О политической ситуации и международной реакции на события в Судане

После военного переворота в Судане и неоднозначных и расплывчатых заявлений самого генерала  Абдель Фаттаха аль-Бурхана о перспективах  дальнейшего развития страны остается неясным самым главным вопрос: как на самом деле будут править военные после их попытки государственного переворота против гражданских демократов? Формально военные объявили, что будут придерживаться Конституционной декларации, за исключением того, что они будут приостанавливать действие конкретных статей. К ним относятся статьи 11, 12, 15 и 16, касающиеся роли Переходного военного совета (TMC) и гражданского FFC в формировании Суверенного совета и кабинета министров и полномочий этих учреждений, а также статьи 24 (3), в которой предусматривается, что FFC получит 67% мест в еще не сформированной Переходной законодательной ассамблее. Аль-Бурхан также приостановил действие статьи 71, которая подтверждает декларацию TMC-FFC как источник легитимности устава, и статьи 72, которая подтвердила, что создание Суверенного совета положит конец первоначальному Переходному военному совету. Таким образом, по сути, аль-Бурхан пытается вывести FFC из состава временного правительства и, похоже, вновь намерен взять на себя роль бывшего президента Сивара аль-Дахаба, который возглавил смещение Джафара Нимейри в переходный период 1985 года, руководя временным периодом в качестве главы Переходного военного совета , который подчиняет себе деятельность основных гражданских субъектов. Отличие от 1985 года заключается в том, что в то время Сивар аль-Дахаб пользовался молчаливой поддержкой более консервативных политических партий, включая Юнионистско-демократическую партию (ЮДП), Партию «Умма» и исламистский Национальный исламский фронт, все из которых тогда  рассматривали Переходный военный совет как средство вытеснения радикальных городских левых. Сегодня основными сторонниками аль-Бурхана являются конкретные повстанческие группировки Дарфура, подписавшие мирное соглашение в Джубе от 2020 года, в частности фракция СОД Минни Миннави и ДСР. Большинство гражданских партий, в частности, включая Партию «Умма», осудили переворот, и  другие повстанцы в Дарфуре (СОД-Нура) и Западном Ниле  выступают против него. Неясно, как аль-Бурхан намерен управлять переходом, предусмотренным Конституционной декларацией, без их поддержки. С большей долей вероятности аль-Бурхан будет бороться за создание еще одной однопартийной системы, поскольку, в отличие от Нимейри в 1969 году или Омара аль-Башира в 1989 году, у него нет за спиной крупного идеологического движения, поддерживающего его. Вернуться к исламистам за идеологической легитимностью и поддержкой будет непростой задачей, поскольку аль-Бурхан изначально пользовался поддержкой оси Египет-Саудовская Аравия-ОАЭ именно из-за его способности дистанцироваться от исламистского движения. Поскольку он опирается на  остатки старого режима, он будет стремиться опираться не столько на закоренелых исламистов, сколько на класс исторических оппортунистов, которые присоединились к системе Нимейри и аль-Баширадо этого из-за сочетания стремления к власти, коррупции и неприятия  к демократическому управлению, больше, чем идеологии как таковой. Мирное соглашение, подписанное в Джубе в 2020 году сначала выглядело как крупное достижение переходного периода. Временное правительство достигло того, чего не сделал ни один из его предшественников в 1964 и 1985 годах, заключив мирное соглашение с повстанческими группами, действующими в маргинализированных регионах. Когда Нимейри подписал Аддис-Абебское мирное соглашение, положившее конец первой гражданской войне в Судане в 1972 году, он сделал это для того, чтобы региональные повстанцы поддержали его против его противников после жестоких репрессий против Партии «Умма» и коммунистов. Как и Нимейри в 1972 году, аль-Бурхан стремился использовать мирное соглашение с повстанческими движениями, действующими в маргинализированных регионах, для подрыва гражданских противников в Центральном Судане. Мирное соглашение в Джубе, включив повстанцев в переходные системы управления и обязав их интегрироваться в вооруженные силы, фактически укрепило роль армии во временных институтах, поскольку аль-Бурхан и Мухаммед Хамдан Дагло (Хемити) воспользовались недовольством повстанцев гражданскими партиями, которые доминируют в Хартуме. Одним из главных действующих лиц здесь был Миннави, губернатор Дарфура и лидер  фракции СОД, исторически один из самых оппортунистических лидеров повстанцев: он примирился с режимом и даже был вице-президентом еще во времена О.аль-Башира, а потом снова ушел «в революцию». В дни, предшествовавшие перевороту, Миннави присоединился к поддерживаемой военными сидячей забастовке у Республиканского дворца, призывавшей к роспуску временного правительства. Среди прочего, Миннави защищал свое решение в качестве губернатора Дарфура после заключения мирного соглашения о роспуске отделения в Эль-Фашире Комитета по расширению прав и возможностей, которому было поручено ликвидировать институты предыдущего режима. Как и в предыдущие переходные периоды, попытки гражданских демократов демонтировать авторитарные институты привели к кризису в маргинализированных регионах, таких как запад и восток страны, где Партия национального конгресса (ПНК) О.аль-Башира пыталась предотвратить инакомыслие, привлекая избранных региональных лидеров в свой собственный аппарат. На востоке Судана это привело к протестам племени  беджа и местного совета племен, которые пытаются нанести ущерб экономике Судана, перекрыв дорогу в Порт-Судан. Когда аль-Бурхан распустил переходное правительство, он также приостановил работу Комитета по расширению прав и возможностей, одновременно арестовав его главу  Ваджи Салеха.

