии. В ответ израильские военные обстреляли ракетные установки. Сообщений о ранениях или повреждениях не поступало. Атака произошла примерно через четыре часа после того, как государственные СМИ Сирии сообщили, что израильские военные самолеты нанесли удары по целям недалеко от сирийского города Алеппо.

Согласно т.н. Сирийской обсерватории прав человека (SOHR), на данные которой ссылаются израильские СМИ и эксперты, «удары были нанесены по району Джебель эль-Ваха, недалеко от научно-исследовательского центра и оборонных заводов сирийского режима в районе Аль-Сфера в окрестностях Алеппо». Таким образом, «израильские военные атаковали позиции режима, где находятся штаб-квартиры и склады с оружием, принадлежащие Корпусу стражей исламской революции (КСИР) и поддерживаемым Ираном ополченцам». Отмечается, что эти удары стали первыми после ухода со своего поста бывшего премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху.

В июне активисты SOHR сообщили о том, что в результате атак Израиля на научно-исследовательский центр в Харбат ат-Тина и другие военные позиции на западе Хомса погибли 11 солдат сирийского режима и ополченцы Национальных сил обороны, в том числе бригадный генерал. Тогда удары были нанесены также недалеко от города Хомса, где был расположен склад боеприпасов, принадлежащий проиранской ливанской шиитской организации «Хизбалла»[i].

Израильские военные считают, что ракетный обстрел северной части Израиля с ливанской территории был совершен палестинской группировкой, действующей на юге Ливана, а не «мощной террористической группировкой «Хизбалла»». Тем не менее, эта проиранская организация «жестко контролирует юг Ливана, поэтому маловероятно, что такая атака была проведена без ее как минимум молчаливого согласия».

Ливанские военные объявили об обнаружении трех ракетных установок «Град» в городе Клайле к югу от Тира.

Военные силы ООН в Ливане (ВСООНЛ) заявили, что контактируют с армейским командованием в Ливане и Израиле, чтобы «призвать к максимальной сдержанности» и избежать дальнейшей эскалации. Как сообщили в миссии ООН, «миротворцы и ливанская армия усилили меры безопасности в этом районе и начали расследование»[ii].

В израильских СМИ со ссылкой на военных отмечается, что «на юге Ливана действует несколько палестинских террористических группировок, а также «Хизбалла», которую поддерживает Иран и которая тесно связана с сирийским режимом Асада». Регулярное нанесение Израилем ударов по целям и оперативникам «Хизбаллы» в Сирии объясняется стремлением «помешать боевикам-террористам открыть там второй фронт против Израиля»[iii].

Выступая в Маалот-Таршихе Н.Беннет заявил, что «любой, кто попытается причинить нам вред, заплатит за это болезненную цену».

Министр обороны Бени Ганц возложил ответственность за ночной ракетный обстрел израильской территории на Ливан. По его словам, «Израиль будет действовать против любой угрозы своему суверенитету и своим гражданам». «Мы не позволим социальному, политическому и экономическому кризису в Ливане превратиться в угрозу безопасности Израиля», – сказал Б.Ганц[iv].

Начальник Генштаба Армии обороны Израиля Авив Кохави предупредил Бейрут, что Израиль ответит на любые ракетные обстрелы с ливанской территории. «Мы будем отвечать и атаковать, открыто или тайно, в случае любого нарушения нашего суверенитета со стороны Ливана», – сказал А.Кохави. По его словам, «Ливан переживает стадию развала. В процессе краха страны «Хизбалла» играет важную роль».

Некоторые эксперты полагают, Израилю нужна ограниченная военная операция в Ливане, которая усилит сдерживание «Хизбаллы» и чувство поражения Ирана, а также продемонстрирует решимость Израиля остановить его злонамеренную деятельность[v].

