Уйгурский фактор в противостоянии афганского движения «Талибан» и «ИГ-Хорасан». Часть 1

Террористическая группировка «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ) взяла на себя ответственность за теракт в шиитской мечети в Кундузе 8 октября. Со слов организации, атака была направлена как на «рафидитов» (уничижительный термин, используемый джихадистами для обозначения шиитов), так и на правительство радикального исламистского движения «Талибан» (запрещено в РФ) за его предполагаемую готовность депортировать уйгуров из Афганистана в ответ на запросы со стороны Китая. Что примечательно, группировка идентифицировала террориста как «Мохаммада аль-Уйгури», недвусмысленно заявляя о его происхождении. Агрессия регионального подразделения «Исламского государства» под названием «ИГ-Хорасан» (запрещено в РФ) в отношении гражданского населения из числа религиозных и этнических меньшинств не является чем-то экстраординарным. Поскольку талибы стремятся превратиться из радикальной экстремистской организации в легитимную государственную структуру, нападения на общины меньшинств призваны разжечь межрелигиозную рознь, одновременно ставя под сомнение способность непризнанного правительства обеспечить надлежащую безопасность народу Афганистана. Однако главным образом недоумение вызывает попытка «ИГ-Хорасан» оправдать нападения на хазарейское меньшинство с помощью доводов об уйгурах. Характер терактов демонстрирует, что на данном этапе группировка уже рассматривает возможность перейти от провокации к действиям. Кроме того, «ИГ-Хорасан» рассматривает перспективу депортации уйгуров талибами как возможность позиционировать себя защитником уйгуров с перспективой пополнения своих рядов новыми боевиками. Пекин тревожат сообщения о том, что уйгурские боевики из Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая замечены в северо-восточных провинциях Афганистана, ведь в данный момент Китай планирует взять на себя ведущую роль в восстановлении Афганистана. Но присутствие в движении «Талибан» иностранных боевиков, особенно уйгуров, способно в перспективе нанести существенный урон отношениям между талибами и Пекином. Террористическая группировка «ИГ-Хорасан» возникла в 2015 году, когда «Исламское государство» объявило о своей экспансии в так называемую провинцию «Хорасан», которая охватывает части современного Афганистана, Пакистана, Ирана и Центральной Азии. Первоначальный состав группировки преимущественно был сформирован из бывших сторонников жесткой линии афганских и пакистанских талибов, «Аль-Каиды» (запрещена в РФ) и других групп боевиков. С момента своего создания «ИГ-Хорасан» рассматривает «Талибан» как стратегического соперника и идеологического противника. Группировка нацелилась на позиции талибов и предприняла попытку спровоцировать дезертирство из их движения. С 2015 по 2020 год на фоне постоянного военного давления со стороны США правительственные силы Афганистана и талибы сдерживали угрозу «ИГ-Хорасан». С 2020 года под руководством нового лидера Шахаба аль-Мухаджира группировка развернула беспрецедентную волну насилия в рамках кампании «возрождения» против афганского правительства и «Талибана». Согласно отчетам ООН, до падения афганского правительства в августе этого года в рядах «ИГ-Хорасан» числилось до 1500 боевиков, и только в первом квартале 2021 года группировка совершила 77 нападений на территории Афганистана. После захвата власти талибами боевики «ИГ-Хорасан» активизировали нападения на гражданские объекты, в том числе на религиозные учреждения. В этих атаках участвовали афганские, индийские, таджикские и пакистанские боевики группировки. Теракт в Кундузе – это первый случай, когда «ИГ-Хорасан» публично подтвердила мобилизацию этнического уйгура, не предоставив при этом никаких детальных подробностей о его происхождении. Раньше уйгурские боевики не были замечены ни в онлайн-пропаганде, ни в боевых действиях группировки. Уйгуры представляют собой тюркоязычную этническую общину, состоящую в основном из мусульман-суннитов, проживающих в СУАР. С точки зрения религии, большинство уйгуров принадлежат к суннитам ханафитского мазхаба, что создает потенциал для развития исторических, религиозных и культурных связей между уйгурами и движением «Талибан». Хотя псевдоним террориста («аль-Уйгури») подразумевает, что он был этническим уйгуром, это не обязательно означает, что он был родом из Синьцзяна. Уйгурские боевики, которые утверждают, что прибыли из Китая, обычно используют псевдоним «аль-Туркестани», чтобы подчеркнуть свою сепаратистскую позицию: создание независимого исламского государства в Синьцзяне, который они часто называют «Восточным Туркестаном». Во многих зарубежных странах, в том числе в Турции и Афганистане, проживает большое количество уйгурских общин, выходцем из которых предположительно и мог быть террорист-смертник. Однако в независимости от национального происхождения нападавшего, подчеркивая причастность уйгуров к терактам в Афганистане, «ИГ-Хорасан» направляет важные послания предполагаемой аудитории: Китаю, «Талибану», а также воюющим на его стороне боевикам.

57.15MB | MySQL:97 | 0,536sec