При этом аль-Бурхан помимо негативной международной реакции, возможно, также недооценил силу суданской «улицы», поскольку теперь он утратил ограниченную народную легитимность, которую он получил от своего участия в свержении аль-Башира. Риск заключается в том, что военные прибегнут к единственной форме легитимности, которая у них осталась: к грубой силе. Таким образом, переходный период в Судане достиг своего самого опасного момента. Какова же была международная реакция на переворот?

США

Правительство Соединенных Штатов «глубоко встревожено» сообщениями о военном захвате, который противоречит воле народа Судана, заявили в Белом доме. «Мы отвергаем действия военных и призываем к немедленному освобождению премьер-министра и других лиц, которые были помещены под домашний арест», — заявила пресс-секретарь Белого дома Карин Жан-Пьер. Государственный секретарь США Энтони Блинкен заявил: «Соединенные Штаты решительно осуждают действия суданских вооруженных сил», призывая к восстановлению переходного правительства, возглавляемого гражданскими лицами. Представитель Госдепартамента США Нед Прайс заявил: «В свете этих событий Соединенные Штаты приостанавливают оказание помощи в размере 700 миллионов долларов в рамках ассигнований на чрезвычайную помощь из фондов экономической поддержки Судана». Прайс сказал, что американские официальные лица не смогли связаться с премьер-министром Судана Абдаллой Хамдоком, и добавил, что США рассматривают действия армии как «военный захват».

Однако он сказал, что США не будут принимать решение о том, произошел ли переворот, потому что Вашингтон уже действовал в соответствии с решением о перевороте 1989 года, когда О.аль-Башир пришел к власти в результате военного переворота. Члены Конгресса США также осудили захват власти военными, а сенатор Крис Мерфи, который является членом Комитета по международным отношениям Сената, призвал освободить гражданских лидеров Судана и вернуться к демократическому переходному процессу.

Организация Объединенных Наций

В Twitter генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш написал: «Я осуждаю продолжающийся военный переворот в Судане. Премьер-министр Хамдок и все другие должностные лица должны быть немедленно освобождены. Необходимо в полной мере соблюдать конституционную хартию, чтобы защитить с таким трудом достигнутый политический переход. ООН будет и впредь поддерживать народ Судана». Верховный комиссар ООН по правам человека Мишель Бачелет предупредила, что Судан рискует вернуться к угнетению. «Было бы катастрофой, если бы Судан пошел вспять после того, как, наконец, положил конец десятилетиям репрессивной диктатуры», — сказала она.