По мнению Яакова Амидрора (эксперт Иерусалимского института стратегии и безопасности JISS, бывший советник по национальной безопасности премьер-министра Б.Нетаньяху, экс-глава Совета национальной безопасности с 2011 по 2013 г., 36 лет на руководящих должностях в ЦАХАЛе, включая командование военными училищами, бывший военный секретарь министра обороны, экс-директор Отдела анализа разведывательных данных АМАНа и т.д.)[vi], «учитывая очень узкие пределы безопасности Израиля, его политика должна быть осторожной и расчетливой». По словам эксперта, еврейскому государству «следует не допускать втягивания в ненужные войны и начинать «превентивные войны» только в том случае, если нет другой возможности избежать более серьезных последствий в будущем. Израилю всегда следует выбирать осторожную политику в сфере национальной безопасности, даже если это означает отказ от возможности «огромных успехов от больших рисков». «Осторожность лучше азартной игры», – считает он – «в большинстве случаев это верный принцип для малых стран, к которым относится Израиль».

При этом, полагает Я.Амидрор, «Израилю не следует упускать возможности, которые могут появиться во время великих перемен или глубоких кризисов. Такими ситуациями необходимо воспользоваться, даже если успех не гарантирован. Сохранение непростого баланса между «осторожностью» и «использованием возможностей» – один из самых сложных аспектов принятия решений. Такой уровень сложности является одной из причин того, что необходимо вкладывать значительные ресурсы в наращивание сил даже в периоды относительного затишья».

По словам израильского эксперта, «Израиль будет предпринимать шаги, чтобы отодвинуть столкновение как можно дальше от своих границ. Это можно сделать в мирное время, определив параметры защиты или режимы безопасности, которые устанавливают «санитарный кордон» за суверенными границами Израиля; а в военное время – нужно продвигать боевые действия на территорию врага, поближе к границам его стратегического центра».

Израиль также должен стремиться к «обороняемым границам», то есть к линиям обороны, которые позволяют Армии обороны Израиля (ЦАХАЛу), изначально опирающейся на регулярные силы, парировать наступление любой враждебной коалиции (до призыва резервистов). Вообще, Я.Амидрор опровергает утверждения о том, что «территория не имеет ценности в эпоху ракет». Он настаивает на том, что географический аспект концепции национальной безопасности Израиля чрезвычайно важен, и тем более в ракетную эпоху. Это связано с тем, что «эпицентр» Израиля расположен в небольшом районе вокруг Тель-Авива. Поэтому даже в ракетный век необходимо размещать жизненно важные объекты вдали от этого района и удалять жизненно важные объекты инфраструктуры и населенные пункты как можно дальше от вражеских ракетных установок, тем самым обеспечивая время для раннего предупреждения и успешных действий по перехвату ракет.

Я.Амидрор полагает, что в военное время ЦАХАЛ и разведслужбы должны наращивать потенциал для проведения наступательных операций на двух разных аренах параллельно и последовательно. Это означает, что Государству Израиль нужна защита со всех сторон – на море, на суше и в воздухе. Израильская армия должна иметь возможность перейти в наступление на одном важном фронте (в качестве такового называется северный фронт – Ливан и Сирия), и до того, как это наступление будет успешно завершено, она должна быть в состоянии проявить инициативу также на втором фронте (в секторе Газа). Военно-воздушные силы должны иметь возможность непрерывно уничтожать тысячи целей на дальностях, не требующих дозаправки в воздухе; и уничтожить избранные ключевые цели в так называемом «третьем круге», далеко за пределами Израиля; а также несколько конкретных важных целей на еще больших расстояниях. Военно-морской флот должен обеспечить свободу прохода по морским путям в Средиземном море; устранять морские угрозы; и выполнить свою миссию в качестве элемента израильской системы стратегического сдерживания.

Эксперт JISS отмечает, что исходя из опыта последних лет (и более ранних периодов конфликта), «ясно, что Израиль не может надеяться на поражение врага, подобное разгрому нацистской Германии в 1945 г., чтобы военные действия прекратились раз и навсегда». Это связано с тем, что «после каждого раунда боевых действий следует еще одна попытка нанести удар по Израилю (до тех пор, пока какая-то другая, более серьезная причина не заставит арабских игроков прекратить огонь). Одна из целей любого раунда боевых действий заключается в том, чтобы максимально отсрочить следующий этап боевых действий. Это достижимо, если противник [Израиля] понимает, что в ходе следующего боестолкновения его ожидает гораздо более болезненный удар».

