О переговорах руководства Чада с Ливией и Суданом по вопросу обеспечения безопасности границ

Переходный военный совет  (ПВС) Чада сумел на сегодня  обезопасить левый фланг страны, заключив пакт «о ненападении» с президентом Нигера Мухаммедом Базумом, и теперь надеется укрепить аналогичным путем свои западные и северные границы с Суданом и Ливией перед лицом постоянной угрозы нападений повстанцев с этих направлений.  Тем более, что визит президента Чада в Катар 19 сентября с целью провести переговоры с одним из лидеров повстанцев Эрдими (проживает постоянно в Дохе) большим успехом не увенчались. Как и попытки чадского лидера получить от Катара кредиты на реконструкцию страны.  Президент Переходного военного совета Чада Махамат Идрис Деби встретился с вице-президентом Судана Мухаммедом Хамданом Дегало в конце августа 2021 года. В условиях бушующих всю неделю боевых действий на юге Ливии между чадскими повстанцами из Фронта за независимость и согласие (FAKT) и ополченцами,  связанными с лидером Восточной Ливии Халифой Хафтаром, члены ПВС во главе с президентом Махаматом Идрисом Деби (он же Кака), пытаются возобновить политический диалог с лидерами повстанцев, а также стремятся заключить соглашения о пограничном контроле с соседними странами. Их цель состоит в том, чтобы помешать различным чадским повстанческим группам перегруппироваться на тыловых базах в Судане и Ливии на чадских границах до традиционного «сезона наступления» в начале следующего года. Этот вопрос имеет почти экзистенциальное значение для ПВC и особенно для его президента, отец которого, экс-президент Идрис Деби, был убит в апреле во время вооруженного наступления повстанцев (FAKT) на столицу Нджамену. По мнению некоторых членов ПВС и Генерального штаба Вооруженных сил Чада, этому рейду в значительной степени способствовало бездействие — или даже пассивное соучастие — некоторых ливийских и суданских лидеров.  В этой связи руководство Чада предпринимает целый ряд дипломатических инициатив со своими соседями до следующего года, с тем чтобы в максимально возможной степени обезопасить границы страны. Члены ПВС уже встретились 25 августа в Нджамене с Мусой Кони, одним из трех членов Президентского совета  (ПС) Ливии и представителем туарегов, и в настоящее время продолжают переговоры с ним. Кони представляет Феццан, южный регион Ливии, который чадские повстанцы регулярно использовали для совершения налетов на Нджамену и над которым Халифа Хафтар имеет лишь крайне ограниченный контроль, несмотря на убеждение чадских военных в обратном. Кони близок к Хафтару, которого высшее военное командование Чада считало союзником до налета на Нджамену в апреле прошлого года, и с прошлого года он руководит кризисным отделом  по Чаду вместе с несколькими ливийскими ополченцами, знакомыми с этим регионом.

ПВС также открыл дипломатическое окно с Суданом, опять же с целью обеспечения безопасности чадских границ. Деби находился в Хартуме с 28 по 30 августа, и с тех пор Нджамена безуспешно пытается достичь соглашения с Суверенным советом Судана. Находясь в Хартуме, Деби даже сделал предложение своим суданским собеседникам, в первую очередь вице-президенту Мухаммеду Хамдану Дагало (он же Хемити) о подписании соглашения о безопасности, которое включает в себя защиту общей границы двух стран протяженностью 1300 км. Но Хемити, у которого долгая и бурная история взаимоотношений с семьей Деби (он то получал от них поддержку в рамках борьбы за власть в Судане, то они предавали его), отказался от этой сделки и взятии на себя каких-то   обязательств. Он утверждал — как это делают лидеры переходного периода Судана всякий раз, когда между ними нет достаточного согласия по какому-либо вопросу, — что такая сделка может быть заключена только избранным правительством. Кстати, этот же аргумент всегда используется суданцами в рамках консультаций с Москвой  по вопросу строительства военной базы в Порт-Судане. На сегодняшний день Хартум согласился только усилить обмен разведданными с Чадом, который, со своей стороны, хочет возобновить четырехстороннее соглашение, заключенное в 2018 году Идрисом Деби с Нигером, Ливией и Суданом, которое предусматривало создание смешанных сил для патрулирования границ. Помимо Хемити, другим архитектором этого судано-чадского диалога является бывший суданский повстанец Сулиман Аркуа Миннави, известный как Мини Минави, который был назначен губернатором Дарфура в мае. За последние месяцы он несколько раз посещал Нджамену. До этого в течение нескольких лет подконтрольные ему отряды СОД воевали по найму на стороне Х.Хафтара.  Еще одно предложение Чада Судану и Ливии — создание буферной зоны на юге Ливии. Под эгидой международного сообщества эта демилитаризованная зона должна будет служить нейтральной зоной для разоружения иностранных групп, которые включают несколько тысяч чадцев, действующих сейчас в Ливии. Однако дипломатическому прогрессу  самого Деби на этом направлении  мешает убежденность нескольких членов ПВС в том, что их постепенно окружают лидеры, идентифицируемые ими как «арабы», такие как Мухаммед Базум в Нигере, Хафтар в Восточной Ливии и Хемити в Судане. Эта перспектива «окружения» вызывает глубокое недоверие части силовой элиты Чада, в которой считают лоббистами и проводниками интересов Хартума и Хафтара в Чаде такие серьезные фигуры, как главу  Агентства национальной безопасности Ахмеда Когри, бывшую первую леди и третью жену покойного  Идриса Деби Хинду, и нынешнего главу представительства ООН для Западной Африки и бывшего министра иностранных дел Чада Махамата Салеха Аннадифа.

52.47MB | MySQL:112 | 0,443sec