Сможет ли Пакистан стать посредником между Китаем и талибами?

Пакистанские чиновники и политические эксперты считают, что победа талибов в Афганистане служит двойной цели. Наличие дружественной группировки во главе правительства в Кабуле помогает Исламабаду защищать свои интересы в Афганистане, а также это способствует ограничению его взаимодействия с Индией, которую Пакистан давно обвиняет в попытках дестабилизации региона через Афганистан. С приходом к власти в Кабуле радикального исламистского движения «Талибан» (запрещено в РФ) Исламабад считает, что предполагаемая иностранная поддержка таких террористических группировок как «Техрик-е-Талибан Пакистан» (ТТП, запрещена в РФ), а также пуштунских и белуджских националистических движений, уменьшится. Кроме того, Пакистан надеется, что правительство под руководством талибов предоставит ему возможность расширения своего геоэкономического присутствия в регионе, поскольку он заинтересован в соединении Центральной Азии с выходом к Аравийскому морю через порт Гвадар. Однако реализация данной стратегии возможна только в случае если «Талибан» сможет эффективно стабилизировать внутриполитическую ситуацию в Афганистане и предотвратить нападения антипакистанских группировок, что в данный момент является маловероятным сценарием. Для Китая уход США из Афганистана – это скорее проблема, чем возможность. Пекин рассматривает свои интересы в Афганистане прежде всего через призму внутренней безопасности, и перспектива усиления конфликта на его западной границе вызывает тревогу. В частности, власти страны обеспокоены присутствием и потенциальным ростом активности уйгурских боевиков в Афганистане, в том числе Исламского движения Восточного Туркестана (ИДВТ), учитывая, что возвращение талибов к власти используется другими исламистскими группировками в регионе, включая ИДВТ, в качестве мотивационного инструмента пропаганды. Приоритетом для Китая в данной ситуации является недопущение распространения террористической угрозы на собственной территории. По этой причине Пекин уже запросил у «Талибана» заверения в том, что ИДВТ не будет разрешено вести деятельность с территории Афганистана. Ряд экспертов сходятся во мнении, что уход США дает Китаю доступ к минеральным богатствам Афганистана и укрепляет его экономический проект «Один пояс, один путь». Но пока можно сказать, что Пекин не добился больших успехов, инвестируя в Афганистан. Более того, сейчас он опасается увязнуть в нестабильности, ставящей под угрозу его экономические проекты. При этом китайские власти используют любую возможность, чтобы заработать политические очки и всячески стремятся подорвать имидж США как ненадежного партнера в регионе, в частности, нацелившись на те страны, с которыми Вашингтон планирует взаимодействовать в рамках индо-тихоокеанской стратегии. В случае, если талибы смогут эффективно стабилизировать обстановку в Афганистане и управлять им, сдерживая террористические группировки, это положительно повлияет на двусторонние отношения и инвестиции за счет потенциального расширения Китайско-пакистанского экономического коридора (КПЭК). Однако гораздо более вероятным исходом в данной ситуации является ухудшение ситуации в сфере безопасности, которое может поставить под угрозу китайские инвестиции в Пакистан в рамках КПЭК. ТТП уже совершила серию нападений на китайские объекты инфраструктуры в Пакистане, включая теракт, в результате которого в июле погибло несколько инженеров из КНР, и очевидное покушение на китайского посла в апреле этого года. В случае увеличения количества подобных нападений, Пекин замедлит или и вовсе заморозит реализацию своих проектов в Пакистане, одновременно оказывая давление на  правительство страны в вопросах обеспечения безопасности китайских граждан. Таким образом, Исламабад способен выполнять роль эффективного посредника в отношениях между Китаем и талибами, но всплеск экстремистских настроений в регионе может поставить под угрозу стратегическое партнерство двух государств. Как бы ни развивалась ситуация в дальнейшем,  в данный момент региональным игрокам следует сосредоточить внимание на трех ключевых вызовах, возникших на фоне захвата власти талибами: борьбе с террористическими группировками, оттоком беженцев и стратегической стабильности в Центральной и Южной Азии. Минимизация террористической угрозы в Афганистане остается приоритетной задачей после вывода войск США для всех региональных держав. Перспектива массового перемещения беженцев из Афганистана – еще одна серьезная проблема для политиков, учитывая как проблемы материальной поддержки перемещенных афганцев, так и политическое воздействие, которое их отток возымеет на соседствующие государства, Европу и другие регионы. Наконец, в регионе с тремя ядерными державами, в центре внимания политиков должно быть понимание того, что потенциальная агрессия со стороны нового афганского правительства поспособствует обострению прежних конфликтов и спровоцирует масштабный региональный кризис. Лучший способ избежать такого исхода – ограничить риск эскалации до того, как она начнется, путем инвестирования в региональную дипломатию, в том числе посредством мер укрепления взаимного доверия.

52.48MB | MySQL:104 | 0,340sec