Теоретически, полагает Я.Амидрор, такое сдерживание возможно, хотя и является ненадежной концепцией. В качестве примера он приводит нападение арабских стран в октябре 1973 г., которое произошло через шесть лет после Шестидневной войны, наиболее убедительной победы Израиля; Война на истощение после потопления египетским флотом израильского эсминца «Эйлат» в 1967 г. началась всего через три месяца после успешной Шестидневной войны[vii].

Израильские СМИ отмечают, что согласно Всемирному банку, Ливан столкнулся с одним из самых серьезных финансовых кризисов в мире с 1850-х годов»[viii].

Орна Мизрахи, старший научный сотрудник Института исследований национальной безопасности (INSS) написала в Facebook, что сегодня жизнь среднего ливанца характеризует «бедность, отчаяние и выход на уличные акции протеста». По ее словам, «можно понять отчаяние ливанских граждан, участвовавших в насильственных демонстрациях после того, как назначенный премьер-министром Саад Харири объявил о своей отставке из-за разногласий с президентом Ауном и его зятем, который является союзником «Хизбаллы». Попытайтесь на мгновение встать на место гражданина Ливана из низшего среднего класса, чья зарплата сократилась до десятой части того, что он получал два года назад (если он вообще работает). Холодильник дома пустой, а денег в кошельке едва хватает на товары первой необходимости для семьи, а особенно на продукты, цены на которые выросли на сотни процентов или которых не хватает в магазинах, например, детского питания. Он не может использовать (или продать) свою машину из-за отсутствия топлива; в его доме темно и душно из-за длительных отключений электричества; электрические приборы и мебель в своем доме он продал, чтобы прокормить семью. Интернет отключен, водоснабжение с перебоями; он не может снять сбережения из-за ограничений центрального банка. Медицинская система не функционирует: не хватает лекарств для хронически больных, а в случае серьезного заболевания, в том числе COVID-19, шансы на выздоровление очень малы из-за нехватки больничных коек, медицинского персонала, лекарств и кислородных баллонов… Ему и так не к кому обратиться, а тут сообщается, что попытки сформировать работоспособное правительство снова провалились из-за беспомощности богатых и коррумпированных лидеров всех фракций, а также внутренних конфликтов между ними… и на горизонте никакого просвета![ix]

Ливан, который менее двух десятилетий назад пользовался репутацией центра торговли и туризма на побережье Средиземного моря, в настоящее время переживает самый тяжелый экономический кризис в своей истории, по всем параметрам являя собой несостоятельное и разрушающееся государство. Д-р Йонатан Спайер, эксперт по Сирии, Ираку, радикальным исламистским группировкам и курдам Иерусалимского института стратегии и безопасности отмечает, что «уже в относительно благоприятный период в Ливане было очевидно, что страна состоит из двух государств. Первое, представленное «Коалицией 14 марта», было якобы дальновидным, ориентированным на Запад, на торговлю и на нормальное развитие. Другой силой был Иран, представленный «Хизбаллой». У этого интереса была своя собственная военная мощь, которая превосходила мощь государства и затмевала другие нерегулярные военные силы в стране. У нее тоже была своя экономика, свои источники дохода, свои маршруты контрабанды. Проект иранского элемента заключался в том, чтобы два Ливана продолжали существовать бесконечно. Первый должен был обеспечить видимость нормальности и легитимности, в то время как последний мог бы продолжать возложенные на него задачи в долгой войне Тегерана против Израиля. Сторонники проекта «14 марта» были склонны избегать обсуждения жестких вопросов, что в ретроспективе оказалось фатальным»… «Иранский подход идеально соответствовал желанию ливанцев игнорировать реальность» и предпочитать «иранскую оккупацию» Израилю и его поведению.