Лига арабских государств

В заявлении Лиги арабских государств говорится: «Генеральный секретарь Лиги арабских государств Ахмед Абул Гейт выразил глубокую озабоченность событиями в Судане, призвав все суданские стороны полностью соблюдать конституционный документ, подписанный в августе 2019 года с участием международного сообщества и Лиги арабских государств, а также Мирное соглашение в Джубе 2020 года». Эти две сделки предусматривали, что власть будет передана гражданскому правлению к концу трехлетнего переходного периода в конце 2022 года.

Африканский союз

Председатель Комиссии Африканского союза Муса Факи Махамат заявил, что политические лидеры Судана должны быть освобождены, а права человека соблюдены. «Председатель призывает к немедленному возобновлению консультаций между гражданскими и военными… Председатель подтверждает, что диалог и консенсус являются единственным подходящим путем для спасения страны и ее демократического перехода», — говорится в заявлении Махамата.

Европейский союз

«Мы призываем силы безопасности немедленно освободить тех, кого они незаконно задержали. Действия военных представляют собой предательство революции, переходного периода и законных просьб суданского народа о мире, справедливости и экономическом развитии», — говорится в заявлении главы внешнеполитического ведомства ЕС Жозепа Борреля. ЕС также настаивал на том, что «необходимо избегать насилия и кровопролития». Представитель Европейской комиссии Набила Масрали заявила: «ЕС очень обеспокоен тем, что вооруженные силы Судана, по сообщениям, поместили премьер-министра Хамдока под домашний арест, а также задержали других членов гражданского руководства, и мы призываем к их скорейшему освобождению».

МОВР

Межправительственный орган по вопросам развития (МОВР), председателем которого в настоящее время является Судан, заявил, что он «встревожен» событиями в стране и «очень внимательно следит за ситуацией». «Исполнительный секретарь решительно осуждает любые попытки подорвать переходное правительство и настоятельно призывает все стороны проявлять максимальную сдержанность», — говорится в заявлении регионального африканского блока из Джибути.

Германия

«Новости о новой попытке государственного переворота в Судане вызывают тревогу. Я призываю всех в Судане, ответственных за безопасность и порядок, продолжать переход Судана к демократии и уважать волю народа», — говорится в заявлении министра иностранных дел ФРГ Хейко Мааса.

Южная Африка

Южная Африка заявила, что «глубоко обеспокоена очевидным продолжающимся государственным переворотом и попытками подорвать политический переход в Судане», призвав к немедленному освобождению должностных лиц. «Мы отвергаем и осуждаем любые попытки неконституционной смены правительства», — говорится в заявлении Министерства иностранных дел ЮАР.

Египет

«Египет призывает все стороны в братском государстве Судан проявлять сдержанность и ответственность, чтобы уделять приоритетное внимание благосостоянию страны и национальному согласию»,-говорится в заявлении МИД АРЕ.

Эфиопия

«Правительство Эфиопии… призывает все стороны к спокойствию и деэскалации в Судане и приложить все усилия для мирного урегулирования этого кризиса. Эфиопия вновь заявляет о необходимости уважения суверенных чаяний народа Судана и невмешательства внешних субъектов во внутренние дела Судана»,-говорится в заявлении.

Саудовская Аравия

«Королевство с крайней озабоченностью следит за текущими событиями в Судане. Призываем к сдержанности, спокойствию, деэскалации и сохранению всех политических и экономических достижений, которые были достигнуты, и всего, что направлено на защиту единства рядов всех политических компонентов в братском Судане», — говорится в заявлении министерства иностранных дел КСА.

55.89MB | MySQL:105 | 0,558sec