О причинах повышении стоимости продуктов питания в Алжире

Несмотря на принимаемые властями АНДР жесткие меры против спекулянтов, в течение осени 2021 года в Алжире произошло резкое повышение стоимости продуктов питания и в том числе картофеля.

Заметим, что для рядового алжирца это один из главных продовольственных товаров. Так, ежегодное потребление картофеля в Алжире составляет 111.5 кг на душу населения или более 5 млн тонн по стране в целом.

Как следствие – очевидцы отмечают наличие длинных очередей в магазинах, драки из-за недостаточного количества картофеля по льготным государственным ценам.

Заметим, что для изменения ситуации власти в больших количествах распространяют его на оптовых и местных рынках страны. Так, Национальное межпрофессиональное управление по овощам и мясу (Onilev) распродает его по «старой» цене 50 динар (0.37 доллара) за кг, тогда как у частных торговцев она колеблется от 120 до 140 динар (0.88 – 1 доллар) за кг.

Для средней алжирской семьи из пяти человек, чей ежемесячный заработок обычно не превышает 500 долларов, покупка по льготным ценам имеет существенное повышение.

Но чтобы получить желаемое количество товара, нужно рано вставать, чтобы обычно приехать издалека в такие пункты продаж и в 6 часов утра уже занять очередь, в которой в среднем приходится проводить более двух часов и зачастую безрезультатно.

Дело в том, что запасы картофеля по льготным ценам быстро распродаются и большинство желающих купить его по прежней цене возвращаются домой без покупок. Это подобные неудачники объясняют «сговором» между государственными торговыми агентами и перекупщиками, которым якобы они «сбрасывают» побыстрее свой товар, имея за это «навар».

Алжирские власти указывают, что данная мера распространение картофеля по льготным ценам было предпринято Министерством сельского хозяйства и развития сельских районов страны с целью стабилизации предложения на рынке и она продлится до середины ноября, хотя побороть спекулянтов ему явно не удалось.

С другой стороны, данная ситуация демонстрирует другую нарастающую проблему – неспособность местного сельского хозяйства обеспечить страну не только зерном, но и другими видами продовольственных товаров, включая менее прихотливый к климатическим условиям, чем пшеница, картофель.

Причем данная ситуация наблюдается, несмотря на заявленный властями в этом году «избыток его производства». Однако местные сельхозпроизводители оказались не в состоянии обеспечить такой уровень производства и здесь уже невозможно все списать на отсутствие дождей и прочие погодные особенности.

Разумеется, свое негативное влияние здесь оказала коронавирусная пандемия, но аккумулирующее негативное влияние при этом вызвали именно действия самого алжирского руководства, жестко зажимающего своих сельхозпроизводителей искусственно ограниченными ценами на их продукцию для магазинов и уголовным преследованием.

При этом его представители, как не устают жаловаться бизнесмены, продолжают создавать на пути бизнеса дополнительные бюрократические препоны.

Заметим, что производители картофеля и вообще аграрной продукции в начале ноября заявили в связи с этим о своих трудностях Национальной палате сельского хозяйства (CNA), утверждая, что данная ситуация «была предсказуемой с учетом трудностей, с которыми нам приходится сталкиваться. Многие из нас обанкротились из-за убытков, понесенных за последние два года», усугубившихся в результате распространения коронавирусной инфекции.

Соответственно, нехватка картофеля на рынке привела к заметному росту на него цен. В ответ в октябре власти АНДР пересмотрели антиспекулятивный закон, резко усилив ответственность виновным в их завышении. Так, уличенным в этом теперь грозит наказание до 30 лет лишения свободы «за любые формы спекуляций», что почти равносильно пожизненному заключению.

Однако как показывает практика, этого было недостаточно для сдерживания роста цен на продовольствие при все большем снижении покупательной способности алжирских граждан.

В результате исполнительная власть кажется «потерянной» и не знающей, что делать, ибо самые суровые кары не имеют, как мы видим, реального стабилизирующего значения на рынке.

Разумеется, можно пойти и далее по пути ужесточения соответствующих законов и ввести за это смертную казнь, которую направо и налево применяли в Сибири колчаковские военно-полевые суды в 1919 г. в отношении виновных в спекуляции торговцев.

Однако этот же опыт показывает, что ужесточение данных мер дополнительно ударит по торговле и экономике страны в целом.

Подобные «предупреждения» со стороны властей в адрес «спекулянтов, навязывающих цены, в частности, на продукты питания», не оказали на них никакого влияния. Более того – они привели лишь к высмеиванию рядовыми алжирцами властей страны вообще и правоохранительных органов в частности, представители которых, как они утверждают, безрезультатно бегают по торговым точкам и лишь дополнительно мешают торговле.

Последняя реакция президента Алжирской республики Абдельмаджида Теббуна была выражена в поручении правительству на последнем заседании Совета министров «в срочном порядке и в исключительных случаях прибегнуть к импорту чтобы наполнить рынок продуктами, которые являются предметом спекуляций». Это касается в том числе картофеля и «белого» (куриного) мяса.

Иными словами, алжирским властям для насыщения своего растущего внутреннего продовольственного  рынка придется дополнительно тратить миллиарды долларов, вырученные от повышения  на мировом рынке цены природного газа, не давая отложить их для пополнения истощившихся золото-валютных резервов.

То есть это более чем очевидное признание в неудаче представителей властей, не желающих видеть очевидные вещи – что прежде всего сделанные ими ограничения на ввоз в Алжир иностранных товаров во многом и подстегнули рост цен на продовольствие, искусственно снизив конкуренцию на рынке и вызвав его нехватку на своем рынке.

К этому же надо добавить, что их усилиями реальная инфляция оказалась на порядок выше официально заявленной в районе 5% в год на фоне произведенных в 2020 – 21 гг. денежных эмиссий, вызвавших потерю алжирским динаром своей покупательной способности.

Также алжирские власти плохо учитывают общую экономическую конъюнктуру, включая рост стоимости нефти и, соответственно, горючего, равно как и других видов товаров, что дополнительно толкает стоимость продуктов питания вверх.

При этом возможности власти АНДР регулировать их стоимость или как-то амортизировать, ограничены. Во всяком случае, даже при таком росте доходности природного газа и нефти при всем желании заметно улучшить ситуацию они не смогут.

К примеру, чтобы даже единовременно раз в году «поделиться национальными богатствами с народом по примеру Объединенных Арабских Эмиратов» (к чему призывают алжирское руководство некоторые оппозиционеры) в размере 100 долларов на человека властям АНДР придется выделить на это 4.5 млрд долларов, а таких  денег в казне нет.

И даже при отсутствии таких трат и сохранении в 2022 г. высоких цен на голубое топливо Алжиру по прогнозам независимых французских аналитиков все равно придется тратить свои прежние накопления.

Также предположим, что уже в 2022 году проблема с продовольствием в стране только усилится. И дело не только в продолжающемся неконтролируемом властями демографическом росте, но и в последних инициативах руководства АНДР.

В условиях грядущего появления на рынке дополнительных сотен миллиардов динар в результате уменьшения и частичной отмены налога на зарплаты и доход граждан цены на продовольствие в обозримом будущем будут только расти, усугубляя и без того безотрадное положение для Алжира, для которого это гораздо опаснее тиражируемых его лидерами «мароккано-израильских происков».

52.13MB | MySQL:103 | 0,606sec