Реакция Израиля на решение польского Сената о еврейском имуществе

Есть все основания полагать, что отношения Израиля и Польши находятся в преддверии нового кризиса, возможно, наиболее острого в целой серии кризисов в их двусторонних отношениях, имевших место за последние годы. Польский Сенат (верхняя палата Национальной Ассамблеи Республики Польша, то есть польского парламента) утвердил на своем заседании в пятницу проект закона, который воспрепятствует возвращению наследникам еврейского имущества, присвоенного после Холокоста польским государством, и подаче ими исков о выплате за него денежных компенсаций. Новый закон имеет обратное действие, и потому будет практически невозможно не только подавать новые иски, но и опротестовывать старые приговоры по искам такого рода, принятые польскими судами более 30 лет назад. При этом речь идет о национализации Польшей еврейского имущества, не только захваченного нацистами во время Холокоста, но и осуществленной непосредственно коммунистическими властями Польской Народной Республики в нарушении всех установленных ими сами же законов.

Действие нового закона распространяется практически на 90 % всех возможных исков о возвращении присвоенного поляками еврейского имущества. Справедливости ради надо упомянуть о том, что польский Сенат несколько смягчил первоначальный проект закона, введя в него пункт, согласно которому действие закона не распространяется на уже поданные иски такого рода. Одновременно с этим Сенат ввел мораторий на подачу в польские суды новых исков на возвращение еврейского имущества сроком на три месяца. Для того, чтобы новый закон вступил в силу, соответствующий законопроект должен быть утвержден и нижней палатой Национальной Ассамблеи — Сеймом Республики Польша. Есть все основания полагать, что такое утверждение последует.

Евреи проживали в Польше на протяжении боле, чем тысячи лет. Накануне Холкоста, несмотря на массовую эмиграцию евреев с страны, вызванную тяжелой дискриминацией еврейского меньшинства, в Польше (включая районы, находящиеся сейчас в составе Украины, Беларуси и Литвы, насчитывалось, согласно официальным данным, 3,25 млн евреев, составлявших 9,14% всего населения страны. Подавляющее большинство евреев проживало в городах, где им (как частным лицам, так и общинным учреждениям) принадлежало много недвижимости. Большинство евреев Польши были физически уничтожены германскими нацистами и их местными пособниками в ходе Холокоста. Нацисты присвоили себе недвижимое имущество убитых ими евреев, а после их изгнания большая его часть была национализирована польским государством или присвоена частными лицами-поляками.

Это стало возможным потому, что в 1945 году, непосредственно после Второй мировой войны в Польше было 100 тысяч евреев, переживших Холокост, В 1946 году их число возросло до 230 тысяч за счет репатриации польских граждан из Советского Союза. Многие евреи не хотели оставаться в Польше и репатриировались в Израиль или эмигрировали на Запад. Уже в 1951 году в стране осталось только 70 тысяч евреев. Организованные в последующие годы польскими властями волн антисемитских преследований привели к тому, что страну были вынуждены покинуть и те, кто не хотел этого. В 1990 году в Польше оставалось только 3,8 тысяч евреев. Недвижимое имущество эмигрировавших евреев и закрывшихся еврейских учреждений было национализировано Польской Народной Республикой. После ликвидации коммунистического режима в Польше и ее вступления в Европейский союз был поднят вопрос о возвращении наследникам еврейского имущества или выплаты за него компенсаций. Речь шла о колоссальных денежных суммах, и польские власти делали все возможное для того, чтобы не платить их. Широко распространенные в польском обществе антисемитские настроения способствуют тому, что требования евреев вернуть присвоенную недвижимость или выплатить за нее компенсации воспринимаются как «наглость». В таких условиях утверждение польским Сенатом упомянутого законопроекта стало по-своему логичным и весьма популярным среди населения шагом.

Как и следовало ожидать, это решение польского Сената вызвало крайне негативную реакцию в Израиле. Израильский министр иностранных дел и альтернативный премьер-министр Яир Лапид незамедлительно подверг это решение польского Сената резкой критике. «Принятие этого закона нанесет тяжелый удар по нашим отношениям с Польшей. В Польше прекрасно знают, что правильно и что подобало бы сделать. (…) Израиль следит с большой озабоченностью за продвижением этого законодательного процесса в Польше по поводу прав на возвращение награбленного имущества жертв Холокоста. Каждый этап этого продвижения является с нашей точки зрения вызывающим негодование поворотом событий. Мы не прекратим упорно отстаивать честь жертв Холокоста, защищать их память и права. Этот закон нанесет тяжелый удар по нашим отношениям с Польшей. Я говорю еще раз, что Польша прекрасно знает, что правильно и что подобало бы сделать».

Следует напомнить о том, что даже на фоне других израильских политиков, для которых в массе – как и для израильтян в целом – характерно весьма критическое отношение к Польше и к полякам (достаточно упомянуть слова покойного премьер-министра Израиля, уроженца Польши Ицхака Шамира о том, что «поляки впитывают антисемитизм с молоком матери») – нынешний министр иностранных дел Яир Лапид отличается особой жесткостью и практически полным отсутствием политической корректности в данном вопросе. Его жесткие антипольские заявления уже становились поводом для кризисов в двусторонних отношениях между Израилем и Польшей еще в его бытность в парламентской оппозиции. В частности, он подверг в свое время жесточайшей критике принятие польским парламентом поправок к Закону об Институте национальной памяти, предусматривающих уголовное преследование за обвинение поляков и Польши в сотрудничестве с нацистами в ходе Холокоста. Депутат Яир Лапид заявил тогда, что множество поляков сотрудничало с нацистами в уничтожении еврейского народа и отрицать этот исторический факт невозможно. Это вызвало острый дипломатический кризис. Теперь же Яир Лапид – министр иностранных дел еврейского государства и его альтернативный премьер-министр. Уместно упомянуть о том, что он также является лидером крупнейший партии, входящей в нынешнюю правящую коалицию Израиля – «Еш атид», а потому его влияние на израильскую политику очень велико. Нет сомнения в том, что действующий премьер-министр Израиля Нафтали Беннет не будет препятствовать Яиру Лапиду в проведении жесткой антипольской политики. В этих условиях можно лишь гадать, как далеко зайдет и какие формы примет конфликт между Польшей и Израилем.

51.57MB | MySQL:109 | 0,331sec