В результате «официальная экономика рухнула, а параллельная теневая экономика Ирана и «Хизбаллы» процветала, но не в интересах рядовых граждан». «Контролируемые «Хизбаллой» границы между Ливаном и Сирией позволяли осуществлять контрабанду импортируемой нефти и ее перепродажу в Сирии в интересах этой организации. Таблетки каптагона (т.н. экстази для бедных), производимые в Сирии, и каннабис контрабандным путем попадают в европейские города или страны Персидского залива по контролируемым «Хизбаллой» маршрутам. «Излишне говорить, что прибыль от этого растущего сектора не пошла на обслуживание государственного долга или на пользу разрушающейся государственной инфраструктуры», – пишет Й.Спайер.

По его словам, причины такого кризиса – санкции США, отказ Саудовской Аравии и других стран от помощи и инвестиций, последующий дефолт по долгу и потеря доверия, как следствие девальвация валюты, теневая экономика, приносящая пользу только ее акторам, и парализованная политическая система Ливана – напрямую связаны с присутствием широко распространенного иранского проекта на ливанской земле. Таким образом «нынешняя ситуация является суровым предупреждением для всех стран, столкнувшихся с проникновением Корпуса стражей исламской революции и его различных ополчений. Они хороши для наращивания военизированных сил и превращения их в политическую власть. Они не знают экономики и не интересуются ею. Результатом взятия ими власти в стране будет ее окончательное разорение и обнищание. Сегодня Ливан является примером этого процесса».

С точки зрения Израиля, полагает Й.Спайер, «мало что можно сделать, кроме как продолжать охранять границы». «Нет никаких оснований полагать, что нынешний хаос в Ливане склонит иранцев и их ставленников к военным авантюрам на юге. Когда голод и инфраструктурный коллапс представляют собой реальную перспективу, никто, скорее всего, не сплотится вокруг национальных флагов – ни Ливана, ни тем более Ирана и его местных агентов».

Что касается реакции международного сообщества, помощь Ливану должна зависеть от разоружения иранского прокси и тщательной реформы политической системы. Любое другое средство правовой защиты сопряжено с опасностью предложения поддержки нынешней дисфункциональности Ливана, созданной Ираном.

Ключевым в нынешней ситуации для израильского эксперта является то, что «Ливан стал первым арабским государством, переживающим внутренний коллапс, и, следовательно, первым, пожинающим плоды от подхода КСИР к совершению военно-политического переворота». «С учетом местной специфики аналогичные усилия Иран сейчас прилагает в Ираке, Сирии и Йемене. Ливан – первое арабское государство, которое этот проект поставил на грань разрушения». Следовательно, «значение нынешних событий выходит далеко за пределы Ливана. Иран несет ответственность за медленную смерть Ливана».

[i] First attacks after departure of “Netanyahu” | Israeli strikes destroy Iranian warehouses in eastern Aleppo // SOHR. 19.07.2021 — https://www.syriahr.com/en/219727/

[ii] IDF strikes Lebanon in response to rocket attack on northern Israel // Ynet. 20.07.2021 -https://www.ynetnews.com/article/bjixsaxcd

[iii] IDF chief vows to respond to any attack after rocket fire from Lebanon // The Times of Israel. 20.07.2020 — https://www.timesofisrael.com/idf-chief-vows-to-respond-to-any-attack-after-rocket-fire-from-lebanon/

[iv] Там же.

[v] Israel Needs to Strike Hezbollah to Ensure its Freedom of Action // JISS. 13.08.2020 — https://jiss.org.il/en/dostri-israel-needs-to-strike-hezbollah-to-ensure-its-freedom-of-action/

[vi] Major General (res.) Yaakov Amidror — https://jiss.org.il/en/author/yaakov/

[vii] Israel’s National Security Doctrine // JISS. 18.07.2021 — https://jiss.org.il/en/amidror-israels-national-security-doctrine/

[viii] Там же.

[ix] Poverty, Despair, and Taking to the Streets: This is the Life of the Average Lebanese // INSS. 20.07.2021 — https://www.facebook.com/INSS.IL/photos/a.477562928960540/4381716095211851

51.59MB | MySQL:101 | 0,402sec